Был ли князь Владимир викингом?

Как прокололись создатели нашумевшего художественного фильма

Эта лента, снятая при участии Первого канала, демонстрируется сегодня чуть ли ни во всех российских кинотеатрах, Центральное телевидение транслирует восторженные отклики зрителей и кинодеятелей на него, реклама фильма звучит отовсюду. А самой лучшей ему рекламой стало то, что посмотреть фильм нашел время даже сам Президент России Владимир Путин, охарактеризовавший князя Владимира как духовного основателя государства Российского, собирателя и защитника русских земель. Правда, слегка усомнившись в исторической достоверности повествования. Действительно, почему фильм назван «Викинг»? Ведь они оставили о себе только страшную память как о жестоких и жадных завоевателях, несколько веков наводивших ужас на всю Западную Европу. Русским не нужна эта сомнительная слава. Тем более, нам совсем не нужен поиск «богатых и знаменитых» европейских «родственников»…

Безусловно, тема возникновения и становления Киевской Руси – первой восточнославянской державы, уже в конце X века ставшей на европейской арене в один ряд с такими могущественными государствами, как Византийская, Франкская, Священная Римская империи, – архиважная и злободневная. Как и тема принятия христианства на Руси. А исторический образ святого великого равноапостольного князя Владимира заслуживает тем более самого пристального внимания.

Создатели фильма «Викинг» изначально ориентировались на лучшие мировые образцы отечественных и зарубежных исторических блокбастеров. На картину была потрачена гигантская сумма – один миллиард 250 миллионов рублей. В течение семи лет высокопрофессиональным творческим коллективом велись съемки, были построены масштабные декорации и сшито около полутора тысяч костюмов. Ожидалось, что картина далёкой русской истории, будет воссоздана идеально. И действительно, многое кинорежиссёру Андрею Кравчуку и его единомышленникам удалось. Тем более, как он заявлял в своих интервью, за сценарную основу была взята первая русская летопись XII века, которая, по оценке такого авторитетного специалиста, как бывший директор Института российской истории РАН, член-корреспондент РАН А.Н. Сахаров, заслуживает полного доверия – «Летопись временных лет», написанная Нестором.

Художественные успехи создателей «Викинга» можно перечислять и перечислять. Раскрыта в полном соответствии с летописным источником тема борьбы за власть между Владимиром и его старшим братом Ярополком, закончившаяся смертью последнего.

Вполне убедительно изображена опасность, исходившая для Киева и всего русского Поднепровья от жестоких кочевников печенегов, совершавших внезапные набеги, грабивших города и села, убивавших и уводивших в рабство тысячи русичей.

Не стал отступлением от истины и ключевой эпизод ленты, когда Владимир обещает византийскому послу принять христианство, но выдвигает обязательное условие: отдать ему в жены сестру императора ромеев Анну. По летописи точно воспроизведены подробности последовавшей затем осады Корсуни (византийского Херсонеса в Крыму), когда русский князь заставляет горожан-ромеев сдаться на милость победителя.

А каковы детально воспроизведенные на экране сцены охоты на зубров, подробности жизни и быта князя и его дружины, простых славян!

Впечатляют сцены беспощадных битв, которыми изобилует лента (хотя по количеству их явный перебор, создающий далекое от реальности мнение, что князь и его окружение только и делали, что проливали кровь; да и звуки этих сражений, сопровождающие показ кадров, излишне громки, просто бьют по ушам).

Словом, фильм заслуживает того, чтобы его посмотреть, например, для того хотя бы, чтобы составить об этом блокбастере собственное мнение.

Но вот какое обстоятельство нельзя не иметь в виду. Само название ленты – «Викинг» – уже вызывает глубочайшее недоумение.

По логике сценариста А. Рубанова и режиссера А. Кравчука, главный герой их фильма князь Владимир был по происхождению (или, может быть, по воспитанию) викинг, то есть представитель норманнского этноса. Из этого проистекает целый ряд далеко идущих выводов, ставящих всю историю Киевской Руси и вообще государства Российского с ног на голову.

Кстати, такая смысловая метаморфоза отнюдь не оригинальна, она восходит корнями еще в XVII век, когда Швеция в ходе войны захватила русский Северо-Запад, Приладожье и Ингерманландию, отрезав Московское царство от Балтики, и эту аннексию необходимо было чем-то оправдать, обосновать незаконные притязания на русские земли. В исторической науке эти не соответствующие правде обоснования шведских захватов российской территории получили название норманнской теории, а вдалбливавшие в головы русских и вообще всех европейцев эту чушь ученые стали называться, соответственно, норманнистами.

Но уже в XVIII веке М.В. Ломоносов и другие выдающиеся российские историки – антинорманнисты убедительно доказали, что ни князь Владимир, ни его предшественники не имели вообще никакого отношения к викингам.

Рубанов и Кравчук, как они утверждают, основывали свои исторические изыскания и последующее художественное воспроизведение сценарного материала на «Повести временных лет» Нестора. Там, действительно, говорится о появлении на Руси Рюрика и его братьев, которые были призваны восточными славянами на княжение. По словам Нестора, в 862 году состоялось призвание их на новгородские земли. К нам прибыли три брата с родами своими: Рюрик, Синеус, Трувор. Рюрик сел на княжение в Новгороде Великом, Синеус – на Белоозере, Трувор – в Изборске. По смерти Синеуса и Трувора вся власть перешла к Рюрику.

Владимир, его братья и потомки были продолжателями рода Рюрика – Рюриковичами, правда, все более и более ославянившимися, потому что из поколения в поколение браки князьями заключались по большей части с представительницами славянского племени.

Но весь казус этой истории заключается в том, что Рюрик и его родичи были вовсе не викингами, то есть норманнами, а варягами – представителями родственных восточным славянам южнобалтийских славян.

Это подтверждается многочисленными источниками, как письменными, так и новейшими археологическими изысканиями. Таким образом, окрестив Владимира «викингом», создатели киноленты притянули это название «за уши», и вольно или невольно, но извратили историческую правду.

Как говорится, «Федот, да не тот».

Обратимся к летописи Нестора и увидим, что варягов летописец четко и однозначно отделяет от скандинавов. Он перечисляет среди прочих самостоятельных этносов такие, как урмане (норвежцы), свеи (шведы), дане (датчане), варяги. Заметьте: и речи нет ни о каком отождествлении варягов с первыми тремя этническими группами, которых Европа знала под именем викингов.

Появилась, правда, теория, что пришедшие на Русь варяги вообще представляли «конгломерат» искателей счастья из многих племен: и скандинавов, и балтов, и прочих. Некий «интернационал»…

Резонен вопрос: а на чем ещё, кроме летописи, основывается предположение о братских узах, соединявших варягов с нашими предками?

И глубоко исследовавший проблему этнической близости разных славянских ветвей член-корреспондент РАН А.Н. Сахаров убедительно отвечает: прежде всего, на общности языка. Она стала основой тесных отношений. Не случайно Нестор говорит: славянский и русский языки суть «одно есть». Варяги же многократно упоминаются под именем Русь. Заметьте, не викинги зовутся «Русь», а варяги.

Кроме того, не только в наших летописях, но и сочинениях западноевропейских, латинских хронистов называются обитавшие в различных регионах Европы славянские племена, в корнях названий которых присутствует одинаковое созвучие: русичи, русины, рутены, руги… Огромный славянский мир, населявший большие территории и Восточной Европы, и Западной.

Если пригласившие Рюрика и его родичей новгородцы (ильменские славяне) хорошо понимали их речь, знали нравы, обычаи, традиции и не считали иноплеменниками, тогда многое в нашей далёкой истории становится на свои места. Тогда описанные Нестором события перестают казаться фантастичными…

Не подлежит сомнению, что как раз языковое родство и другие явственные признаки этнической близости и побудили новгородцев пригласить варягов. Это было вопросом элементарного здравого смысла, что защитники норманнской теории старательно замалчивают. Вдумайтесь: кому придет в голову звать себе во властители чужеземцев, воинственных, жестоких и жадных (а именно такими остались викинги в памяти народов Франции, Великобритании и других европейских стран, переживших весь ужас их нападений с моря), с которыми, вдобавок, славянам и объясниться-то почти невозможно?

Из летописи мы знаем также, что в последней четверти X века, в период усобицы между сыновьями Святослава князь Владимир бежал за море, к варягам, спасаясь от Ярополка (некоторые эпизоды этой истории показаны и в фильме «Викинг»). Давайте на миг предположим, что местом его изгнания была Скандинавия. Тогда, вернувшись с варяжской дружиной и победив около 980 года Ярополка, он, наверное, попытался бы утверждать в Киеве порядки, чем-либо напоминавшие норманнские, хотя бы отдаленно, например, в области верований.

Владимир действительно проводит в жизнь религиозную реформу, предшествовавшую принятию им и дружиной, а затем и всеми киевлянами и новгородцами, христианства. Но насаждаемый им в дохристианский период, явно под влиянием впечатлений от пребывания на чужбине, культ языческих богов ничего общего с богами викингов не имеет: в древнеславянских капищах нет и намека ни на Одина, ни на Торна… Зато внедряется культ языческих богов во главе с Перуном, которому приносятся человеческие жертвы, как у поморских славян – жертвы богу Световиту. Это, между прочим, главный бог южнобалтийских славян, вагров и ранов. Нельзя забывать, что именно помощь варяжской дружины помогла Владимиру добыть престол. Так где нашел прибежище Владимир?

Или возьмем имена. Приходится слышать утверждения, что Рюрик и прочие имена (скажем, Ивор), упомянутые в летописи и относящиеся к концу IX – началу X вв. – скандинавского происхождения. Да ничего подобного, они характерны и для поморского славянства, для балтов, пруссов… Кстати, пруссы были балтийским племенем. А балты и славяне – фактически двоюродные братья. Долгое время они представляли единую балто-славянскую общность, которая, сначала отсоединившись от германцев, в свою очередь сама начала разделяться в последние века первого тысячелетия. Так появились литовцы и латыши. Пруссы близки им. А проведенные недавно археологические раскопки в районе Калининграда дали новые материалы, подтверждающие тесные связи тамошних местных жителей с восточно-славянскими землями.

Однако есть существенное «но»: Нестор определяет пруссов, как самостоятельный этнос. То есть с варягами он их явно не отождествляет.

Тем не менее, даже не будучи пруссами, Рюрик и его роды могли выйти из прусской земли: археологи нашли свидетельства расселения поморских славян и на этой территории.

Можно услышать возражения: Киев большой промежуток времени платил варягам дань, как, скажем, позднее – татаро-монголам. Выходит, вели себя поморские «братья» на Руси и как завоеватели. Нет ли здесь противоречия с утверждениями об этнической и прочей близости восточных славян и варягов? Современному человеку, действительно, такие отношения могут показаться странными.

Кстати, сам факт их княжения в Новгороде и других русских городах не является чем-то необычным, экстраординарным. Во времена Средневековья практика приглашения со стороны не вовлеченных во внутренние конфликты князей с дружинами была делом обычным, более того, традиционным. Они помогали останавливать кровавые междоусобицы и примирять враждующие стороны. На них возлагалась и защита от внешней агрессии.

Надо иметь в виду и постоянные давнишние связи восточных славян (ильменских, или новгородских) с землями, которые были заселены варягами, что также подтверждает реальность пришествия Рюрика и его братьев на Русь.

Конечно, можно было бы не заострять так внимание на досадной глубинной ошибке создателей фильма «Викинг», окрестивших Владимира – равноапостольного крестителя Руси – норманном, если бы из этой посылки не проистекал ряд лживых и вредоносных выводов.

Скажем, 4 ноября 2016 г., менее чем за два месяца до выхода на экраны творения А. Рубанова и А. Кравчука, на Боровицкой площади перед Кремлем Президент торжественно открыл памятник великому князю Владимиру. На церемонии говорилось, что это он укрепил могущественную славянскую державу – Киевскую Русь и возвысил её, что он был выдающимся государственным деятелем, «положившим начало созданию единой русской нации».

Но кому же тогда, спрашивается, воздвигнут величественный монумент в сердце столицы? Викингу, норманнскому завоевателю? Или выдающемуся русскому князю?

Хочется верить, что русскому князю. По крайней мере, в выступлении Президента и в речах представителей политической и духовной элиты слово «викинг» ни разу не прозвучало. Да и послы скандинавских стран, как полагается в подобных случаях, приглашения на церемонию не получали…

По Рубанову и Кравчуку выходит, что это норманны-викинги принесли государственность на Русь. Но утверждение, что государство появилось на Руси с приходом иноземцев, хоть викингов, хоть варягов – абсолютно ложное. Множество фактов свидетельствует, что оно сложилась задолго до варяжского призвания, и на северо-западных территориях, где со временем возвысился Новгород, и в поднепровских землях полян с центром в Киеве. Другой вопрос – в каких формах, насколько оно было развитым. Но то, что государственность существовала еще задолго до Рюрика – несомненно.

Можно вспомнить также факт из дипломатической истории: еще 838 – 839 годами датируется посольство русов (в данном случае речь идет именно о восточных славянах) в Константинополь и во Франкскую империю. Активная внешнеполитическая деятельность – это ли не признак государственности?

Теперь возвращаемся к фильму.

Авторы проекта «Викинг», безусловно, профессионалы в области производства кино и телепродукции. Но они не историки. Возможно, в случае с выбором названия им не хватило элементарных знаний истории Древней Руси, а может быть, и специальных консультаций с авторитетными учёными. С другой стороны, похоже, вопросы исторической достоверности как таковой киношников интересовали больше на словах. Ведь им явно была нужна захватывающая история викинга, а не русского князя. И они сделали эту историю!

Таким образом, коммерция возобладала над исторической правдой, идеологией и геополитикой.

Разумеется, в нынешнее непростое время, когда властвует чистоган, творческие проекты должны окупать себя и приносить прибыль создателям. Понятно, что и авторы «Викинга» справедливо мечтали о грандиозном коммерческом успехе картины не только в России, но и за рубежом. И с точки зрения маркетинга, в целях «заманивания» зарубежного зрителя название «Викинг» обладает узнаваемостью и привлекательностью. Можно смело гарантировать, что фильм вызовет интерес, например, в тех же скандинавских странах.

Более того, в обстановке массированной информационной и идеологической агрессии против России, фильму с названием, исторически унижающим наше государство, будет обеспечена эффективная реклама и широкий прокат по всему миру.

Этот маркетинговый ход обеспечивает прибыльность проекта. Но в то же время он превращает картину в весьма эффективный информационный инструмент для глобальной пропаганды и популяризации фальсифицированной истории создания государства Российского…

И, возможно, историко-геополитическая ложь, подчеркивающая «неславянскость», «нерусскость» создателя Киевской Руси и её крестителя, заинтересует даже оргкомитет американской кинопремии «Оскар», чутко реагирующий на любые веяния в российском кинематографе, ставящие под сомнение нашу национальную идею под соусом пропаганды «общечеловеческих» ценностей, и приветствующий всё русофобское.

Надо иметь в виду и то, что историческая правда о святом равноапостольном великом князе Владимире ныне стала камнем преткновения между Россией и Украиной.

Увековечив Владимира в центре столицы, Россия однозначно указала на его выдающееся место в своей истории и зримо продемонстрировала, что не собирается отдавать основателя русского государства на откуп идеологам украинского национализма, которые уже приклеили князю Владимиру лживый ярлык «украинец».

Однако опасность после появления фильма, в котором основателя Руси (России) теперь причисляют к викингам намного серьезнее. Ведь вместо того, чтобы содействовать защите русской истории и закреплении в массовом сознании славянского, русского происхождения князя Владимира, медийная власть своим продуктом фактически уничтожает все, что было сделано на Боровицкой площади и ставит в странное положение высоких участников той торжественной церемонии. Ибо всего через два месяца после открытия памятника «Викинг» вдруг «разъяснил» гражданам, кому «на самом деле» возвели монумент у стен Кремля.

Спрашивается, ради чего мы боролись с псевдо «украинством» князя Владимира? Чтобы тут же позорно сдать его норманистам?

Почему вообще госбюджетом профинансирован фильм, идеология которого не соответствует как исторической правде, так и геополитическим интересам государства?

Неужели в команде проекта не оказалось специалистов, которые разъяснили бы авторам фильма вредный идеологический смысл и негативные последствия выбранного ими названия.

Интересно было бы узнать реакцию на фильм и Министерства культуры, и Министерства образования. Пока же, к великому сожалению, два главных министерства, отвечающих за идеологию и воспитание населения, возглавляемые учеными историками (!), будто не видят явного прокола «Викинга».

Сегодня в сети уже появились материалы, сравнивающие фильм «Викинг» с масштабной историко-идеологической диверсией против молодого поколения России. Авторы же проекта постоянно заявляют, что они рассматривали юношество в качестве основной зрительской аудитории. Для её привлечения, кстати, фильм и снят в стилистике популярного американского фэнтези «Игра престолов». Чтобы охватить максимальное количество населения, в российский прокат фильм вышел в двух версиях с разными возрастными ограничениями: «12 плюс» и «18 плюс».

Киноверсия истории России с элементами «фэнтези», спецэффектами и вполне совершенной компьютерной графикой делает поклонниками «Викинга» не только молодежь, но и детей. А по логике развития любого продукта массовой поп-культуры, как только «Викинг» «возьмет» кинотеатры, вскоре возникнет целая индустрия, пропагандирующая данный кинобренд. Тут и телевизионный сериал, и компьютерная игра, и детские игрушки, и одежда с яркими ярлыками и т.п.

Уже сегодня на базе бывшей съемочной площадки фильма в Крыму функционирует культурно-исторический центр и кино-парк «Викинг», где посетителей просвещают насчет «великих» свершений норманнов, в том числе и на русской земле.

Спрашивается, какие исторические знания, какую идеологию может заложить проект с названием «Викинг» в несформировавшиеся души юных россиян? К истории каких народов призваны пробудить интерес фильм или, скажем, компьютерная игра, главный герой которых викинг? Дании, Норвегии, Швеции?

Смогут ли взрослые после знакомства детей с этим «Викингом», не будучи историками, доходчиво и верно объяснить ребенку, кем на самом деле был князь Владимир?

И вообще, соответствует ли фильм, пропагандирующий иноземцев-викингов, задачам власти и общества в области историко-культурного и патриотического воспитания молодежи? Как учителя будут объяснять ученикам вздорную ситуацию с «Викингом»? В стиле продюсера фильма К. Эрнста, путано объяснявшего в интервью своему Первому каналу, что «викинг…конечно не викинг»?

А ведь после просмотра зрелищного фильма учебник и даже самое сокровенное слово преподавателя уже ничем не помогут. В историческом сознании большинства российских школьников и студентов прочно закрепится информация, что русское государство создали не славяне, а викинги.

Тогда викинги автоматически становятся героями игр и кумирами для подражания российских детей. Индустрия «Викинга», соответственно, быстро потеснит или вообще вытеснит традиционные отечественные исторические бренды, такие как «русский витязь» и «русский богатырь». Так и происходит мягкий, изящный исторический и идеологический ребрендинг важнейших этапов нашей истории… Вот такие опасные метаморфозы сулит выход на экраны разрекламированной киноленты вроде бы с безобидным, даже увлекающим названием.

Русские сохранились и сегодня снова поднимаются с колен вопреки всем чужеземным нашествиям и другим ужасающим катаклизмам, пронесли свое гордое название через тысячелетнюю историю, освоили 1/6 часть суши (сохранив коренные народы), превратили свое государство в мировую сверхдержаву, создали уникальную цивилизацию.

А что викинги? Жестоко и дерзко грабили Западную Европу…

Это не мы, а европейцы должны доказывать свою историческую и генетическую близость с Россией и русскими. Это скандинавы и вездесущие мастера Голливуда пусть экранизируют норманнские сказки о «невероятных приключениях викингов в Древней Руси»…

Какой же мне, например, видится выход из всей этой истории? Да очень простой – было бы совершенно оправданным со многих точек зрения, если бы «Викинга» взяли да скоренько переименовали. Как назвать киноленту? Да хоть «Владимир». Кстати, не так давно был снят несколько более скромный по бюджету и не такой претенциозный, но не менее любопытный художественный фильм «Ярослав». Он повествует о сыне Владимира, великом князе Ярославе (княжил в Киеве в 1019 – 1054 гг.), пережившим в молодости такую же кровавую, как и его отец, феодальную междуусобицу, но так много сделавшим для Отечества, за что и был прозван Мудрым.

Андрей СОКОЛОВ

Сетевой литературный журнал «Камертон»

19 января 2017

http://webkamerton.ru/2017/01/byl-li-knyaz-vladimir-vikingom/

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*