Нам песня строить и жить помогает?..

Песня. Она в России  с человеком от рождения, от колыбельной до смерти, до погребальной. Нет праздников без песни, нет торжеств без песни… Нет жизни без песни! «Нам песня строить и жить помогает», – кто не знает этот жизнеутверждающий марш Лебедева-Кумача и Дунаевского из кинофильма «Веселые ребята».

В самые тяжелые годы России русская песня помогала своему народу выстоять и победить. Песни военных лет остались навсегда в памяти людей, в сознании, в генах: «В землянке», «Огонек», «Темная ночь», «В лесу прифронтовом», «Синий платочек», «Дорожка фронтовая», «О чем ты тоскуешь, товарищ моряк», «Священная война…» Да разве все перечислишь!

Наша страна никогда не обходилась без своих задушевных песен, патриотических, лирических, героических, бытовых, шуточных – марши, вальсы, романсы, песни народные, эстрадные… Вдохновенные крылья песен – мелодии –  всегда были нагружены смыслом, содержанием, хорошим русским словом, поэзией. И власть поддерживала и помогала развитию такого песенного искусства, и в центре и на местах.

С 90-х годов отношение к песне круто поменялось. Либералы-демократы-перестройщики стали вытеснять традиционную песню из нашей общественной жизни, заменять ее национальную сущность на иноязычную. А это, как вы понимаете, очень приветствуется зарубежными идеологами, большими специалистами по растлению народного самосознания. «Вот почему «на Евровидении» македонка поет по-македонски, белоруска – по-белорусски, немцы – по-немецки. И лишь наши биланы и колдуны поют на «инглише». В Европу хотят. Оклахома проклятая!» (Станислав Куняев. «Наш современник». 1.2018).

Но если бы только на «Евровидении»! Английская текстовая основа песен уже и отечественное телевидение занимает. В муззаставках, музотбивках, в отдельных передачах. В Приморье даже леопардов начали показывать под английские музыкальные композиции – сам видел на 8-м канале. Неужели нам и своих леопардов, тигров, медведей придется в угоду заклятым заокеанским друзьям учить speak English?

Стала данностью агрессивная настырность тяжелого рока, где никаких слов вообще расслышать невозможно из-за грохота электрических инструментов. Как тут не вспомнишь Сергея Есенина: «Под чужую песню и смеюсь и плачу».

Чужих песен в России теперь такое засилье, что деться от них нормальному человеку некуда. Оккупация, одним словом. Чужое и чуждое нам искусство постепенно заполняет телерадиоэфир. Например, на «Радио России Приморья» с некоторых пор в самое «слушательное» время выступают местные и приглашенные рок-группы (прямо группы захвата!). Так называемый «Ледокол». Этот «Ледокол» дважды в неделю, как подают радиожурналисты, «ломает оковы медиаполя». Рокеры под какофонию,  будто механические идиоты, орут на весь край дикими голосами что-то невразумительное. «Классно!» «Здорово!» «Круто!» – поощряет радиоведущий. И все это подается как эксклюзив, как открытие, как новое в искусстве. Какое там новое? Это еще совсем не забытое старое. Даже название не может не вызывать в памяти соответствующих ассоциаций и аналогов.

«Ледокол» – так называется книга Виктора Суворова, бывшего сотрудника советской внешней разведки Резуна, сдавшего нашу агентурную сеть в Англии. «Ледокол» Резуна-Суворова стал символом предательства. Президент России В.В. Путин, когда его однажды, не помню уже на каком общественном мероприятии, спросили, читал ли он «Ледокол» Виктора Суворова,  ответил исчерпывающе определенно с присущей ему мгновенной реакцией разведчика: «Я не читаю предателей».

В Приморье, по-моему, предателям подражают. Осознанно или не осознанно, по глупости – это уже другой вопрос. Во всяком случае, такая мысль у меня, например, возникает, пока звучит на нашем радио «Ледокол».

А вроде недавно приморское радио (да и приморское телевидение) заполняло свое эфирное время превосходным художественным вещанием. Были «Вечера дальневосточной прозы», радиоминуты приморской поэзии, было великое разнообразие музыкальных передач. Куда все это делось? Ведь по-прежнему во всех дворцах, клубах, домах культуры нашего края поют, пляшут, декламируют, музицируют… Казалось бы, покажи таланты из народа, внеси вклад в развитие своей малой родины. Ни за что!

Еще большими изгоями на телерадио стали профессиональные музыканты.  Ансамбль песни и пляски ТОФ, ансамбль пограничников. А сколько одаренных студентов и преподавателей музыкальных школ, училищ, колледжей, Института искусств… Нет им доступа на местное радио и телевидение! Там или «Ледокол», или примитивнейшая программа «Музыка для вас», не исчерпывающая музыкальных запросов приморцев. Ни хоров, ни классического вокала, ни солистов-народников! Будто всего этого никогда и не было в Приморье.

И еще о важном, можно сказать, о насущном в музыкальной культуре края. Куда-то вдруг подевались все приморские композиторы, люди, создающие свои оригинальные произведения: песни, марши, вальсы, романсы…

Мы еще не забыли, какие великолепные приморские песни звучали по местному радио. «Окутаны дымкой долины, // Прохладою дышит земля, // Тайгу вековую раздвинув, // Стальная бежит колея», – раздольно, с удивительной задушевностью пел хор Нины Широковой песню В. Арефина  и Л. Ширяева. Или популярная в свое время песня на стихи поэта офицера-тихоокеанца Николая Флерова: «…И снова бухта Золотого Рога // Нас провожает в Тихий океан».

А песни приморских композиторов Николая Горлача, Николая Губина, Владимира Ларионова, Эраста Сороки, Анатолия Тихонова… Они же здесь были на слуху, постоянно звучали на нашем радио и телевидении, в филармонических концертах. Они воспитывали у приморцев гордость за свое Приморье. Почему им противопоставляются такие передачи, как «Ледокол»? Почему вообще молчат приморские композиторы? Неужели край настолько оскудел музыкальными и литературными талантами?

Слово руководителю Приморского представительства Союза композиторов России, члену Союза композиторов, музыковеду, заслуженной артистке России, преподавателю Приморского колледжа искусств Татьяне Петровне Пакуловой:

«У нас, в Приморье, осталось, к сожалению, только три члена Союза композиторов России. Это кандидат искусствоведения, доцент, зав. кафедрой теории музыки в Дальневосточном институте искусств Сергей Борисович Лупенос, ваша покорная слуга и живущий в Большом Камне автор многих музыкальных произведений Вадим Евгеньевич Машко. Остальные члены Союза композиторов уехали из Приморья давно или недавно: Александр Гончаренко, Игорь Забелин, Евгений Казановский, Владимир Пороцкий. Почему у нас не появляются новые композиторы?  Вопрос, конечно, сложный, но и потому, что очень уж неприветлив стал Владивосток к своим профессиональным людям искусства. Ну напишет здесь композитор инструментальную музыку, песню или даже симфонию, а кто будет исполнять? Куда податься композитору в нашем городе? На радио? Но там давно уже нет музыкальной редакции, а музыкальной пропагандой занимаются непрофессионалы. Они, бывает, дают самодеятельным музыкантам такие уж высокие оценки и аттестации, каких не получали ни Сергей Прокофьев, ни Сергей  Рахманинов. Человеку, профессионально разбирающемуся в музыке, слушать неловко. Куда еще у нас обратиться со своим произведением? В филармонию? А там, думаете, композиторам рады?»

Да, в Приморской филармонии уже не рады ни композиторам, ни поэтам, ни художникам – никому из приморских творческих людей. Раньше филармония была храмом искусства, теперь она отдана на откуп самоуправству директора Анны Алеко, которая завела свои «особые» порядки, несовместимые с художественным творчеством. Какие там новые песни, какие романсы, какие оратории, какие сонаты, какие прелюды, какие симфонии? Вас даже ни за что не впустят в филармонию без личного распоряжения Алеко.

Искусство, как известно, живет и развивается по законам сообщающихся сосудов: уровень одного влияет на уровень другого. Раньше мы с композитором Владимиром Ларионовым запросто приходили в филармонию, например, к тенору Юрию Зубкову, показывали новую песню. Юрий тут же в репетиционной комнате пробовал песню на звучание и, если она подходила его голосу, представлял нашу песню на ближайшем концерте.

Так обретали сценическую жизнь десятки песен на мои стихи. Их с успехом исполняли на концертах заслуженные артисты РФ Алла Сенькова, Лариса Шалина, Игорь Волков… Памятна мне премьера моего «Владивостокского вальса» (композитор Владимир Ларионов), которым филармония открывала в 2007 году свою «Музыкальную весну» в Доме офицеров флота. Дуэт Людмилы Якуниной и солиста Пражской оперы Дмитрия Басырова прозвучал с таким мастерством, с таким душевным наполнением, что зал, стоя, восторженно приветствовал премьеру  «Владивостокского вальса».

В прошлом году я попросил А. Алеко устроить мой творческий вечер в филармонии в связи с 80-летием поэта. Отдал ноты своих песен. Полгода директор филармонии мурыжила меня, пока я в конце концов не понял, что и не собиралась она организовывать мой юбилейный концерт. Впрочем, такое отношение не только ко мне. Композитор Александр Гончаренко, работавший когда-то художественным руководителем в филармонии, так же попытался провести здесь свой концерт на свое 80-летие.  Отказ. Зато творческий вечер, к примеру, заезжей посредственной стихотворки В. Полозковой прошел в нашей филармонии без проблем. И реклама была во всех СМИ, и зал большой предоставлен. А для своих…

В свое время бывший губернатор Миклушевский поставил А. Алеко  во главе департамента культуры. Вся приморская культура стонала, криком кричала от нового директора департамента. (Взять хотя бы пример, когда А. Алеко без каких-либо на то веских оснований уволила из Театра молодежи его художественного руководителя, заслуженного деятеля искусств, артиста театра и кино, человека с большим опытом руководства творческим коллективом Виктора Галкина.)

В конце концов письма во все  инстанции о «деяниях» нового директора департамента настолько достали Миклушевского, что он вынужден был перевести А. Алеко на директорство в филармонию. Тут уж криком закричали артисты филармонии. И опять пошли письма. Десятки коллективных писем в прокуратуру, в Министерство культуры, в администрацию Президента России. О задержке зарплаты, о неуважительном отношении руководства к артистам, об увольнении высокопрофессиональных специалистов и заполнении штата случайными людьми,  о репетициях с расстроенными неремонтируемыми инструментами, о намеренной дискредитации  академического искусства, о низком уровне просветительской деятельности, о падении культурного статуса филармонии.  И т.п., и т.д.

Мое поколение помнит другую филармонию нашего края, наполненную не только музыкально-вокальной, но и литературной жизнью. Тогда работали такие выдающиеся деятели искусств, как народный артист Советского Союза Андрей Присяжнюк (недаром же на фасаде – мемориальная доска в его честь). Или народный артист России, мастер художественного слова Лев Ткачев. А кто не помнит таких замечательных профессионалов разговорного жанра, как Альбина Ястребова, Элеонора Бантина, Евгений Мельков! Театр одного актера, чтецкие концерты по произведениям классиков и современников, театрализованные поэтические вечера – все это шло на ура, все было очень и очень востребовано в Приморье. И все это развивало, поднимало культуру Приморья.

И, конечно же, главное – прекрасные вокалисты. Их было много, они были разные. К примеру, удивительное колоратурное сопрано заслуженной артистки РФ, любимицы публики  в Приморье и во  всех странах АТР Ларисы  Шалиной. Ее обворожительные арии из оперетт «Веселая вдова» Ф. Легара, «Сильва» И. Кальмана, ее классические романсы запоминались на всю жизнь тем, кто слушал нашу потрясающую солистку.

Многое утратила Приморская филармония. Восстановит ли необходимое из прежнего опыта? И вот что следует сказать в заключение: разные были руководители в нашей филармонии до А. Алеко. Кто их помнит? А, к примеру, заслуженную артистку России Ларису Шалину помнят все, кто ее слушал. Чтобы появлялись в Приморье Ларисы Шалины, важно уважение таланта, восхищение талантом, важны условия для расцвета таланта. Но это уже вопросы к власти, от которой зависит, будет у нас жить и развиваться своя культура или не будет в крае вообще ни своего искусства, ни своей литературы, ничего из того, что составляет культуру.

Борис ЛАПУЗИН,

член Союза писателей России,  Почетный гражданин Владивостока.

Использованы фотографии: vl.ru

4 комментария


  1. Как все правильно написано! Ситуация в Приморье вполне экстраполируется на всю страну. Взять, примеру, любую радиостанцию, на которой транслируют что-то музыкальное, там засилие англоязычной «зарубежки» либо нашей низкопробной попсы. Но хамство местной Приморской филармонии в отношении своих творческих звезд, на которых надо равняться, конечно, зашкаливает. Почему держится эта дама Алеко, от которой рыдают все профессионалы-исполнители? Почему дают широкую дорогу любой низкопробности? Пора местной власти ответить на нелицеприятные вопросы. А иначе зачем такая власть, насаждающая бескультурье?

    Дорогой автор, примите от меня сердечную благодарность за Вашу статью. Она — как глоток свежего воздуха и надежда на выправление аховой ситуации в культуре.

    Ответить

    1. Спасибо, за комментарий!!! Мы обязательно передадим автору… Еще раз спасибо

      Ответить

  2. Уважаемый Борис Васильевич! Низкий Вам поклон за Вашу великолепную, глубокую статью! В этом засилье вопиющей бездарности, аморальности, коррупции этих «мелких верхов», сидящих в мягких кабинетных креслах, в отрасли, в которую их и подпускать на пушечный выстрел нельзя, Вы нашли в себе силы и смелость высказаться против.
    И эти никчемные людишки, в том числе продажные писаки, имеют наглость раскрывать грязные рты, чтобы поливать испражнениями помойки своей «души» корифеев Дальнего Востока! Более того — правду…
    Кто такая Анна Николаевна?? Чем она значима как личность? Своими алыми губками и пухлыми щечками, выставляемых повсеместно в соцсетях? Или, может быть, чернокнижными фантазиями на тему собственного всемогущества в стиле, ну, если не Маргарет Тэтчер, то хотя бы Мэрилин Монро? У нее есть конкретные заслуги перед отечеством, уже вошедшие или рискующие войти в историю? Не смешите мой накаченный прессинг, как говорят в подобных случаях…
    Да вот вам, пожалуйста, небольшой пример хорошо поприкрытого фарисейства дамы Алеко. Некогда в ответ на «возмутительные» обвинения в ее адрес по поводу нелюбви к классическому искусству, она публично недоумевала: «Я выросла на классической музыке. Ходила в музыкальную школу, принимала участие в музыкальных конкурсах. Мой любимый композитор — Рахманинов». А в непринужденной обстановке делилась следующим анекдотом: «Помнишь такой музончик слышали, прям бля четкий, в начале тихо, а потом как начнет ебаш…ть? Второй фортепьянный концерт Рахманинова? Да-да, он!» Комментарии? Излишни.
    Все мы в свое время предстанем перед высшим судом… И у кого была совесть, и у кого ее не было. И всем воздастся по заслугам, так неподкупно и беспристрастно. Но некоторых возмездие может настигнуть еще при бренной веселой жизни. И когда это произойдет, причины произошедшего искать будет не нужно — причина уже нашла себя.

    Ответить
  3. Редакция «Служу Отечеству»

    Спасибо, за комментарий!!! Мы обязательно передадим автору…

    Ответить

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*