XIX съезд Коммунистической партии Китая вернул нации вождя?

Накануне XIX съезда Компартии Китая эксперты дружно прогнозировали дальнейшее усиление аппаратных позиций лидера китайских коммунистов и председателя КНР Си Цзиньпина. Реальность превзошла все самые смелые ожидания. Впервые после смерти «великого кормчего» Мао Цзэдуна и его наследника-реформатора Дэн Сяопина в Китае назвали лидера, идеологические установки которого становятся ориентиром для партии и нации. Это товарищ Си Цзиньпин.

Идеи Си Цзиньпина стали «богатством» партии

Его доклад съезду партии уже одним своим названием задал тон всем последовавшим преобразованиям — «Мысли Си Цзиньпина о социализме китайского образца в новой эре». Теперь мысли генсека ЦК КПК (о развитии марксизма-ленинизма, идей Мао Цзэдуна, теории Дэн Сяопина, об экономике, обществе, армии и пр.) органично вошли в решения съезда китайской Компартии.

Они нашли своё отражение даже в уставе китайских коммунистов. Принятая на съезде поправка в текст устава подтверждает «богатство идей Си Цзиньпина в новой эре социализма с китайской спецификой» и делает их маяком для всей партии. Следует отметить, что при жизни в устав КПК вносили только имя основателя Китайской народной республики Мао Цзедуна. Дэн Сяопин такой чести удостоился только после смерти. Так что товарищ Си реально второй после председателя Мао.

Чем же так пронял китайских коммунистов Си Цзиньпин за пять лет своей работы во главе страны и Компартии? Отчасти ответ кроется в его продолжавшейся 3,5 часа речи на съезде. В ней Си Цзиньпин призвал довести до конца «новое путешествие по построению социализма с китайской спецификой». В практическом плане это означает добиться построения общества среднего достатка и превратить к 2050 году Китай в богатое, могущественное, демократическое и модернизированное социалистическое государство.

Пропагандисты Компартии уже отшелушили излишние для мира метафоры своего лидера и сформулировали цели товарища Си коротко и просто: Дэн Сяопин стремился сделать Китай богатым, Си Цзиньпин — сильным. То, что товарищ Си может добиваться заявленного результата, китайцы убеждались в течение пяти лет его работы на высших постах в государстве и партии.

Здесь стоит отметить, что после долгого и весьма неоднозначного правления Мао Цзедуна, китайские коммунисты выработали форму коллективного управления партией. Теперь при авторитетном и признанном лидере Компартии функционирует весьма влиятельный постоянный комитет Политбюро ЦК КПК. Вдобавок, Генсек партии может быть у власти не более двух сроков — 10 лет.

Так получилось, что Си Цзиньпин возглавил Компартию Китая при здравствующих сразу двух своих предшественниках — Цзянь Цзэмине и Ху Цзиньтао. Формально бывшие руководители Китая отошли от дел. Но в партии, правительственных структурах и армии остались их соратники, которые продолжили политическую линию Цзяна и Ху, осложняя принятие самостоятельных решений новому китайскому лидеру.

Си Цзиньпина, судя по всему, такое положение не устраивало. Первое, что он сделал, — сократил состав постоянного комитета Политбюро ЦК с девяти до семи членов. Тем самым снизились возможности кланов, представляющих интересы бывших лидеров влиять на принятие политических решений.

Запад пугает «однопартийная диктатура»

Вторым шагом Председателя Си стала широко развернутая им борьба с коррупцией. Она не только оздоравливала партийный и государственный аппарат Китая, но и разрывала финансовые взаимоотношения внутри кланов. Уже в первый год кампании по обвинению в коррупции было арестовано свыше 160 000 китайских чиновников и партийных руководителей.

За пять лет, как считают эксперты, число привлечённых к ответственности коррупционеров достигло миллиона человек. Под суд пошли многие министры, губернаторы, руководители региональных партийных организаций и т.д. Это был болезненный процесс. Би-би-си приводит в этой связи заявление главы китайского государственного Комитета по контролю над ценными бумагами Лю Шиюя, которое он сделал на специальном заседании Комитета, посвящённом подготовке к съезду.

Лю сообщил, что шестеро бывших высокопоставленных чиновников планировали сместить лидера Коммунистической партии Си Цзиньпина. Он назвал бывшего министра общественной безопасности Китая Чжоу Юнкана, приговоренного в 2015 году к пожизненному заключению. Двумя годами ранее такое же наказание получил бывший руководитель партийной организации промышленного центра Чунцин Бо Силай.

В нынешнем июле по этой же причине арестовали бывшего члена Политбюро ЦК КПК Сунь Чжэнцая. Он лишен всех партийных постов. Кроме них Лю назвал высокопоставленных военных и подвел итог: «Си Цзиньпин справился с этими проблемами и устранил опаснейшую тайную угрозу партии и стране».

Этим заявлением Лю Шиюй фактически подтвердил, что внутри Компартии Китая идёт перманентная борьба за влияние и, судя по итогам закончившегося съезда КПК, Си Цзиньпин ведёт её весьма успешно. Дело здесь не только в состоявшемся возвышении товарища Си над партией через фиксацию его политических идей в уставе КПК.

Не меньшее значение эксперты придают формированию новых выборных органов партии. Так, из семёрки членов постоянного комитета Политбюро ЦК Си Цзиньпин заменил пятерых. Формальным основанием для этого стал возраст отправленных в отставку руководителей. Им больше 68 лет. По неписаному в КПК правилу в этом случае ветераны должны уступить дорогу более молодым выдвиженцам.

На самом деле, проведённая ротация практически выбила из высшего руководящего органа Компартии Китая ставленников Цзянь Цзэминя. Теперь руководство КНР полностью состоит из людей, вошедших в Политбюро и ЦК уже при Си Цзиньпине — в 2012 году и позже. Часть из них принадлежит к лояльному Си клану Ху Цзиньтао. Остальные — явные креатуры самого Генсека.

Теперь Си Цзиньпин спокойно и уверенно формирует свой собственный клан. В экспертной среде даже сложилось впечатление, что китайский лидер видит своё политическое будущее за пределами второго выборного срока. В пользу этого говорит факт, что «богатство идей Си Цзиньпина» и планы сделать Китай «могущественным государством» стали после прошедшего съезда официальной доктриной Компартии Китая. Такое по наследству не передаётся.

Но не менее важно другое. «Ни один из руководителей партии после Мао Цзэдуна не сконцентрировал в своих руках столько власти, сколько происходящий из старой семьи функционеров Си Цзиньпин в первые пять лет своего правления», — отмечает обозреватель Deutsche Welle Маттиас фон Хайн.

Следует добавить, что после прошедшего съезда партии концентрация власти у товарища Си возросла ещё больше. Ведь кроме перестановок в высшем руководящем звене китайской Компартии на 70 процентов обновился её Центральный Комитет. Такого в партийных органах Китая не было с 1969 года. Прямые аналогии напрашиваются сами собой.

ЦК КПК теперь не только разделяет программные цели своего руководителя, но и общественные настроения нации. Недавний опрос общественного мнения показал, что 70 процентов китайцев положительно оценивают деятельность Мао Цзедуна. Эксперты считают: эти данные опроса говорят о готовности нации к «однопартийной диктатуре» Председателя Си.

Готов к ней и Си Цзиньпин. По крайней мере, на съезде он заявил о намерении ввести «систему контроля социального качества» для каждого из 730 миллионов китайских интернет-пользователей. Любое их действие будет награждаться начислением специальных баллов или, наоборот, наказываться их снятием. Похожие планы есть и по другим социальным проектам.

Запад озаботился. Собранная после съезда КПК в единый кулак экономическая и политическая воля Китая позволит Председателю Си не только успешно конкурировать с западной моделью общественного и экономического развития, но и существенно превзойти её. Возможно, эти экспертные прогнозы уже скоро станут реальностью…

Автор: Геннадий Грановский

Сайт «Военное обозрение» (http://topwar.ru)

Адрес материала: https://topwar.ru/128107-xix-sezd-kommunisticheskoy-partii-kitaya-vernul-nacii-vozhdya.html

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*