Информационные войны: спорт и политика

Начало

Политическое противостояние двух систем в спорте достигло своего апогея в первой половине 80-х годов прошлого века, ознаменовавшись «бойкотным пинг-понгом» — в начале 1980 года США объявили о бойкоте Олимпиады-1980 в Москве из-за ввода советских войск в Афганистан, а в 1984 году Советский Союз бойкотировал Олимпиаду в Лос-Анджелесе.  Обе страны смогли привлечь на свою сторону ряд других государств, создав реальную угрозу раскола олимпийского движения.

Бойкот Олимпиады-80

Впервые идею о проведении Олимпийских игр в Москве выдвинул председатель Спорткомитета СССР Сергей Павлов в апреле 1969 года, но право провести Олимпиаду-1976 получил Монреаль.  Спустя несколько лет Павлов вновь озвучил это предложение, к которому руководство СССР после длительных раздумий отнеслось благосклонно, сочтя это хорошим поводом для демонстрации преимуществ социалистической системы.  Разумеется, далеко не последнюю роль сыграли и хорошие контакты с рядом членов МОК, в частности, бароном Эдуардом фон Фальц-Фейном из Лихтенштейна и Вилли Дауме из ФРГ.  Вполне возможно, что это помогло СССР получить большинство голосов членов МОК на 75-й сессии Международного олимпийского комитета, состоявшейся 23 октября 1974 года в Вене.

Собственно, поначалу Москва вообще была единственным городом-претендентом на проведение XXII-ых летних Олимпийских игр, но за несколько часов до окончания приема заявок, 31 марта 1974 года, в канцелярию МОК в Лозанне совершенно неожиданно пришла телеграмма из США — копия заявки от Лос-Анджелеса с уведомлением о том, что сама заявка отправлена самолетом.  Разумеется, ожидать победы Лос-Анжелеса было наивным, поскольку заявка готовилась наспех и ни о какой серьезной подготовке речи в помине не было.  Главное здесь было в другом – официально заявить о готовности США принять у себя Олимпиаду, поскольку в будущем, если МОК по каким-то причинам (на тот момент еще сугубо гипотетическим) будет вынужден рассматривать вопрос о переносе места проведения Олимпиады 1980 г, у него уже будет готовая альтернатива в лице Лос-Анджелеса.

Москва вполне закономерно выиграла у Лос-Анджелеса право проведения Олимпиады-80, голосование членов МОК завершилось со счетом 39:22 в пользу советской столицы.  Представители США настоятельно требовали предоставить им поименные результаты голосования, заявив, что «Лос-Анджелес потратил на подготовку заявки 54 тысячи долларов, и американские налогоплательщики имеют право знать, как распределились голоса». Однако, все бумажки с голосами сразу после подведения итогов были уничтожены, и руководство МОК на все требования американской стороны ответило отказом.

Таким образом, определенный базис для будущего бойкота московской Олимпиады был заложен еще за шесть лет до ее начала.  Вашингтону нужен был только хороший повод, чтобы начать активные действия, о чем довольно недвусмысленно заявил президент США Джимми Картер 10 июня 1977 года во время встречи с редакторами крупнейших американских изданий тогдашний: «Мне лично хотелось бы в агрессивной форме бросить вызов Советскому Союзу и другим странам, разумеется, мирным путем, чтобы приобрести влияние во всех странах мира, которые по нашему мнению, имеют для нас сегодня решающее значение или могут приобрести такое значение через 15- 20 лет». Впоследствии многие расценили эти слова Картера как сигнал к началу подготовки по срыву Олимпиады-80 в Москве.

Стоит отметить, что возможность бойкота московской Олимпиады обсуждали также британские лейбористы — в знак протеста против преследования советских диссидентов и из-за ограничений на выезд евреев из СССР. Кроме того, против выбора Москвы в качестве места проведения Олимпийских игр активно протестовал тогдашний премьер-министр Израиля Менахем Бегин, поддерживаемый еврейскими организациями США. Так что можно полагать, что повод для бойкота, пусть и не особо убедительный, в конечном итоге был бы найден. Но искать его и не пришлось — 27 декабря 1979 года спецназ КГБ и ГРУ штурмом взял дворец главы Афганистана Хафизуллы Амина, и в Кабул начали прибывать советские военные подразделения.

Далее события стали развиваться весьма быстро: 1 января 1980 года в штаб-квартире НАТО в Брюсселе подняли вопрос об «обвинительном заключении» в отношении СССР, а 3 января генеральный секретарь Национального олимпийского комитета США Дональд Миллер заявил: «Олимпийские игры — не игрушка в противостоянии Запада и Востока», дав тем самым понять, что обсуждение возможности бойкота Олимпиады-80 шло полным ходом.  И действительно, уже на следующий день, 4 января 1980 года президент США Джимми Картер выступил с инициативой переноса летней Олимпиады из Москвы в другую страну, например, в Грецию. Эту инициативу отверг МОК, но поддержали Великобритания и Канада.  Однако никакого решения о бойкоте пока не было принято, и все обсуждение шло в рамках публичной пропагандистской демагогии.

Вот как складывавшаяся в тот период вокруг Олимпиады-80 обстановка характеризовалась в записке отделов пропаганды и внешнеполитической пропаганды ЦК КПСС «О враждебной кампании против летних Олимпийских игр 1980 года в Москве», подготовленной  к заседанию Секретариата ЦК КПСС  29 января 1980 г.:

«Президент США Картер, используя как предлог оказание Советским Союзом помощи Афганистану, выступил с требованием бойкота летних Олимпийских игр в Москве. По этому вопросу конгресс США принял соответствующую резолюцию. Враждебная акция администрации США нашла на государственном уровне поддержку 9 правительств (Великобритании, Канады, Чили, Саудовская Аравия, Египет, Австралия, Новая Зеландия, Пакистан, Голландия). Прямое давление Картера на НОК США вынудило Национальный комитет (НОК) этой страны принять решение просить МОК о переносе летней Олимпиады 1980 года в другое место, отложить или отменить ее вообще. Администрация Картера стремится также побудить другие страны поддержать идею бойкота. С соответствующими личными посланиями президент США обратился к главам правительств более ста стран.

Единственной организацией в олимпийском движении, которая может принять решение об отмене Игр или их переносе, является Международный олимпийский комитет. До настоящего времени ни один из его 89 членов не высказался в поддержку предложения Картера. Большинство из них, в том числе президент МОК Килланин, не видят никаких оснований для отмены или переноса Игр из Москвы.

…Есть основания полагать, что попытки срыва Олимпиады в Москве продолжатся и усилятся после завершения в феврале этого года зимних Олимпийских игр в Лейк-Плэсиде (США).

…Отделы ЦК КПСС считают целесообразным рекомендовать нашим средствам массовой информации занимать выдержанную, спокойную позицию в вопросе о призывах к бойкоту Московской Олимпиады, приводя высказывания противников бойкота, заявления видных спортсменов».

Тем временем, 13 февраля в американском Лейк-Плэсиде открывалась зимняя Олимпиада-80, и возник вопрос о том, стоит ли советской команде в этих условиях отправляться в США.  Учитывая, что никаких официальных решений о бойкоте московской Олимпиады в США на тот момент принято не было, а также рассчитывая показать на зимних играх всю мощь «красной машины», руководство СССР все же отправило нашу команду в Лейк-Плесид.  Как мы уже отмечали в предыдущей статье, на олимпийском хоккейном турнире здесь произошла самая, пожалуй, громкая сенсация за все время проведения Зимних игр, которую в США назвали «Чудом на льду»: американская сборная по хоккею, собранная из игроков студенческих команд, обыграла супер-сборную СССР и завоевала олимпийское золото.

16 января 1980 года госсекретарь США Сайрус Вэнс в телеинтервью заявил, что если советские войска в течение месяца не будут выведены из Афганистана, Соединенные Штаты намерены бойкотировать Игры сами и приложат максимум усилий для увеличения числа стран-участниц бойкота с целью превращения его в бойкот всем мировым сообществом.  В свою очередь, президент Картер, дождавшись зимней Олимпиады в американском Лейк-Плэсиде, выдвинул Советскому Союзу официальный ультиматум: если советская армия до 20 февраля не покинет Афганистан, США будут бойкотировать предстоящие в Москве летние Игры.

Естественно, Москва проигнорировала американский ультиматум, и 20 февраля Белый дом выступил с заявлением о том, что США не отправят свою команду в Москву. 13 марта министерство торговли США выпустило заявление с требованием к американским коммерческим фирмам прекратить экспорт в Москву продукции, имеющей отношение к Олимпиаде, а в апреле Белый дом официально объявил о бойкоте США московской Олимпиады и призвал другие страны мира поддержать эту акцию.

Внутри самих США, однако, не удалось сформировать единую позицию, многие американские спортсмены высказывались против бойкота. Однако спортсменов и Олимпийский комитет США, многие члены которого были против бойкота, под угрозой финансовых последствий и лишения паспортов заставили подчиниться. Также президент и глава госдепа США оказывали сильное давление на союзников США. В марте 2008 года в интервью «Радио Свобода» Нельсон Ледски, руководивший в 1980 году группой Госдепартамента США по бойкоту московской Олимпиады, рассказал, что его сотрудники вели переговоры с другими странами, участвовавшими в подготовке бойкота:

«Было проведено несколько встреч на международном уровне, в которых, что забавно, активнейшее участие принимал и Китай. Подготовка к нему продолжалась почти год. Было много любопытных моментов. Участие Китая в этом мероприятии само по себе было странным. Участие социалистической Румынии, возглавляемой Чаушеску — тоже. Я помню, как Мохаммед Али сначала подписал заявление Картера о бойкоте, а затем во время поездки в Африку и Азию, неожиданно передумал. Жители Нигерии убедили его отказаться. Было много комичного, серьезного и даже трагичного.

…NBC заплатила 75 миллионов долларов за права на трансляцию Игр, и им не хотелось терять эти деньги. Но под давлением правительства США NBC и многие другие телекомпании в итоге не стали показывать Олимпиаду. И многие другие американские компании, заинтересованные в участии в Московских Играх, также были вынуждены отказаться. 

…Я лично никогда не считал бойкот единственно верным решением… Но иногда это единственный более-менее действенный способ повлиять на ситуацию, в особенности в области прав человека. Многие американские спортсмены были не согласны с решением НОК США поддержать протест правительства. Мы получали много писем. Я помню много таких встреч, где приходилось подолгу убеждать спортсменов, годами готовившихся к Московской Олимпиаде, почему их просят не участвовать. Но в итоге правительство США их убедило, и американская сборная не поехала в Москву.

…Я не уверен, достиг ли бойкот поставленной цели. Это был удар по Советскому Союзу, и по престижу Олимпиады в целом. …Я считаю, что акция 1980 года была важна и полезна, она все же повлияла на ситуацию в Афганистане».

В общей сложности московскую Олимпиаду-80 в той или иной форме бойкотировали спортсмены из 64 государств (правда, определённая их часть по экономическим, а не политическим причинам, а Иран, Мозамбик и Катар просто не были приглашены МОК), включая значимую часть стран, чьи спортсмены традиционно сильны в летних олимпийских видах спорта. Однако правительства Великобритании, Франции, Италии и Испании разрешили своим Олимпийским комитетам самостоятельно принимать решения об участии в Олимпиаде. В итоге, многие спортсмены из этих стран на Олимпийские игры в Москву все-таки приехали в индивидуальном порядке.

На церемонии открытия и закрытия Олимпиады 15 сборных (Австралия, Андорра, Бельгия, Великобритания, Нидерланды, Дания, Ирландия, Испания, Италия, Люксембург, Новая Зеландия, Португалия, Пуэрто-Рико, Сан-Марино, Франция и Швейцария) шли не под национальными флагами, а под олимпийским флагом. При вручении медалей атлетам из этих стран звучали не национальные гимны, а олимпийский гимн. Под своими национальными флагами из стран капиталистической Европы выступали лишь команды Австрии, Греции, Мальты, Финляндии и Швеции.

Как писала тогда Daily Telegraph, у США были планы по проведению «альтернативной Олимпиады» в государстве Берег Слоновой Кости, но в результате спортсмены из 29 бойкотирующих стран приняли участие в специально организованных Соединенными Штатами в Филадельфии альтернативных Играх «Колокола Свободы» (Liberty Bell Classic), которые вошли в историю как «Олимпийские бойкот-игры».

Безопасность Олимпиады-80 в условиях информационной войны

Подготовка к Олимпиаде 1980 года в СССР была организована на очень высоком уровне, и особое внимание уделялось обеспечению безопасности Игр. Еще в июне 1977 года в 5-м управлении КГБ СССР был создан 11-й отдел, задачей которого являлось «осуществление оперативно-чекистских мероприятий по срыву подрывных акций противника и враждебных элементов в период подготовки и проведения летних Олимпийских игр в Москве».  Основания для беспокойства действительно были, о чем говорилось в спецсообщении КГБ СССР N 1213-А от 16 июня 1978 г., отправленном за подписью Ю. Андропова в ЦК КПСС:

«Комитет госбезопасности при Совете Министров СССР располагает сведениями о том, что спецслужбы капиталистических государств и находящиеся на их содержании зарубежные националистические, сионистские, клерикальные и иные антисоветские организации вынашивают враждебные замыслы в связи с XXII летними Олимпийскими играми 1980 года в Москве. По достоверным данным, западные спецслужбы изыскивают возможности для включения в составы национальных олимпийских делегаций лиц, связанных с НТС и другими формированиями, ведущими подрывную работу против Советского Союза. Вопрос о подборе и внедрении членов НТС в олимпийские команды некоторых стран в качестве переводчиков, мастеров-ремонтников, конюхов, врачей и т.п. специально обсуждался на заседании совета НТС в ноябре 1977 года.

…Одновременно установлено, что западные спецслужбы, зарубежные антисоветские организации и подрывные идеологические центры придают большое значение использованию канала международного туризма для инспирации враждебных проявлений на территории СССР в период подготовки и проведения Олимпийских игр. Противник планирует использовать этот канал для засылки в нашу страну террористов, эмиссаров и агентов различных враждебных организаций, а также бывших советских граждан, выдворенных или выехавших ранее из Советского Союза. Предполагается их использование в осуществлении террористических актов, массовом распространении антисоветской и клеветнической литературы, пропаганде антисоциалистических и антикоммунистических идей, склонении некоторых советских граждан к выезду в капиталистические страны, провоцировании антиобщественных и враждебных проявлений, сборе материалов о «нарушении прав человека», а также о некоторых негативных явлениях…».

Далее в этом сообщении приводились выявленные факты подготовки враждебных действий конкретными зарубежными организациями («Эстонским национальным советом», Международной организацией молодых христиан (ИМКА), «Латышским национальным фондом» и другими), а заканчивалось оно следующим образом: «…О возможном совершении террористических и иных экстремистских акций во время Олимпийских игр в Москве распространяются различные сообщения с помощью средств массовой информации капиталистических государств.  КГБ СССР учитывает изложенные выше данные при выработке мер, направленных на обеспечение безопасности в период подготовки и проведения XXII Олимпийских игр 1980 года. Об этих мерах будет доложено ЦК КПСС».

В записке КГБ СССР в ЦК ПКСС N 1455-А от 30 июля 1979 года приводился еще один факт, заставлявших советские спецслужбы работать с удвоенной энергией: «…Противник не останавливается перед оказанием прямого психологического давления на западную общественность. Примером этому служит опубликованная недавно в США книга Дж. Петтерсона под названием «Инструкция по совершению террористических актов», в которой обыгрывается провокационная версия о захвате группой террористов во время Московской Олимпиады заложников-спортсменов».  Фактически, по оценкам специалистов, это был своеобразный инструктаж для потенциальных террористов, способный подтолкнуть экстремистски настроенных и психически неуравновешенных лиц на совершение аналогичных описываемым действий или к поискам иных путей достижения провокационных целей. Стоит отметить, что позднее, уже накануне Олимпиады, в США вышел бестселлер «Москва – 1980», в котором вновь смаковались возможные кровопролитные акции.

Вполне естественно, что органы безопасности и МВД СССР в преддверии Олимпиады проводили масштабную работу, направленную на нейтрализацию возможных внешних и внутренних угроз.  К маю 1980 г. на контроль по въезду было поставлено более 2 700 лиц, подозревавшихся в причастности к подготовке террористических и иных экстремистских акций, в проверку были взяты более 400 человек, высказывавших намерения совершить террористические действия.

За 101-й километр от столицы выслали лиц с уголовным прошлым и «антиобщественные элементы», в список которых попали и многие диссиденты. В июле 1980 года оперативники МУРа задержали двадцать известных московских «воров в законе» и криминальных «авторитетов», которые на автобусах были доставлены в здание МВД СССР. С ними встретился министр внутренних дел Николай Щёлоков, высказавший требование «избавить столицу от нежелательных эксцессов в период Олимпиады».

В последнем из обзорных спецсообщений КГБ в ЦК КПСС по поводу обеспечения безопасности проведения Олимпиады (N 902-А от 12 мая 1980 г.) указывалось: «С учетом имеющихся материалов о подрывных замыслах противника Комитетом госбезопасности разработан и осуществляется комплекс мер, направленных на обеспечение безопасности Олимпийских игр, выявление и срыв готовящихся враждебных акций. Основное внимание уделено противодействию устремлениям противника. Для этого, в частности, подготовлен альбом с установочными данными на 3 тысячи известных участников международных террористических организаций, который направлен всем заинтересованным органам КГБ, на контрольно-пропускные пункты въезда иностранцев в СССР, а также органам безопасности стран социалистического содружества с целью предотвращения въезда этих лиц в нашу страну. Закрыт въезд в нашу страну 6 тысячам иностранцев, представляющим опасность с точки зрения возможного осуществления враждебных акций во время Олимпиады. Работа по выявлению иностранцев указанной категории и закрытию им въезда в СССР продолжается».

Все предпринятые меры позволили очень эффективно обеспечить безопасность участников и гостей Олимпиады, но это не могло полностью обезопасить советских граждан от влияния западной пропаганды. Собственно, с точки зрения информационного влияния на советское общество бойкот западными странами московской Олимпиады оказался даже контрпродуктивен, лишив возможности вести пропагандистскую работу непосредственно в СССР. Именно поэтому, собственно, некоторые представители антисоветских организаций в Европе, рассчитывавшие активно поработать на советской территории во время Игр, критически оценили идею бойкота, когда она только была озвучена в январе 1980 года.

И все же, проведение Олимпиады-80 в Советском Союзе вызвало резкий всплеск интереса «ко всему западному», в связи с чем газеты стали чаще предупреждать советских людей «о болезнях и провокациях Запада». Также долгое время по Москве ходили слухи, что иностранцы прячут в жвачки ножи и привозят зараженные продукты, американский кофе — совсем не кофе, а настоящий яд, а от джинсов можно подхватить такое, что потом всю жизнь будешь лечиться. Ходила даже байка о том, что какой-то иностранец протащил через таможню коробочки с блохами и хотел их выпустить на стадионе во время футбольного матча, чтобы все смогли увидеть советских людей «в непотребном виде».

Накануне Олимпиады в Москве стали продаваться японские аудиокассеты «SONY», которые моментально раскупались, тогда как советские МК-60 мало кто брал из-за краткосрочности работы. Еще одним «глотком западного воздуха» стало появление в свободной продаже появились сигарет «Malboro», ставших для некоторой части граждан символом «духа свободы настоящего Запада». Для советских модников Олимпиада стала «золотым временем», предоставив возможность вживую посмотреть на тенденции западной моды. Московская Олимпиада поспособствовала появлению новых мечтаний – если раньше все хотели достать джинсы, то теперь в моду вошли вельветовые штаны и платья-сафари.  Особо можно выделить появление кроссовок фирмы «Адидас», которая была одним из спонсоров Олимпиады-80.  Хотя в народ и пошла гулять поговорка «Сегодня носит «Адидас», а завтра Родину продаст», перефразированная из известной фразы про джаз, спрос на эти кроссовки зашкаливал – их носились на праздники и в гости, под костюмные брюки и юбки. Собственно, в этом не было бы ничего особенного, если бы не одно «но» — все эти вещи преподносились как атрибуты западного образа жизни, красивого и беззаботного.   Бороться с «идеологией вещей» было крайне сложно, поскольку ей почти нечего было противопоставить.

Итоги Олимпиады

Несмотря на бойкот и ограниченное число участников, за 14 дней олимпийских соревнований в Советском Союзе спортсмены из 81 страны установили 74 олимпийских, 39 европейских и 36 мировых рекордов, что в совокупности оказалось больше, чем достижения предыдущей монреальской Олимпиады. В московской Олимпиаде приняли участие и африканские страны, бойкотировавшие Монреаль. А команда Великобритании даже оказалась самой многочисленной из стран Западной Европы — 170 спортсменов. Даже в условиях отсутствия на играх в Москве большого числа высококлассных спортсменов Олимпиада-80 оказалась довольно щедрой на высокие достижения.

Примечательно, кстати, что на Олимпиаде-80 забег на 1500 метров в Лужниках выиграл англичанин Себастьян Коэ, впоследствии возглавивший Международную ассоциацию легкоатлетических федераций.  Золотую медаль в Москве взял и итальянский дзюдоист Эцио Гамба, ставший в 2008 году тренером сборной России по дзюдо. А вот нынешний президент Международного олимпийского комитета немец Томас Бах, олимпийский чемпион Монреаля-76 в фехтовании, из-за бойкота Олимпиады-80 не смог защитить в Москве свое звание.

Торжественное закрытие Игр XXII Олимпиады состоялось 3 августа на Олимпийском стадионе «Лужники». Белый Олимпийский флаг был медленно опущен под звуки Олимпийского гимна. К чаше с Олимпийским огнем подошли девушки в туниках и образовали композицию, напоминающую древнегреческую фреску. Олимпийский огонь в чаше медленно угасал. На трибуне, на экране художественного фона, выполненного из цветных щитов, возник образ Миши, символа Олимпиады-80. Появилась надпись «Доброго пути!», и из глаза медведя покатилась слеза. К слову, первоначально слезы не было в сценарии, однако на репетиции держащий один из щитов статист по ошибке поднял его вверх не темной, а светлой стороной. Когда руководитель сказал поменять сторону, приказ стали выполнять все статисты ряда. Прокатившаяся волна сразу всем напомнила слезинку, в таком виде ее и включили в церемонию. Впоследствии выяснилось, что «слезой» символа Олимпиады-80 был полк солдат, по команде перевернувших определенную часть панно.

Примечательным на закрытии Олимпиады-80 стал и тот факт, что здесь дважды был нарушен заведенный церемониал – поскольку Соединенные Штаты бойкотировали московские Игры, не состоялась передача флага организаторам следующей Олимпиады, которая должна была пройти в Лос-Анджелесе, и не был исполнен гимн США — страны, принимающей следующую Олимпиаду. Впоследствии многие сочли это как «почин» будущего бойкота Советским союзом летних Олимпийских игр 1984 года в Лос-Анджелесе, однако на самом деле СССР готовился к этим играм вплоть до осени 1983 года, когда в спортивную жизнь вновь вторглась большая политика.

Продолжение следует

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*