Разыскивается государственный преступник

100 ЛЕТ ВЧК-КГБ-ФСБ

Чекисты Приморья рассказывают

 

Сергей Алексеевич ПЫСИН
Полковник ФСБ в отставке,
Сотрудник Управления КГБ-ФСБ РФ по Приморскому краю в 1972-2002 годах

Начиная с контрнаступления советских войск под Москвой, в декабре 1941 года, органами госбезопасности и СМЕРШ организована работа по розыску военных преступников, тех, кто сотрудничал с немецкими захватчиками и был виновен в уничтожении мирных граждан и советских военнопленных. Тщательно собирались сведения о лицах, сотрудничавших с оккупационными властями, собирались свидетельские показания, документировались вещественные доказательства. Над теми, кого удавалось установить по «горячим» следам, проводились судебные разбирательства военными трибуналами действующих армий. Среди них было не мало и немецкой агентуры, целенаправленно оставляемой на освобождаемой Красной Армией территории.

Предателя мы всегда ассоциируем с врагом, а враг, совершавший злодеяния в период великого напряжения всего народа, нависшей над страной смертельной угрозой, вдвойне враг.

В апреле 1943 года издается Указ Президиума Верховного Совета СССР, в котором было отмечено, что пособники из местного населения, уличенные в оказании содействия злодеям в совершении расправ и насилий над гражданским населением и пленными красноармейцами, караются ссылкой в каторжные работы на длительные сроки. Это, в том числе, дало возможность и в дальнейшем вести работу по розыску военных преступников.

После окончания войны все возвращавшиеся в СССР репатрианты проходили через сложную систему фильтрации, эта необходимая мера позволила выявить значительное количество бывших карателей, пособников нацистов, власовцев, завербованной в период войны немецкой агентуры. На основании трофейных документов, свидетельств очевидцев органами госбезопасности были составлены подробные списки предателей, лиц, замешанных в карательной деятельности на временно оккупированной территории, нацистских пособников. Велась работа среди бывших острабайтеров, жителей оккупированных территорий. В результате этой огромной работы были выявлены тысячи военных преступников, лиц сотрудничавших с фашистами, совершавших убийства, проявлявших садизм в отношении мирных граждан и военнопленных.

К сожалению, это направление работы органов государственной безопасности, СМЕРШ в различной литературе некоторыми писателями, публицистами, работниками кино показаны в искаженном, порой даже карикатурном образе, их чрезвычайно необходимая работа не только в годы войны, но и после нее незаслуженно оболгана, не нашла правдивого и объективного отражения.

Вместе с тем работа по розыску и привлечению к ответственности лиц, совершивших преступления в период Великой Отечественной войны продолжалась вплоть до развала Советского Союза в 1991 году.

Это была сложная, кропотливая работа, требовавшая от сотрудников органов госбезопасности различных поколений соответствующих знаний, огромного терпения, внимательности, подготовки бесчисленных запросов, сложных командировок, общения с множеством людей. Кроме нацистских преступников, розыску подлежали бывшие наши

соотечественники вступившие в период войны на путь предательства, совершившие воинские преступления. Среди них было достаточно много агентов фашистских разведывательных органов, сведения о которых после войны попали в руки американских спецслужб.

Когда война покатилась на запад, часть из них уходили вместе с отступающими фашистскими войсками и в дальнейшем спасали свою шкуру в различных уголках мира. Часть меняла места жительства и искала убежища на территории нашей страны, как правило под другими именами, присвоенными чужими биографиями, с чужими документами. Одним из регионов, куда направлялись на поселение сразу после войны выявленные пособники оккупантов, не совершавших преступных деяний, был Дальний Восток и в частности, Приморский край. Сюда же, как показала в последующем практика, бежали и лица, совершавшие преступления в период войны на временно оккупированной территории в надежде не встретить свидетелей.

Необходимо иметь ввиду, что объектами внимания органов госбезопасности являлись в основном граждане, в отношении которых были уже собраны достаточные доказательства, состоялись и вступили в законную силу, заочно, решения судов различных инстанций. Вместе с тем, преступники скрывались и приговоры не были исполнены. Главной и основной целью их розыска являлась реализация одного из основных принципов правосудия — неотвратимость наказания. А военные преступления, как известно, не имеют срока давности.

Спустя долгие годы продолжалась работа укреплению свидетельской базы, вскрывались новые эпизоды преступных деяний, закреплялись доказательства.

В результате работы по одному из множества таких дел, сопоставлений фактов, внимательного изучения показаний свидетелей, документальных следов, поисков архивных материалов, проведения экспертиз, удалось выйти на гражанина, к этому времени пенсионного возраста, проживающего в Приморье не далеко от г. Уссурийска.

В материалах архивного уголовного дела, документах суда, отсутствовали отпечатки пальцев, как важного идентифицирующего признака. Имелись несколько пожелтевших, весьма низкого качества фотографий преступника в немецкой форме. По прошествии лет, к великому сожалению, остался в живых только один свидетель преступных деяний, но и он уже был мало мобилен, слаб на зрение и слух, хотя и не потерял память. Провести оперативное опознание предполагаемого преступника не имелось возможности. А прийти к гражданину, задать вопросы, что называется в лоб, нельзя, а вдруг ошибка.

Через различные источники осуществлялась проверка биографических данных, внимательно изучались документы, удостоверяющие личность. Особое внимание уделялось, предвоенному и послевоенному периодам. Вот когда основные усилия были направлены на работу с различными архивами.

В одном из городов западной части станы удалось найти человека, обучавшегося в ремесленном училище совместно с нашим объектом. По архивной фотографии он его опознал, более того, представил довоенный групповой снимок, на котором, в числе других, предположительно был изображен подозреваемый.

В последующем была проведена экспертиза идентификации личности по фотографии, которая однозначно подтвердила, подозреваемый является тем человеком, в отношении которого судом Черниговской области Украины в 1946 году вынесен заочный приговор за совершенные злодеяния в отношении местного населения на временно оккупированной немецко-фашистскими захватчиками территории. Это был каратель, долгое время скрывающийся в Приморском крае от заслуженного возмездия.

А годы бежали, наступил 1991 год, точнее август этого года, Украина стала независимым государством. Тем не менее украинские коллеги, совместно с представителями прокуратуры Черниговской области прибыли в наш край.

В один из дней к крепкому, хорошо ухоженному дому в пригороде г. Уссурийска подъехал УАЗ с оперативной группой и представителями Украины. Ни кто еще не успел даже подойти к калитке, как на крыльцо дома вышел сгорбленный, морщинистый старик и произнес: «Заходите, я Вас давно ждал…».

Каратель под телевизионную запись полностью сознался в своих преступлениях в период войны, сообщил факты, которые не были документально закреплены следствием. Допрос длился несколько суток с перерывами на сон и прием пищи. Рассказал и о том, как прятался, как ждал разоблачения днем и ночью, как снились жертвы его преступных деяний. И его было не жаль, жаль только, что наши люди, коих на его совести не один десяток, могли бы жить, любить, быть любимыми. А он долго прожил в норе крысиную свою жизнь.

С учетом того, что преступления совершались на территории другого государства и отсутствия соответствующего договора о правовой помощи между Россией и Украиной, даже задержать преступника, заочно приговоренного к высшей мере наказания, не имелось законных оснований. Да и прожил он после этих событий не больше месяца.

Были и другие дела, Так в розыске органов госбезопасности находился бывший офицер Красной Армии, начальник финансовой части одного из полков расквартированных в мае 1945 года в поверженном Берлине. По материалам дела он дизертировал и сбежал на занятую американскими войсками территорию Западного Берлина, прихватив с собой полковую кассу. Приговором военно-полевого суда приговорен к высшей мере наказания, заочно.

В результате работы по розыску выяснено, что на фронт он был мобилизован из города Владивостока в ноябре 1941 года, участвовал в героической обороне Москвы. Во Владивостоке осталась престарелая мать и сын.

Спустя более чем 30 лет его разыскали проживающим в г. Сиэтле, США, являющимся владельцем небольшой бензоколонки.

Длительная работа с архивными материалами, в том числе иностранными, сопоставление доказательств, розыска и опроса свидетелей, бывших сослуживцев, проживающих в различных городах и весях нашей необъятной страны, собраны факты не подтверждающие сведения, которые легли в основу его уголовного дела 1945 года.

Установлено, что полковая касса не была украдена, а передана в другое подразделение, нашлись подтверждающие документы и живые свидетели. В этот период шло переформирование подразделений. Но начиналась совсем другая, хорошо нам известная, холодная война.

На территорию Западного Берлина объект попал не по своей воле, а был выкраден «союзниками» для дальнейшей «обработки» и использования в целях пропаганды. Собственного умысла в дизертирстве и возможности вырваться и вернуться в часть у него не имелось.

Таким образом установлено отсутствие события преступления по которому офицер был приговорен военно-полевым судом к высшей мере наказания.

Оперативными работниками совместно со следственным подразделением материалы дела были тщательно обобщены и проанализированы. На их основе подготовлены и направлены соответствующие документы в Верховный Суд СССР. Примерно через полгода в управление КГБ СССР по Приморскому краю поступило Постановление Верховного Суда СССР об отмене приговора в отношении разыскиваемого гражданина и его реабилитации.

Проживающей во Владивостоке его престарелой матери было вручено указанное выше Постановление об отмене приговора и реабилитации. Спустя более тридцати с лишним лет после окончания Великой Отечественной войны офицер, прошедший боевой путь от Москвы до Берлина, увидел мать и сына на Родине.

г. Владивосток

май 2017 г.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*