Визит в Китай как часть внешнеполитической стратегии КНДР

В прошлом году КНДР завершила работу над созданием минимального потенциала ядерного сдерживания и занялась восстановлением и развитием дипломатических связей. С начала с. г. возобновился межкорейский диалог – состоялся обмен спецпосланниками и уже назначена дата третьего в истории межкорейского саммита. Обсуждаются вопросы организации встречи Ким Чен Ына и Дональда Трампа. Но первым главой государства, который удостоился чести встретиться с Ким Чен Ыном, стал Си Цзинпин. Естественно, данное событие вызвало живой интерес, и предположения относительно деталей и мотивов встречи будут строиться российскими и зарубежными экспертами еще в течение длительного времени. Именно предположения, так как детали не известны и не будут известны никому кроме непосредственных участников встречи. Мы имеем дело с государствами, которые отлично умеют хранить свои тайны.

В СМИ и экспертных сообществах преобладает мнение о том, что Ким Чен Ын был вынужден встретиться с Си из-за трудностей, возникших в связи с санкциями, давлением США и т. д., отводя, таким образом, северокорейскому лидеру роль просителя. Однако достаточно вспомнить, что КНДР живет в условиях санкций не первый год, и далеко не все страны прекратили с ней отношения по первому требованию США. То же самое можно сказать и о давних военных угрозах и давлении США, которые сейчас воспринимаются лишь как часть «стратегии безумца», а значит, не действуют. Правда, они действуют на соседние с КНДР страны, но это уже другой разговор и тема для статьи. Сейчас же, когда наметился диалог между КНДР и США, и даже ведутся разговоры о саммите, говорить о том, что угрозы США подтолкнули КНДР к диалогу с Китаем, как минимум странно. Следует учесть, что со времени прихода к власти Ким Чен Ын неоднократно получал от китайского главы приглашения посетить Пекин. Если бы у Ким Чен Ына действительно была острая необходимость в доверительном разговоре с Си Цзинпином, он бы принял приглашение еще в прошлом году.

В то же время ряд событий, произошедших с прошлого года, подтолкнул Китай к диалогу с КНДР. В прошлом году Китай согласился усилить санкционное давление на КНДР в обмен на обещание США повременить с торговой войной. Китай действительно ужесточил экономическое давление на КНДР, наступив, по сути, на те же самые грабли, что и в случае с развертыванием систем THAAD на Корейском полуострове. В этом году США начали торговую войну против Китая. Давление и санкции не сделали режим КНДР более «послушным» Китаю. Наоборот, она демонстрировала миру окончательное прекращение на нее влияния Китая и активизировала дипломатические усилия, возобновив диалоги на различных уровнях с РК и заявив о готовности к диалогу с США. Это стало последней каплей для Китая, который не заинтересован в такого рода диалогах и их возможных последствиях (или как минимум пытается сохранять контроль над ними). И Си Цзинпин отправил очередное приглашение Ким Чен Ыну, сменив тон и возможно, сделав ряд интересных для КНДР предложений. Саммит, который состоялся в конце марта, был в интересах Китая, и состоялся по инициативе китайской стороны. Но такая встреча стала возможной благодаря тому, что с очередным приглашением совпали внешнеполитические цели и внутриполитические условия в КНДР.

Прежде всего, Ким Чен Ын сейчас на более сильных позициях, чем пару лет назад. Он завершил создания минимального потенциала ядерного сдерживания, и КНДР стала де-факто ядерной державой. Данный статус необратим, и следует ожидать, что КНДР будет добиваться его признания международным сообществом так же упорно, как и разрабатывала свое ЯО. Кроме того, можно с уверенностью говорить о том, что Ким Чен Ын окончательно консолидировал и укрепил личную власть в стране. Об этом свидетельствует хотя бы то, что он рискнул оставить страну пусть и на короткий срок, а в поездке в Пекин его сопровождала практически вся политическая и партийная верхушка страны. Интересная деталь: ни Ким Чен Ын, ни его супруга в ходе визита не носили значки с изображением вождей. Это может быть обусловлено протоколом (встреча была неофициальной), но может и символизировать окончательное становление Ким Чен Ына как лидера государства. Иными словами, Ким Чен Ын разговаривал с Си Цзинпином не как сын Ким Чен Ира и внук Ким Ир Сена, но как самостоятельный лидер со своими собственными убеждениями, принципами и видением выстраивания внешней политики.

В принципе, с учетом позиций северокорейского лидера и внешнеполитических факторов,  Ким Чен Ын мог бы пригласить Си в Пхеньян. Но здесь уже действуют правила конфуцианской этики. Младший по возрасту первым наносит визит старшему, оба партнера заботятся о сохранении лица (причем не только своего) и т д.

Что касается внешнеполитических целей КНДР, то возможно, данный визит и был целью, тогда как возможный саммит США-КНДР – лишь средством. Для КНДР приоритетом являются хорошие отношения с соседями по региону. Если с Россией у КНДР нет проблем (не было ни особых взлетов, но и падений тоже), то с Китаем отношения неуклонно ухудшались после казни китайского агента влияния – Чан Сон Тхэка. Что касается США, в КНДР, естественно, заинтересованы в диалоге с ними, но вряд ли рассчитывают на какие-либо значимые результаты от встречи с Трампом или хотя бы взаимопонимания во время диалога. Более того, северокорейцы не рассчитывают на смену политики США в отношении КНДР в ближайшем будущем. Поэтому соответствующие высказывания и намеренно допущенные утечки о «секретных» консультациях с американцами и подготовке саммита, скорее всего, послужили сигналом Си Цзинпину и заставили его пересмотреть свое отношение кК Ким Чен Ыну. Если данное предположение верно, то после достижения КНДР стратегических (или по крайней мере, тактических) целей на китайском направлении, ее интерес к саммиту с США постепенно пойдет на спад. К этой идее вернутся позже, когда в США хотя бы будут решены внутриполитические проблемы и пройдет время, достаточное для того, чтобы международное сообщество свыклось с ядерным статусом КНДР. Тогда от саммита будет больше выгоды для обеих сторон. Если же саммит состоится сейчас, то не стоит ждать не только результатов, но и дружественной атмосферы, особенно если учесть характер Д.Трампа и назначения на ключевые посты в США одиозных людей вроде Д. Болтона.

Другой целью, которую мог преследовать Ким Чен Ын, встречаясь с Си –предотвратить возможное вмешательство Китая в межкорейский диалог. Не секрет, что Китай, для которого Корейский полуостров является традиционной сферой влияния, придерживается правила «разделяй и властвуй». С этой точки зрения объединенные или тесно сотрудничающие государства Корейского полуострова, явно не в интересах Китая, и восстановление с начала этого года межкорейского диалога заставило Китай активизировать свою политику в отношении КНДР. Что касается КНДР, то для нее межкорейский диалог более важен и на данном этапе более осуществим, чем переговоры с США.

Таким образом, визит Ким Чен Ына в Пекин стал частью очередным шагом по восстановлению и развитию дипломатических связей КНДР в ее новом, ядерном статусе. Следующим этапом станет активизация экономических и торговых отношений. В данный момент это затрудняется санкциями СБ ООН, но если КНДР будет и далее воздерживаться от ракетно-ядерных испытаний, то это будет означать соблюдение ею соответствующих резолюций, и санкции в рамках данных резолюций будут сняты. Это долгий процесс, но за это время международное сообщество привыкнет к ядерному статусу КНДР.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*