Картины подполковника милиции Быльдина

Как же непросто дались первые строки этого рассказа. Вроде бы так просто.Буквально за пару дней до Дня Победы на встречу с жителями Ханкайского района приехал начальник УМВД России по Приморскому краю генерал Николай Николаевич Афанасьев с руководителями основных структурных подразделений Управления и руководителем Совета ветеранов правоохранительных органов края полковником Валерием Ивановичем Яшиным.

Во дворце культуры с. Камень-Рыболов собрались жители, сотрудники районного УВД, ветераны. Это в расписании начальника краевого УВД уже далеко не первая такая поездка, такое вот выездное заседание и отчет о работе подразделения перед жителями территории. Но в такое горячее предпраздничное время район выбран был не случайно. Сам Николай Николаевич Афанасьев определи: побывать здесь именно перед 9 Мая, чтобы обязательно встретиться с участником Великой Отечественной войны, ветераном правоохранительных органов Фёдором Митрофановичем Быльдиным. Этот человек привлек внимание генерала не только, как солдат Победы, как достойный представитель ветеранских рядов тогда еще милиции, но и как… художник. По настоящему картины свои писать Фёдор Митрофанович начал только выйдя на пенсию. А 14 сентября этого года Быльдин готовился отпраздновать 93-й день рождения.

НЕ ПОЛУЧИЛОСЬ. 19 июля Фёдора Митрофановича не стало. А на этот день рождения обещал приехать к нему генерал Афанасьев, и председатель Совета ветеранов ОВД Приморского края и внутренних войск полковник Яшин… Да и вообще, народу, как впрочем и всегда, в этот день в доме Быльдиных собралось бы точно немало…

Ну, никак не получается говорить об этом человеке в прошлом времени. Да, наверное, и пытаться не надо. Потому что живет Фёдор Митрофанович и будет жить в своих детях, внуках, правнуках и в своих удивительных картинах. Они выставлены в музее с. Камень-Рыболов, где и беседовали открыто и с юмором генерал Афанасьев и подполковник Быльдин.
Справка: Фёдор Митрофанович Быльдин родился 14 сентября 1924 года в с. Троицкое Ханкайского района. Отсюда в 17 был призван в армию. А в 19 лет ушел на фронт. Это бы 1943 год. Служил в 71 полку 60-й Гвардейской дивизии. Был старшиной пулеметного расчета. Дважды был ранен. В августе 1945 года принимал участие в войне с империалистической Японией. Награжден орденом Отечественной войны П степени, медалями «За отвагу», «За боевые заслуги», «За победу над Японией» и множеством юбилейных наград.

В 1949 году вернулся Фёдор Быльдин в родное село. Там ждала его — мама. Надо было устраиваться на работу, получить прописку. Мечтал поступить в художественное училище. Пришел в местное отделение милиции. А там сказали – не пропишем! ??? Это от изумления солдат Быльдин даже дар речи потерял. А ему сотрудник отделения лет 70-ти объяснил: пока не пойдешь к нам служить, в органы.

— А я в детстве хотел быть художником. Но тут война, 8 лет служил в армии. Война свои условия диктовала… Потом в 1949 году демобилизовался. Вернулся домой, сюда. А меня не прописывают. Говорят, пока не пойдешь служить в органы, в милицию – не будет тебе прописки. Пришлось идти на службу в милицию. И так вот 36 лет календарных там на разных должностях и отслужил.

Этот рассказ слушали собравшиеся в музее возле картин ветерана вместе с начальником краевого УВД генералом Афанасьевым. А Фёдор Митрофанович такую хитрую паузу сделал перед последними словами, что все просто замерли. А после заявленного ультиматума смеялись дружно и долго, как и сам Быльдин.

— Вот так я и оказался в милиции. Меня тут же, как грамотного человека, да еще с хорошим почерком назначили начальником паспортного стола. Так что я тут весь район паспортизировал. До 40 паспортов в день один заполнял, регистрировал, выдавал. А вечером шел в отдел работать… Здесь же закончил одиннадцать классов вечерней школы. И меня руководство отправило учиться в Хабаровскую школу милиции. Сказали – нам нужны профессиональные кадры! Я работал на многих должностях. И в уголовном розыске, и начальником паспортного стола, вневедомственной охраны.

Могу сказать, что работала тогда милиция здорово. Вот придешь домой после работы часов в 9 вечера. А в 11 или 12 ночи тебя снова поднимают на происшествие. А утром – будь добр на работе быть вовремя. Мне тогда 25 лет было. Вообще в милиции такие мощные работали сотрудники, хотя и в возарсте уже — кому 60, а кому и 70 лет, — но все профессионалы великие. С огромным жизненным опытом, с большими практическими знаниями, с повышенным чувством ответственности. У нас передовое знамя по итогам работы в районе всегда было.

Надо сказать, что в этой напряженной работе очень помогала фронтовая закалка. На фронт ушел в 43-м году. Мы перегоняли по всем фронтам эшелоны с грузом, с военной техникой, наша задача была этот груз доставить в полной сохранности. Там я прямо у пулемента и спал. Мы и под бомбежками, под обстрелами груз доставляли, товарищей своих терял. Вот едем, мне мой товарищ рассказывает, что он будет делать после войны, а тут налет фашистских самолетов. Закончился, думал, разговор продолжим, а товарищ мой пулей прошит. Самолеты не просто бомбы сбрасывали, а еще из пулеметов нас расстреливали. Такое уже не забудешь.

А победу я встретил в санитарном поезде. Ранение получил, везли на лечение. А тут вдруг 9 мая стрельба кругом началась, крики веселые. Что такое? И услышал слово – Победа! Мы его все подхватили, столько было слез, никто не стеснялся, столько радости было! Потом вот вернулся уже домой. У меня тут мам одна осталась. Поучаствовал немного в войне с Японией. Медаль есть у меня за это.

Конечно, было интересно всем, когда рисовать научился Фёдор Митрофанович, где учился? Оказывается, как он сам говорит – просто любитель.

— Это вот я в прошлом году нарисовал. А вообще рисую с детства. В армии рисовал фронтовые разные листки. А потом, считай, 50 лет не рисовал, работы было много.. Ночь-полночь – работа призывала круглые сутки. Только придешь с работы часам к 9 вечера, а уже в 11-12 ночи тебя подымают, и пошел до утра. А утром снова на работу. Такая в органах работа. А вот пошел на пенсию и начал рисовать. Больше всего на моих картинах природы, родных мест, зверей, птиц, что водятся в нашем районе, ну, и что-то придумываю иногда… Места у нас очень красивые, земля богатая. И было время, когда процветал район. Всем была работа, и о культурном досуге не забывали, было, где молодежи собраться, потанцевать, спортом заняться, музыку послушать, песни попеть. Я сам очень петь люблю. Голос сильный у меня. В армии был полковым запевалой. Да и сейчас в хорошей компании от души пою. Чем еще занимаюсь? Меня часто приглашают в школу с учениками встречаться. Никогда не отказываюсь. Потому что очень важно рассказать ребятам правду о войне. И душу греет, что им это интересно, вопросов задают много. Страшно ли было под обстрелами? Какими были мои однополчане? О чем мечтали… А я вот вспоминаю всегда, как страшно было первое время, как потом уже и к взрывам привык, и к тому, что спать приходилось прямо возле пулемета. Вот только привыкнуть невозможно к тому, что на твоих глазах гибли твои одногодки, твои товарищи…

И вот после войны тоже терять своих сослуживцев уже в милиции пришлось. Это очень тяжело. Люди выполняли честно свой долг. Гибли, чтобы в живых остались другие, твои соседи, твои земляки. Ну, такая вот это наша милицейская служба. О ней можно рассказывать очень много. Чего только не было за эти годы. Считаю, что очень ответственная должность в органах внутренних дел – это участковый инспектор. Это – хозяин территории. И я точно знал, что главное – правильно общаться с людьми. Я знал каждого жителя своего участка. А это четыре села: Астраханка, Камень-Рыболов, Владимиро-Петровка и Пархоменко. В каждой хате был, знал кто, чем дышит, где работает, какая обстановка в семье. Рассматривал внимательно каждое обращение. А их в день десятки были. И кража кур, и забор поваленный, и драка между соседями, а то и просто жены жаловались на пьяных мужей. На все реагировал. А уж тех, кто закон нарушал, кто из мест лишения свободы пришел знал наперечет. Однажды из УПЗ РОВД Ханкайского района сбежали три преступника, которых приговорил суд к 15 годам тюрьмы особо строгого режима. На задержание их отправили и Фёдора Быльдина. Он его и задержал. Премию за это выдали большую – 50 рублей! Надо отметить, что на все серьезные происшествия в группу обязательно включали молодого фронтовика. А как иначе? Парень крепкий физически, подготовлен отлично, владеет приемами самбо – учили его этому специально на курсах во Владивостоке, район знает прекрасно, с людьми всегда общий язык находит и стреляет отменно.

— Самое основное, я считаю, это правильно поговорить с человеком. Мне даже сослуживец мой однажды сказал, что Орден надо мне дать за то, как у меня получается раскрывать преступления именно благодаря правильному общению с людьми. Я за месяц однажды 20 краж раскрыл. Было такое. Видите, надо посмотреть, что же человек из себя представляет. Узнать его психологию. Много разных случаев было таких. У меня тогда уже была своя машина, как участнику войны, мне продали из МТС ГАЗ-67. Как-то меня ночью встретили человек 10 условно освобожденных уголовников. Им, видимо, машина понадобилась. А я будку сделал на машине. Выскочили эти мужики перед машиной, я остановился. Они хотели дверцы открыть, а они закрыты, а ручка у меня в кармане. Так что и не залезешь в машину. Я вижу – дело плохо. И сдавать давай назад. Затормозил резко. Скинул их с капота и умчался. А утром поехал в спецкомендатуру во Владимиро-Петровку. Одного из этих нападавших опознал. И отправили его в тюрьму.

Или такой случай: одна женщина прибежала ко мне из Владимиро-Петровки. Это не близко. Ой, мой муж, такой-сякой, меня побил. Начальник меня отправил туда, езжай, говорит, ты там всех знаешь, разберешься. И не сказал, что он уже наших троих побил. Пожарному инспектору нас разбил. Такой хулиган здоровенный. Я иду, а этот мужик мешок несет со склада. Я к нему. Он на меня: ага, легавый! Сейчас я и тебе устрою! Я ему говорю, чего ты, Володя, шумишь? Бросай мешок. А тот на меня с кулаками. Ну, я его и свалил приемом. Он упал. Подскакивает. Я его второй раз с ног сбил. И тут он мне говорит: ну, Фёдор Митрофанович, я только тебя и уважаю среди ментов ваших. Ну, ты сила! И весь его пыл пропал.

Рассказал Быльдин и о том, как спас человека от тюрьмы. Тот пару поросят с фермы украл. Дома двое детей совсем маленьких, жена на хозяйстве. А хозяйство – домишко убогий, даже кровати нет. Голодно, бедно. И поросята эти в сенях хрюкают. Хозяин даже врать не стал, что купил живность где-то. Признался во всем. А молодой милиционер вместо того, чтобы арестовать и отрапортовать о раскрытии дела, показал воришке на детей, на жену и спросил: про них подумал? Возвращай украденное на ферму, пусть тебя рассмотрят на собрании коллектива. Так и было сделано. Потом благодарили его оба за такое решение.

Историй таких и не перескажешь всех. Многотомный перечень получится за годы службы. Но и выйдя в 1976 году на заслуженный отдых, Фёдор Митрофанович для своих земляков так и остался настоящим милиционером. К нему шли за советом, ему рассказывали о нарушителях. А если случалось что серьезное , то Быльдин точно знал с кем и как надо составить разговор. И в ОВД района с ним всегда поддерживали самые прочные и теплые отношения. За советом по разным профессиональным вопросам обращались, выслушивали мнение о той или иной ситуации в районе, в селе. Знаниями своими и опытом Быльдин всегда открыто делился. Верность нелегкой своей профессии передал Фёдор Митрофанович и своему сыну Сергею. Тот 26 лет уже отдал службе в органах правопорядка. И тоже заслужил уважение и доверие своих земляков. И дочка Валентина все лучшие черты папы взяла. Семья вообще очень дружная. А уж Фёдор Митрофанович для всех – гордость и пример.

Общение с ветераном в тот день продолжилось в кабинете Ханкайского УВД. Столько интересного рассказывал Фёдор Митрофанович, с таким юмором, с такими точным подробностями, что прямо картина перед глазами вставала. А как душевно поет подполковник в отставке – заслушаешься! О работе своей, о товарищах, о тех, кто сегодня трудится в полиции подполковник Быльдин говорил с особым уважением, теплотой и гордостью. На вопрос, что считает главным для сотрудника полиции, ответил так:

— Сотрудникам, которые сегодня несут службу в органах, хочу пожелать одно: пусть трудятся, как мы трудились. Пусть свою работу уважают, честь мундира берегут, не роняют достоинство сотрудника внутренних дел и никогда не черствеют душой в отношении к людям. Это -самое главное во все времена.

А когда пришло время провожать гостей, Фёдор Митрофанович сказал:

— Приезжайте 14 сентября ко мне на день рождения. Я пенсию получаю хорошую, запасов хватает, посидим, поговорим, споем вместе! Я приглашаю вас. И вот генерал Афанасьев обещал ко мне на день рождения приехать. Так что ждать буду и стол накрою от души!

И уверенно можно сказать: так все и было бы. Фёдор Митрофанович всегда любил людей, и слово свое всегда держал.

Первый раз только обещание не выполни. И последний…

Не по своей воле. От этого особенно больно. Но 14 сентября к нему в гости, как и обещали, приедут и генерал Николай Николаевич Афанасьев, и председатель Совета ветеранов ОВД Приморского края и внутренних войск Валерий Иванович Яшин. Людей, как обычно, соберется много. Так что не получится у подполковника Быльдина уйти в небытие. Такую вот яркую картину своей жизни написал он за свои почти 93 года…

 

Татьяна БОГАТИКОВА

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*