Криминологическое прогнозирование влияния криминальной субкультуры на молодежную среду

Геннадий Петрович Старинов
подполковник милиции в запасе,
начальник отдела ДВ РУБОП
по г. Комсомольск-на Амуре
(1993-1997 гг.).
Ветеран боевых действий.
Награждён государственными наградами: медалью «За Отвагу»; медалью-ордена «За заслуги перед Отечеством»
2 степени.
Кандидат экономических наук, доцент, заместитель декана социально-гуманитарного факультета Комсо-мольского-на-Амуре государственного технического университета

Концепция прав человека возникла на основе синтеза римской юридической науки и христианского гуманизма. Соединение этих двух культур стало базовой платформой для развития современной европейской цивилизации.

При этом необходимо учитывать, что права человека в наиболее распространённом их восприятии представляют собой область дозволенной конкретному индивиду самостоятельности.

Конституционные принципы провозглашают права человека и гражданина высшей ценностью, которые подлежат особой защите со стороны государственных органов.

Таким образом, правозащитная деятельность является правовой конструкцией одного из важнейших элементов конституционной системы защиты прав человека и гражданина.

Каждый гражданин Российской Федерации имеет право свободно выражать свои мысли, формировать свои жизненные принципы, однако данный процесс опосредуется рядом социальных, экономических, психологических факторов.

Человек живет и формируется в обществе, поэтому формирование его правосознания происходит под воздействием особенностей общества, эти воздействия могут быть как позитивно, так и негативно направленными.

Криминальная субкультура выступает одним из факторов такого негативного влияния и является одной из основ объективно существующего социально-правового явления как преступность.

Криминальная субкультура представляет собой комплекс социокультурных ценностей «преступного мира», включающий ценностно-мировоззренческие установки, нормы и правила поведения профессиональных преступников и лиц, стремящихся следовать их примеру, которому присущи внешние атрибуты криминального образа жизни, такие как уголовный жаргон, криминальный фольклор, татуировки и т.д.

Можно выделить следующие элементы криминальной субкультуры:

— криминальная идеология — основная цель — оправдать преступный образ жизни, пропагандировать его как единственно верный, достойный настоящего человека, снять нравственные барьеры у людей, оказавшихся перед выбором противоправного или правового типа поведения;

-криминальная нравственность или система норм, противопоставляемых моральным нормам общества;

-криминальный образ жизни, который представляет собой привлекательный тип поведения;

— криминальная организация;

— криминальный культ, включающий культ личности.

Преступная субкультура это опасное социально-психологическое явление, получившее повсеместное распространение в современном российском обществе и способное самым отрицательным образом воздействовать на многие стороны общественной жизни. Усилия криминологов должны быть направлены, в том числе, на разрушение основ криминальной субкультуры.

Криминальная субкультура является антиподом общей культуры, паразитирует на её достижениях, превращая действительно культурные ценности и достижения человечества в их суррогат.

Механизм воздействия криминальной субкультуры на молодое поколение таков, что восприняв ее, человек «освобождается» от социальных запретов, для него утрачивают значение моральные нормы общества, он формирует уже иные жизненные принципы, лежащие в основе противоправного поведения.

Не менее важным проявлением криминогенного влияния на молодежь является проникновение в ее сознание и поведение элементов криминальной субкультуры, таких как уголовный жаргон, тюремный фольклор, татуировки с криминальной символикой и значением.

Влияние на молодежь оказывает пропаганда или «культ личности» криминальных авторитетов. Информация о криминальных авторитетах передается исключительно в положительном ключе, их жизненный цикл демонстрирует различные формы противостояния всем нормам и нравственным ценностям общества.

Тревожным симптомом становится распространение элементов преступной субкультуры в повседневной жизни. Многие слова и выражения из жаргона осужденных перемещаются в обыденную речь, употребляются в публикациях средств массовой информации, используются политиками, руководителями различного уровня.

Основные закономерности или причины распространения  криминальной субкультуры в современной России можно условно разделить на три группы: общесоциальные, криминологические и правовые.

Общесоциальными детерминантами являются: бесконтрольная со стороны общества деятельность средств массовой информации, которые стремясь к получению прибыли и популярности пропагандируют преступный образ жизни, криминальную субкультуру.

К психологическим причинам можно отнести деформацию правосознания, дальнейшее развитие криминолого-экономической депривации и представление индивидов о несправедливом характере распределения  материальных ценностей.

Правовые детерминанты  в виде несовершенства законодательства предопределяют  неэффективность криминологической политики государства в сфере не только формирования правомерного поведения личности, но и формирования правовой нравственной идеологии государства, основной частью которой является предупреждения процесса распространения криминальной субкультуры в обществе.

Анализируя  текущую политику в России по формированию правомерного поведения, можно утверждать, что в российском обществе  распространению негативных обычаев и традиций, укреплению «воровского» сообщества способствует и то, что «воровское» движение вышло на новый, более качественный виток криминального управления молодёжной политикой, формирующей новое поколение преступников.

В своей статье от 04.10.2017 г. корреспондент отдела политики «Независимой газеты» Екатерина Трифонова  пишет, что в последнее время опасную популярность набирает неформальное движение «Арестантский уклад един» (АУЕ), которое пропагандирует среди подростков жизнь по воровским понятиям. Насчитано в соцсети «ВКонтакте» около 40 таких сообществ с количеством подписчиков примерно в 1,5 млн. человек.В «Одноклассниках» найдено 1,5 тыс. сообществ, где состоит не менее 650 тыс. человек, в YouTube количество просмотров соответствующих каналов превышает 24 млн.

Это связано с тем, что низкий уровень социального благополучия, криминальная субкультура способствуют одурманиванию молодёжи воровской романтикой, втягиванию несовершеннолетних в преступную деятельность.

Всё это в конечном итоге направлено на формирование в общественном сознании своеобразной извращённой криминальной нравственности. В данном случае представители творческих профессий, воспевающие ценности преступного мира, являются в определённой мере соучастниками преступлений, так как вносят в культуру общества факт признания высокой социальной значимости криминальной среды.

Из-за их «творческой» деятельности в сознании части молодёжной среды укрепляется мнение о том, что иметь судимость, носить символику принадлежности к преступному миру, является признаком определённой доблести.

Распространению преступной идеологии на Дальнем Востоке среди молодёжи послужила и высокая концентрация исправительных учреждений – Хабаровский край — 14; Приморский край — 23; Магаданская область — 4; Амурская область — 6; Еврейская автономная область — 5; Камчатский край — 6; Сахалинская область — 4.

К сожалению, криминальное прошлое города Юности, изрядно потрепанное в начале столетия сотрудниками правоохранительных органов, вследствие привлечения к уголовной ответственности так называемых воров «в законе», делает новые попытки своего возрождения. Размещённые в социальных сетях клипы различных авторов и композиторов, активно пропагандируя воровскую романтику, пытаются вовлечь в  преступную деятельность  подрастающее поколение.

Чего только «стоит» видеоклип песни на музыку Дмитрия Сулея и стихи Олега Альпийского, идеализирующего криминальный образ  покойного вора «в законе»  Васина Е.П.  (кличка «Джем»). Авторы, не стесняясь, возводят криминального авторитета на один уровень с Христом. Позволю процитировать некоторые выдержки: « … на Голгофе распятый, рядом с наших Христом…. Помнит тебя вся Россия «воровская»…».

Делая из него якобы благородного человека, авторы клипа сознательно упускают один из очередных фактов его криминальной биографии, связанной с февральскими событиями 2001 года, когда по личному указанию «Джема» в кафе «Чародейка» города Комсомольска-на-Амуре были заживо сожжены четыре человека, ещё четверо молодых людей умерли в больнице, двадцать человек получили сильнейшие ожоги, многие из них остались инвалидами. Все погибшие и большинство пострадавших были молодыми людьми в возрасте от 15 до 25 лет. Большинство погибших составляли школьницы, которые стали невинными жертвами криминальных разборок.

В связи с этим хотелось бы напомнить всем авторам слезливо-блатного репертуара про тяжёлую арестантскую жизнь, что перед тем, как попасть на «зону», большинство из осуждённых сами нарушили права и свободы других членов нашего общества – убивая, насилуя, обворовывая, грабя, сжигая заживо ни в чём неповинных людей. Ярким примером криминальной «справедливости», выражающейся в разборках  по «понятиям преступного мира» служит насильственная смерть автора «Владимирского централа».

На конференциях различного уровня, когда происходит обсуждение проблемы влияния криминальной субкультуры на молодое поколение, мне регулярно задают один вопрос: «Что, теперь даже Владимирский централ нельзя слушать?». Всегда отвечаю однообразно: «Да, конечно же, можно, можно курить, если курите, можно распивать спиртные напитки. Нужно знать только место и время».

Считаю, что важнейшей задачей нашего общества является профилактическая работа не столько с той небольшой прослойкой криминально настроенной молодёжи (она и так стоит на учётах в правоохранительных органах) и не столько с теми, кто ведёт активный образ жизни, а с той частью молодого поколения, которая ещё не определилась в своих предпочтениях, уводя их от нейтрального поведения к законопослушному.

Анализируя ситуацию с распространением криминальной субкультуры в молодежной среде, представляется необходимым в рамках формирования негативного восприятия криминального мира и противодействия формированию криминальной субкультуры, включить в главу 20 Кодекса об административных правонарушениях Российской Федерации (Административные правонарушения, посягающие на общественный порядок и общественную безопасность, статью 20.3.1), назвав её – Пропаганда криминальной субкультуры и криминального образа жизни.

Ст. 20.3.1 Пропаганда криминальной субкультуры или публичное демонстрирование криминального образа жизни.

Влечёт наложение административного штрафа на граждан в размере от одной тысячи до двух тысяч рублей, либо административный арест до пятнадцати суток; на должностных лиц – от одной до четырёх тысяч рублей; на юридических лиц – от десяти до пятидесяти тысяч рублей.

Непосредственным объектом данного правонарушения является общественные отношения, связанные с обеспечением общественной безопасности и порядка.

Объективная сторона правонарушения выражается в противоправном действии по демонстрации криминальной субкультуры и криминального образа жизни в целях пропаганды преступной идеологии (публичная демонстрация  символики принадлежности к преступному миру; исполнение песенного репертуара, воспевающего социальную значимость криминальной среды; публичное употребление жаргонных фраз криминального мира; реклама криминальной жизнедеятельности лидеров преступного мира и т.д.).

Субъектом правонарушения будет являться как физическое лицо, психически вменяемое, достигшее к моменту совершения правонарушения восемнадцати летнего возраста, так и юридическое лицо, имеющее обособленное имущество и зарегистрированное в едином государственном реестре юридических лиц.

Субъективная сторона характеризуется совершением противоправного деяния в форме прямого умысла.

Как мы полагаем, данные трактовки административного законодательства позволят субъектам управления криминологической безопасностью создать предпосылки для предупреждения криминогенных изменений в правосознании граждан нашего общества и будут являться одним из правовых и психологических инструментов формирования позитивного общественного сознания.

Представляется очевидным, что достижение целей криминологической политики по противодействию криминальной субкультуре невозможно без проявления политической воли органов государственной власти и управления в направлении совершенствования правотворческой деятельности.

Комментарий

Виталий Анатольевич Номоконов

Виталий Анатольевич Номоконов, д.ю.н. профессор ЮШ ДВФУ, директор Центра по изучению организованной преступности и коррупции Юридической школы ДВФУ, член-корреспондент Российской академии естественных наук, вице-президент Российской криминологической ассоциации

В статье поднята проблема исключительной важности – противодействие государства и общества т.н. криминальной субкультуре, которая является питательным бульоном для формирования криминального мировоззрения, готовности к противоправному поведению, терпимого отношения к преступникам и преступности. Надо сказать, что общей тенденцией нашего   законодательства и  судебной практики  в последние годы стало некое игнорирование личности и её направленности, особенностей нравственного формирования и нравственной деградации. Опасные преступники, лидеры криминальной среды встречают    — и не так уж редко —  странное  снисходительное отношение к себе  и легко уходят от заслуженного наказания, безнаказанно вовлекают подростков и молодёжь в преступные или антиобщественные группировки, убеждают в преимуществах воровской «романтики» и т.п.

Предложение автора о введении административной ответственности за пропаганду криминальной субкультуры и криминального образа жизни не бесспорно, но заслуживает внимания и обсуждения. Вместе с тем, хочу напомнить, что никто ещё не отменял административной ответственности за нецензурную брань в общественном месте (ст. 20 КоАП РФ), но где  реальные привлечения, где протоколы? Пока мы это видим  совсем по другим основаниям и поводам в отношении молодых сторонников Навального.  Эту бы энергию да на пользу делу. И в Москве и во Владивостоке уши просто вянут от грязной матерщины и —  что?

Юрий Владимирович Рожков

Юрий Владимирович Рожков, доктор экономических наук, профессор Хабаровского государственного университета экономики и права. Почётный работник высшего
профессионального образования РФ

За предлагаемой статьёй КоАП «Пропаганда криминальной субкультуры или публичное демонстрирование криминального образа жизни» виден весь подгнивший пласт нашей повседневной жизни. Иногда стою на крыльце нашего вуза, где курят студенты. Даже у меня, выросшего в интернате, откуда многие уходили на «зону», уши вянут. Этим славятся многие университеты страны, сам слышал. Ладно, можно уши заткнуть. Но ведь нынешняя молодёжь с удовольствием идёт учиться на такие специальности, как «Таможенное дело» или «Государственное и муниципальное управление». Взяточники и воры, работающие в этой государственной системе становятся кумирами молодёжи. Один министр экономразвития Алексей Улюкаев чего стоит! Пресса даже пишет, что для чиновника такого уровня 2 млн долларов взятка вообще не свойственна. Якобы, слишком мала.

Получая интернет-рассылки по экономическим проблемам России, часто читаю преступления, совершаемые на «самом верху».

Я не сомневаюсь в действенности предлагаемой статьи КоАП. Но ведь плохо работают статьи Уголовного кодекса РФ! Можно штрафовать за распевание/прослушивание/сочинение песен о блатной романтике. Но как быть с понятием «воровской авторитет»? Может, надо сажать таких людей за «присвоение» им такого «звания»? Именно они финансируют и преступность, и тех людей, которые насаждают блатную романтику.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*