Эрдоган подбивает НАТО на войну в Сирии, а сам воюет с курдами в Турции

А не троянского коня ли роль играют турки в трехстороннем формате по Сирии, и кто поручил Эрдогану эту роль?

Накануне очередной встречи трех президентов — России, Ирана и Турции (4 апреля) у турецкого лидера Реджепа Тайипа Эрдогана сложились обстоятельства, вынуждающие его инициировать конфликтные ситуации и обсуждения со всеми, кроме США и НАТО. Учитывая, что во время встреч с Владимиром Путиным и Хасаном Роухани турецкому президенту придется говорить о Сирии и конкретно об Африне, немаловажно разобраться именно с позициями Турции по Сирии. Мир видит, что «что-то» определенно идет не в соответствии с намерениями Анкары, хотя турки вошли в Африн. Да и курды массово покидают город.

Данная ситуация, конечно, наиболее острая, тем более после встречи министров иностранных дел России, Ирана и Турции в Астане 16 марта и их совместного заявления. Стороны согласились продолжить эффективное взаимодействие, которое будет оказывать позитивное воздействие на обстановку в Сирии и регионе в целом, снизит опасность межэтнического и межконфессионального противостояния. Важное в заявлении в очередной раз констатируется: «Подтвердили свою твердую и неизменную приверженность суверенитету, независимости, единству и территориальной целостности Сирии. Никакие действия, от кого бы они ни исходили, не должны подрывать эти принципы, подтвержденные соответствующими международными решениями и ясно и четко выраженной волей представителей всех сегментов сирийского общества в ходе Конгресса сирийского национального диалога в Сочи».

Настораживающий же момент — это то, что в заявлении нет упоминания об Африне. Хотя априори ясно, что на данном этапе основные разногласия и дискуссии между Россией, Ираном и Турцией сконцентрировались именно вокруг Северной Сирии. А значит — вокруг вопроса о сирийских курдах. Причиной требования Ирана о новой встрече трех президентов стало именно положение в Африне, где, помимо курдских вопросов, есть также и вопрос деблокады как минимум двух шиитских городов — Фуа и Кфария.

Тегеран настоял на очередной трехсторонней встрече президентов. И хотя опять со стороны США и Франции инициирована пиар-акция о «химической атаке» в Восточной Гуте, главное сейчас — это недопущение «вылазок» террористов с американо-английской базы в Эль-Танфе на юге Сирии, а также положение вокруг курдов в Северной Сирии. А в Восточной Гуте, несмотря на сохраняющуюся повышенную напряженность, ситуация всё же движется по направлению к миру. Регион уже покинули по гуманитарным коридорам до 300 тысяч гражданских лиц, с вечера 15 марта идут переговоры между Дамаском и одной из самых крупных и оголтелых террористических группировок — «Джейш аль-Ислам».

Что касается США и Франции, то после отрезвляющего заявления начальника Генштаба Вооруженных сил России Валерия Герасимова о готовности Минобороны РФ сбивать самолеты и топить корабли стран-членов НАТО, состоялся его телефонный разговор с председателем комитета начальников штабов вооруженных сил США Джозефом Данфордом. В каком русле шла беседа, можно только догадываться. По сообщению пресс-службы Минобороны РФ, были «обсуждены вопросы, связанные с ситуацией в Сирии, а также обстановка в Восточной Гуте. Герасимов и Данфорд договорились продолжить двусторонние контакты».

А вот как Россия и Иран будут увещевать Анкару — вопрос. Причем все понимают, в том числе и турки, что без обсуждения требований Ирана о вытеснении из Сирии войск не только США, но и Турции, на сей раз не обойдется. Кстати, Эрдоган тоже «готовится» — предлагаем именно в данном ракурсе отнестись к распространенному 16 марта заявлению МИД Турции, в котором говорится: «В результате нелегитимного референдума, проведенного в этот день 4 года назад, Крымский полуостров, принадлежащий Украине, был аннексирован Российской Федерацией. Мы вновь подчеркиваем, что не признаем положение дел, сформировавшееся де-факто в результате этой акции, проведенной в нарушение норм международного права, и выражаем поддержку территориальной целостности и суверенитету Украины».

«Оккупацией» на «оккупацию» — Эрдоган себе готовит поле для маневра на переговорах с Путиным. Но на что надеется турецкий президент в разговоре с Роухани — пока неясно, потому что, в отличие от турок, Иран не осуществляет прямой агрессии с участием своих вооруженных сил ни в Ираке, ни в Сирии, а военные советники Ирана находятся в обеих арабских странах строго по приглашению правительств этих стран. При этом у России и Ирана в руках сильные неотбитые козыри — Эрдогану всегда напомнят, что Москва и Тегеран не мешали Анкаре в Африне. А сейчас настало время туркам уйти и не препятствовать вводу во все населенные пункты Африна сирийской армии.

Тут следует вспомнить, что еще 16 февраля уже экс-госсекретарь США Рекс Тиллерсон после 3-часового разговора с Эрдоганом на совместной пресс-конференции заявил: «Мы больше не будем действовать в одиночку… С этого момента мы собираемся действовать вместеСовместные действия начнутся в Манбидже. США и Турция разделяют в Сирии одну и ту же цель — победить «Исламское государство»(организация, деятельность которой запрещена в РФ), стабилизировать страну, чтобы позволить беженцам вернуться домой, и поддержать политическое решение для единой Сирии, без внутренних демаркаций, разделяющих страну. США и Турция будут тесно координировать свое сотрудничество для окончательного поражения ИГ (организация, деятельность которой запрещена в РФ) и других террористических групп внутри Сирии».

Затем, однако, было сообщено, что арабо-курдские отряды проамериканских «Сирийских демократических сил» (SDF) и армия Сирии договорились о вхождении именно «сирийских военных в город Манбидж на севере провинции Алеппо». «РИА Новости» со ссылкой на источник в силах безопасности Сирии сообщило, что «сирийская армия войдет в Манбидж в ближайшие несколько дней». Город расположен примерно в 130 км от Африна, находящегося на границе с Турцией. В дальнейшем не было информации, действительно ли этот желаемый турками городок под контролем Сирии или нет — и изюминка в случае с Манбиджем кроется в том, что в нём, помимо формирований SDF, то есть Отрядов курдской самообороны (YPG), также находились и американские военные.

Именно по этой причине Анкара добивалась (и — добилась) от Тиллерсона согласия США на ввод в Манбидж турецких сил. После этого заявления, имея на руках поддержку главного военного помощника верховного лидера Ирана Сэфэви, постпред Сирии при ООН Башар Джаафари 9 марта с трибуны Объединенных Наций заявил, что правительство Турции открыло границы перед десятками тысяч террористов для входа в Сирию, а также способствует вооружению боевиков и финансированию их деятельности. «Турецкие власти создали для террористов лагеря военной подготовки на своей территории, а также облегчили для них доступ к химическому оружию», — заявил он.

США не сдержали слово, данное Анкаре?

Аналитикам сейчас остается только строить догадки — дали ли США гарантии Турции в том, что турецкие войска войдут в Манбидж? Или Вашингтон вел двойную игру с Анкарой, на деле вступив в закулисный временный сговор с Россией, Ираном и Сирией, и в итоге убрал из Манбиджа своих военных, не препятствуя входу в город сирийской армии? С другой стороны, пока нет подтвержденных данных о том, что Сирия действительно вернула себе контроль над Манбиджем и находящимися здесь курдскими бойцами. Судя по всему, Турция не в курсе того, что происходит с Манбиджем и вокруг этого городка. Ранее планировалось, что 19 марта Чавушоглы встретится в Вашингтоне с Тиллерсоном, однако из-за его отставки визит отложен. 15 марта пресс-секретарь президента Турции Ибрагим Калын решил напомнить США, что достигнутая договоренность по Манбиджу носит обязывающий характер, и перестановки в госдепе США не могут повлиять на это соглашение, «если даже они приведут к 1—2 неделям задержки». Он подтвердил, что Турция и США создадут зону безопасности вокруг города Манбидж.

Но курды Манбиджа уже в соглашении с армией Сирии. Как новый шеф госдепартамента Майкл Помпео будет выкручиваться из обязательств Тиллерсона перед Анкарой — пока неясно. Тем не менее видно, что и этот нюанс турецко-американских соглашений по курдам Сирии и Манбиджу — еще один неотбитый козырь России, Ирана и Сирии. Хотя и трудно что-то предполагать, но — представим: Путин и Роухани наглядно показывают Эрдогану «на пальцах», что его операция в Африне бессмысленна, так как в Манбидж он не пройдет и не создаст непрерывной цепочки до оккупированного турками городка Эль-Баб. То есть план провалился. Не будет сплошной турецко-американской «зоны безопасности» в Северной Сирии, анонсированной Анкарой в конце января.

Не зря 11 марта турецкий президент откровенно паниковал — встреча и тяжелый разговор с Путиным и Роухани неизбежны, а одним лишь упованием на США с американским обещанием «действовать вместе в Сирии» ни Россию, ни Иран не запугаешь. И поэтому Эрдоган, как сообщало агентство Anadolu, не только угрожал проведением «новых военных операций в Сирии», но и сетовал на безразличие… НАТО. «Разве Турция не является членом НАТО? Где страны альянса? Когда дело касалось Афганистана, все страны НАТО приглашали поддержать действия альянса. Когда же речь идет о Сирии… Если бы страны альянса могли, то они открыто противостояли бы Турции в Сирии. Но они натолкнулись на четкую позицию Турции и не нашли в себе мужества на этот шаг», — сказал он.

Как мы видим по угрозам США и Франции наносить «совместные авиаудары» по Сирии, Эрдоган явно приврал. Ведь и из стран-членов НАТО далеко не все в восторге от «пристегнутости» к навязанным Вашингтоном военным действиям, будь то в Ираке или еще где-то. А главные виновники непрекращающейся войны «во имя арабской весны» — США и Франция — готовы бить по Сирии. Как отметил турецкий лидер, Анкара по призыву НАТО приняла участие в операциях альянса в Сомали, на Балканах и в Афганистане: «Так же и НАТО должна откликнуться на призыв Турции и принять участие в операциях в Сирии. Турция ожидает ответа».

Однако даже этим призывом к НАТО Эрдоган передал в руки России, Ирана и Сирии еще один мощнейший козырь, который турецкому президенту на саммите 4 апреля нечем будет отбить. На войну с кем он зовет НАТО — с Сирией, с курдами? Ведь Иран едет с четкими документальными и иными доказательствами того, что за группировкой ИГ (организация, деятельность которой запрещена в РФ) стояли США и Израиль. Может, Турция призывает НАТО повоевать в Сирии против США и Израиля? Разумеется, нет. Тогда остается один лишь ответ — Турции нужно коллективное участие НАТО для войны именно против Сирии, России и Ирана. Ибо сирийские курды сдали Манбидж (предполагаем, что источник «РИА Новости» в силовых структурах Сирии не врал) сирийской армии, или даже — проасадовским шиитским ополченцам.

Далее из Турции шли «странные» заявления. 15 марта Эрдоган заявил, что его армия полностью возьмет под контроль Африн уже к вечеру того же дня. Глава Турции в очередной раз соврал, отметив, что участники военной операции уделяют «особое внимание вопросам безопасности мирных жителей». Сошлемся на данные иракского курдского ресурса BasNews: «С 20 января, когда Турция начала наступление на Африн, там погибли уже около 200 гражданских лиц, тысячи были вынуждены бежать из города», а «15 марта были убиты и ранены десятки гражданских лиц в ходе атак турецкой армии и союзной ей «Свободной сирийской армии» (ССА)». Причем «бомбардировке подверглись автомобили, перевозившие бегущих из Африна жителей».

Факт же остается фактом — в день, когда турецкий президент паниковал и взывал к НАТО, в интервью Sputnik командир курдских YPG Нури Махмуд сказал, что его войска представляют коренные народы Африна и не уйдут из этого района, поскольку в противном случае Африн будет захвачен террористическими группами ИГ (организация, деятельность которой запрещена в РФ). А если Путин и Роухани 4 апреля ультимативно потребуют от Эрдогана вывести войска и не препятствовать вступлению в Африн сирийской армии — чем будет аргументировать турецкий президент несговорчивость? Тем, что Анкара не признает Крым российским? Думается, что не только Россия, но и Иран в таком случае напомнят Эрдогану, что «мухи отдельно, а котлеты — отдельно», и напомнят обвинения о прямой причастности Турции с 2012 г. к вторжению десятков тысяч террористов в Сирию.

Тем не менее, помимо «непризнания» Крыма российским и взываний о помощи к НАТО, Эрдоган приготовил — и именно на день президентских выборов в РФ, 18 марта, — еще один небольшой козырь. Турки и отряды туркоманов без боев вошли в Африн. Куда отступили курды из YPG, можно только гадать. В ряде СМИ прошли пока неподтвержденные данные о том, что курдские бойцы еще накануне ушли в Манбидж. Надо полагать, что и отряды шиитских ополчений «Аль-Нуджабаа», «Ливаа аль-Кудс» и «Ливаа Мохаммад Бакир», введенные для поддержки курдов, тоже отступили в Манбидж. И если эти сообщения подтвердятся, то можно будет предполагать, что отряды проамериканских SDF действительно сдали Манбидж сирийской армии или проасадовским шиитским ополчениям. Это будет означать, что из Манбиджа ушли американцы — вряд ли шииты отступили бы из Африна туда, где есть военное присутствие США. Но вопрос, почему курды без боя ушли из Африна, пока не имеет ответа. Во всяком случае, они помогли Турции перед трехсторонней встречей президентов 4 апреля. Нельзя исключать, что и под давлением американцев — своих кураторов.

Наступление на курдов по всем фронтам

На наш взгляд, именно понимая, что рано или поздно Россия и Иран будут требовать от Турции конкретики по Сирии, в марте Эрдоган лихорадочно искал возможность расширить ареал своей войны с «курдским терроризмом». Так, 1 марта в Багдад срочно прибыл начальник турецкого генштаба генерал Хулуси Акар. Минобороны Ирака не представило информации о содержании обсуждений. Но турецкие СМИ утверждали, что Акар ехал в Багдад для обсуждения планов противодействия турецкой Курдской рабочей партии (PKK) в Ираке.

Следом, как передавал 8 марта телеканал CNN Turk, глава МИД Турции Чавушоглу заявил, что Турция и Ирак планируют совместную военную операцию против курдов. И якобы операция, причем не только против PKK, но и против сирийской курдской Партии демократического союза «на севере Ирака запланирована после назначенных на 12 мая парламентских выборов в этой стране». И турецкий министр отметил, что операции в Африне и в Ираке могут проводиться параллельно.

Заявка фантасмагорическая, потому что отрядов пешмерга сирийской PYD вообще нет в Северном Ираке. Более того, постоянные объекты турецкого вожделения в этом регионе — Мосул и Киркук (именно в Киркуке компактно живут «нуждающиеся в турецкой защите» туркоманы) контролируются сейчас армией Ирака и подразделениями шиитского ополчения «Аль-Хашд аш-Шааби». Власти Ирака пока не подтверждали заявлений Чавушоглу. Вместе с тем протурецкий клан иракских курдов Масуда Барзани в унисон Анкаре «засветился» (от имени Демпартии Курдистана) призывом к PKK не превращать Курдистан в поле выяснения отношений с Турцией.

Заявления Чавушоглу и «барзанистов» заставляют думать, что истинный план Анкары — оккупация и Северной Сирии, и Северного Ирака. Причем турки считают, что они вполне готовы воевать с иракцами и шиитскими добровольцами. То есть — выходит, что Турция в марте анонсирует войну с Ираном?! Ведь Анкара не может не знать, что в течение всех лет войны разного рода помощь иракским шиитам, сейчас являющимся хозяевами положения в Северном Ираке, оказывал и оказывает именно Иран. Более того — подразделения и военные советники из иранского КСИР. А вот тут уже становятся более понятными «воззвания» Эрдогана к госдепартаменту США и НАТО «действовать совместно». Иран — не курды, тут Турция точно надорвется. Для войны с Ираном, пусть даже и в Северном Ираке, очень много чего понадобится. Вывода шиитов из Мосула и Киркука месяцы напролет добивались именно Турция, США и Евросоюз, но постоянно наталкивались на отповедь из Багдада, который резонно напоминал, что иракские шииты — граждане Ирака и имеют полное право находиться в любой части страны.

Решает Эрдоган, конечно, и сугубо внутренние задачи. Совершенно нет никакой информации из ила Диярбекир. Там с 15 февраля под предлогом проведения в стране новой операции против партизан PKK «по меньшей мере в 176 деревнях», как сообщало курдское агентство Rudaw, турецкие силы безопасности ввели усиленный комендантский час. На уровне слухов курдские источники утверждают, что в реалии были боестолкновения, из-за чего в Диярбекире режим комендантского часа в марте был ужесточен.

А 3 марта турецкий суд приговорил племянницу Абдуллы Оджалана — депутата парламента от «прокурдской» Демократической партии народов Турции (HDP) Дилек Оджалан к 2,5 годам тюрьмы по обвинениям в «террористической пропаганде» и… участии в похоронах партизана из PKK Мехмета Йылмаза, которые проходили в 2016 г. Ситуация с этим приговором резонансная, потому что вновь «всплыло» имя самого лидера PKK Оджалана, которое, казалось бы, было предано забвению с 2013 г., когда Анкара прервала мирный процесс урегулирования с PKK.

К тому же, как сообщают турецкие СМИ, с 11 марта турецкая армия активизировала свои военные операции в иле Хаккяри, и столкновения с повстанцами из PKK носят ожесточенный характер. Курдские источники добавляют драматизма: «…там ведутся крупномасштабные военные действия. Днем ранее турецкие истребители нанесли по провинции многочисленные авиаудары». Также не поступает информация из ила Агри, где идут боевые действия между турками и курдами PKK. Зато начались акции протеста курдов Турции, требующих вывода войск не только из Африна, но и вообще из Сирии.

Тупик или распутье?

Как можно заметить, к середине — второй половине марта Турция попала в незавидную ситуацию, и Анкаре придется отвечать Ирану и России (как и Сирии с Ираком), а не троянского коня ли роль играют турки в трехстороннем формате по Сирии, и кто поручил Эрдогану эту роль? С другой стороны, реанимация имени Оджалана, по-прежнему отбывающего пожизненный срок заключения в тюрьме на острове Имралы, вкупе с боями в илах Диярбекир, Агри и Хаккяри, в сочетании с тем, что бойцы PKК в Северном Ираке сотрудничают с шиитами, — это предпосылки краха Турции в регионе.

Заявление же главы МИД РФ Сергея Лаврова 17 марта в интервью телерадиокомплексу президента Казахстана о том, что «в Сирии «на земле» находятся спецназовцы США (они этого уже не отрицают), Великобритании, Франции и ряда других стран. Так что это уже не столько «прокси-война», сколько прямое вовлечение в войну», и Россия осуждает нелегитимное присутствие иностранных вооруженных сил в Сирии, но «мы реалисты и понимаем, что не воевать же с ними», обращено не столько к США и НАТО, сколько конкретно к Турции. Так что Эрдогану перед встречами 4 апреля предстоит долго подумать, прежде чем морочить мозги российскому и иранскому коллегам, и заранее сформулировать ответ на вопрос, с кем видит турецкий президент войну НАТО в Сирии.

Сергей ШАКАРЯНЦ 

ИА REGNUM (https://regnum.ru)

19 марта 2018

Адрес материала: https://regnum.ru/news/polit/2393222.html

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*