Цепная реакция: кто станет следующей ядерной державой

Последние два года внимание общественности было приковано к процессу становления КНДР как де-факто ядерной державы, однако параллельно в СВА происходили и другие процессы, вызывающие вопросы относительно будущего режима нераспространения ЯО в регионе. В Южной Корее возобновились дискуссии о размещении тактического ядерного оружия США и заявления отдельных политиков о необходимости разработки собственного ЯО. Появился ряд зарубежных публикаций о целесообразности ядерного вооружения Японии. Новый статус КНДР (пусть пока не признанный), непоследовательность внешней политики США, вызывающая естественные опасения азиатских союзников и отсутствие каких-либо механизмов региональной безопасности могут в конечном счете подтолкнуть к обретению собственного ЯО очередное государство СВА.

Следует помнить о том, что такие страны, как РК и Япония в прошлом уже задумывались о создании собственного ЯО и инициировали соответствующие военные программы. В 1974 г. южнокорейские ученые добились определенных успехов в разработке ядерного оружия, но под давлением США были вынуждены свернуть все работы в данном направлении. Однако и после ратификации ДНЯО в 1975 г. РК тайно продолжила разработки технологий переработки ОЯТ и обогащения урана, проведя ряд экспериментов по выделению плутония из отработанного ядерного топлива. Кроме того, успехи южнокорейских ученых, ставшие известными северокорейским спецслужбам, скорее всего, послужили стимулом для развития ядерной программы в КНДР и подтолкнули ее к освоению полного ядерного цикла, который дает техническую возможность производства ядерного оружия.

С тех пор в РК периодически обсуждаются идеи создания собственного ЯО, однако дело не идет дальше заявлений отдельных политиков (как правило, представителей оппозиционных партий) и экспертов. РК (так же, как и Япония) располагает необходимым экономическим, технологическим и научным потенциалом для разработку ЯО в короткие сроки. По мнению экспертов, РК способна создать собственное ЯО в течение 18 месяцев. При этом существует ряд объективных препятствий – членство в ДНЯО, гарантии «ядерного зонтика» и так называемое  «соглашение 123» о сотрудничестве в ядерной сфере, предусматривающее запрет на обогащение урана и переработку отработанного ядерного топлива. Таким образом, РК лишена ключевого звена цепочки ядерно-топливного цикла.

Однако сейчас важным сдерживающим фактором может стать возобновившийся в январе с.г. диалог с КНДР. Если положительная тенденция будет сохраняться и отношения между двумя государствами Корейского полуострова будут развиваться, то постепенно исчезнет так называемая «северокорейская угроза» в отношении РК – основной аргумент, которым руководствуются южнокорейские политики, выступающие за разработку собственного ЯО. Если предположить, что в отдаленной перспективе состоится объединение на Корейском полуострове, то ядерное оружие Севера будет общим. А раз так, то для Юга отпадет необходимость разрабатывать собственное ЯО. Что касается другого возможного направления ядерного распространения — возвращения ТЯО США – то южнокорейское правительство может не допустить этого ради продолжения начавшегося диалога с КНДР и из соображений безопасности. Размещение ТЯО США на Корейском полуострове может обострить отношения с КНДР вплоть до конфликта, а места развертывания такого оружия стали бы первоочередными целями для удара. Однако в случае очередного кризиса в межкорейских отношениях (который, как всегда, может быть спровоцирован извне) или жесткого давления США южнокорейское правительство может и согласиться на размещение ТЯО. Согласно результатам опроса в конце прошлого года, около 60 процентов населения РК считали, что стране необходимо разработать собственное ядерное оружие, а 68 процентов одобрили возвращение ЯО США на Юг Корейского полуострова. Тем не менее, перевод ядерной программы страны на «военные рельсы» маловероятен.

Что касается Японии, то она начала разработку ЯО еще во время Второй мировой войны, и все работы были прекращены только после окончания войны в результате вмешательства США. Уже в 1957 г. премьер-министр Японии заявил, что «мирная» конституция страны допускает наличие у нее ЯО, так как это является тем разрешенным «минимумом», необходимым для самообороны. После ядерных испытаний Китая в 1964 г. в стране заговорили о необходимости создания собственного ЯО, точнее, зарядов малой мощности, в качестве оборонительного потенциала. Однако в результате давления США Япония отказалась от своих планов и в 1976 г. ратифицировала ДНЯО. Ранее, в Японии были провозглашены «три неядерных принципа»: не иметь, не производить и не разрешать размещение на своей территории ядерного оружия. Однако данные принципы не помешали в 1970–1980-е гг. американским кораблям с ЯО на борту заходить в порты Японии.

Надежность американского «ядерного зонтика» ставилась под вопрос в Японии уже в 1950–1960-х гг.. В частности, в официальном докладе «Основные принципы дипломатической политики» Японии (1969 г.). отмечалось, что страна не может бесконечно полагаться на «ядерный зонтик» США, и рекомендовалось, чтобы Япония овладела возможностями для создания собственного ЯО.

Несмотря на периодические заявления о «праве на ЯО» в течение длительного времени Япония придерживалась статус-кво в данном вопросе, опираясь на «ядерный зонтик» США в сфере обеспечения безопасности. Однако несколько лет назад произошли некоторые изменения, которые заставили соседей по региону заподозрить Японию в подготовке базы к созданию ЯО. В 2012 г. Парламентом Японии были внесены поправки в законодательство в сфере ядерной энергетики. В декабре 2013 года была опубликована Стратегия национальной безопасности Японии, наделяющая страну более активной ролью. Параллельно активизировались сторонники изменения «мирной» Конституции страны, остающейся формальным препятствием к тому, чтобы страна стала «нормальной» военной державой.

При этом не может вызывать беспокойство наличие у Японии запасов плутония, достаточного для создания свыше 1000 боеголовок и мощностей по переработке и обогащению ядерного топлива. К этому следует добавить развитые атомную энергетику и космическую промышленность, благодаря которой Японию можно считать страной, обладающей баллистическими технологиями. Несмотря на последствия аварии на АЭС Фукусима-1, правительство Японии не отказалось от атомной энергетики. По мнению отдельных экспертов, японская ядерная энергетическая программа давно утратила свое экономическое и энергетическое обоснование, и правительственная забота о ней обусловлена тем, что она рассматривается в качестве своеобразного актива безопасности или, говоря языком СМИ, «ядерного оружия в подвале». Следует отметить, что в начале 2000х гг. представители кабинета министров Японии заявляли, что ядерные реакторы страны являются объектами двойного назначения и при необходимости гражданская программа может быть переведена на военные рельсы.

Несмотря на то, что безъядерный статус страны пока сохраняется, позиция правительства по вопросу ЯО также остается неизменной. Не ранее, чем весной 2016 г. кабинет министров Японии вновь заявил о том, что конституция страны не запрещает обладание ядерным оружием и его применение, по сути повторив заявление премьер-министра страны Т.Фукуда, сделанное в 1978 г.

Если одним из препятствий для создания ЯО Южной Кореей стало бы, помимо прочего, неприятие ядерного статуса РК США, то с Японией не все так однозначно. Следует вспомнить о том, что именно США изначально заявляли о праве Японии на коллективную оборону, дискуссии о пересмотре «мирной» статьи Конституции ведутся в русле «полноценного» сотрудничества с США. Наконец, отдельные политики в Японии задумываются о пересмотре третьего «ядерного принципа», а высказывания бывшего министра обороны Японии позволяют предположить, что наличие «безъядерных принципов» не позволяет в полной мере реализовать американские гарантии «ядерного зонтика».

Во время предвыборной кампании Д.Трамп предположил, что, Южная Корея и Япония должны приобрести собственное ядерное оружие. Затем в статье в Wall Street Journal, опубликованной 30 августа прошлого года было сказано, что ситуация с безопасностью в СВА меняется и подталкивает Японию к разработке ядерного арсенала. Отмечая, что у Японии достаточно плутония и есть соответствующие технологии, авторы полагают, что руководство Японии может пересмотреть свое отношение к обладанию ЯО  как только почувствуют, что на США нельзя положиться в случае кризиса. Осенью прошлого года в зарубежных СМИ появилась масса публикаций под заголовками «Станет ли Япония ядерной страной?», «Следует ли Японии иметь свое ЯО?», «Почему Японии следует иметь свое ЯО?» и т.д. Проводился и опрос мнений американцев и японцев относительно ЯО в Японии. Результаты показали существенное расхождение мнений (общественность в Японии пока не приемлет ЯО), но сам факт внимания к данному вопросу со стороны США настораживает.

Высказывания представителей США могут означать, что со временем они действительно допустят ядерное вооружение Японии. Не исключено, что США, не справляющиеся с ролью «мирового полицейского», попросту переложат часть ответственности «за порядок» в АТР на Японию. Все вышесказанное ярко иллюстрирует заголовок одной статьи в южнокорейских СМИ: «США с одобрением смотрят на вооружение Японии, потому что нуждаются в ее силе для сдерживания Китая». Если предположить, что США не заинтересованы в реальном вооружении Японии ЯО, то они могут использовать данный вопрос в целях поддержания напряженности, что также обещает мало хорошего для региона.

Если в качестве основной причины необходимости ЯО для РК указывается угроза со стороны КНДР, то Японии, прежде всего, необходимы средства сдерживания Китая, растущая военная мощь которого воспринимается как угроза на фоне непростых отношений между двумя странами. Несмотря на то, что ракетно-ядерный потенциал КНДР действительно достиг впечатляющего уровня, для Японии он служит не причиной, а поводом для разговоров о собственном ЯО. Несмотря на наметившееся улучшение в межкорейских отношениях, КНДР не откажется от ЯО, так как условия, при которых она согласилась бы на денуклеаризацию, невыполнимы. А значит, ее де-факто ядерный статус и впредь будет служить поводом для Японии пойти по пути ядерного вооружения. Что касается причины, то таковой могут стать любые значимые улучшения межкорейских отношений – в случае с Японией данный фактор будет играть не умиротворяющую роль, как с РК, а наоборот. Ведь предположить, что отношения между КНДР и РК будут и впредь улучшаться и в отдаленном будущем приведут к объединению, то у Японии появляется сильный геополитический соперник – объединенная ядерная Корея.

До недавних пор сдерживающими факторами для Японии были внутриполитические соображения (по крайней мере, официально декларируемые), наличие гарантий США и позиция японской общественности в отношении ЯО (известная в зарубежной прессе как «ядерная аллергия»). Тем не менее, последние меры и заявления правительства и попытки пересмотреть «три неядерных принципа» уже говорят о смене официальной позиции страны. Не говоря о том, что политики в Японии на протяжении десятилетий поднимают вопрос о создании ЯО и поддерживают способности страны осуществить это в кратчайшие сроки. Так что единственным препятствием к разработке Японией ЯО является общественность. Но и это препятствие преодолимо. В качестве примера можно привести хотя бы то, что до недавнего времени тема ядерного вооружения Японии была под негласным запретом. Сейчас она обсуждается и в правительственных, и экспертных кругах. отношение к 9 статье Конституции Японии. Если Несколько лет назад немыслимо было обсуждать отмену 9 статьи Конституции, тогда как сейчас у пересмотра антивоенной конституции все меньше противников и больше сторонников. Так что не исключено, что как только будет преодолен последний барьер, ядерное распространение в регионе продолжится за счет Японии, если конечно не будет создан эффективный механизм безопасности в регионе, который «заморозит» нынешний режим нераспространения.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*