«Пханмунчжомская декларация о мире, процветании и объединении на Корейском полуострове»: подробный обзор

27 апреля с.г. состоялся третий в истории межкорейский саммит. Как и ожидалось, по результатам переговоров лидеров КНДР и РК был опубликован новый документ – «Пханмунчжомская декларация о мире на Корейском полуострове, и его процветании и воссоединении». Данный документ вызвал естественный интерес обозревателей и экспертов за пределами Корейского полуострова и проанализирован в ряде статей. В основном преобладают скептические оценки и нового документа, и самого саммита, который, по мнению некоторых экспертов, состоялся «благодаря давлению США», и был чисто формальным мероприятием без каких-либо серьезных перспектив. Однако напомним, что с начала этого года и до сих пор движущей силой в регионе был никто иной как лидеры государств Корейского полуострова. Именно по мере активизации межкорейского диалога с января с.г. интерес к процессам в СВА проявили США, Китай, Россия и Япония. В прошлом межкорейские саммиты происходили по воле и инициативе самих руководителей КНДР и РК, без внешнего давления, а скорее, вопреки ему.

Ниже приведены две независимые оценки прошедшего мероприятия и итогового документа.

 

 «Пханмунчжомская декларация о мире, процветании и объединении на Корейском полуострове»: подробный обзор

Чарльз Найт, старший научный сотрудник Центра международной политики

01 мая 2018 года

Полная версия статьи доступна по ссылке: http://www.comw.org/pda/fulltext/180427%20Panmunjeom%20Summit%20Declaration%20-%20review.pdf

Межкорейский саммит 27 апреля 2018 года прошел в явно теплой, и можно сказать, счастливой атмосфере. По его завершении Северная и Южная Корея опубликовали Декларацию о мире, процветании и объединении. В данной статье рассматривается ряд ключевых разделов и фраз  Декларации. Особое внимание уделяется пониманию смысла заявленной обеими сторонами цели положить конец «разделению и конфронтации» на полуострове и решению насущной проблемы денуклеаризации. Примечательно, что обе стороны решительно заявляют о своем праве – праве  корейцев – возглавить решение данной проблемы. Среди вопросов, рассматриваемых в этом обзоре – смысл, который отдельные положения Декларации имеют для двух великих держав с долгосрочными интересами и влиянием на Корейский полуостров: Китая и Соединенных Штатов.

Обзор

Второй абзац преамбулы Декларации гласит: « Главы Севера и Юга перед 80 млн. наших соотечественников и всем миром торжественно объявили, что больше не будет войны на Корейском полуострове, и открылась новая эпоха мира».

Комментарий: В условиях угроз превентивной войны и насильственного разоружения Севера, озвученных Соединенными Штатами в 2017 году, это может быть самым значимым заявлением во всем документе. В связанном с ним Разделе 3.4 Декларации говорится: «…принимаемые Севером инициативные меры являются весьма значительными и важными для денуклеаризации Корейского полуострова, и [Юг и Север] договорились в дальнейшем выполнить свою ответственность и роль».

Практически нет сомнений, что “меры”, о которых идет речь в Разделе 3.4, осуществляются в рамках нынешнего “замораживания” испытаний ядерных боеголовок и ракет дальнего радиуса действия. По мере того, как “замораживание” продолжается, как часть двустороннего мирного процесса в Корее, сторонникам превентивной войны в США будет сложно найти сильные аргументы. Этот “вариант” исключен, по крайней мере, сейчас. Декларация, по сути, ставит Вашингтон в известность перед всем миром о том, что Юг не согласится с односторонними военными акциями против Севера.

Правда, у США остается возможность, спровоцировать Север на действия, которые могут послужить поводом для войны – практика, применявшаяся ими в отношении государств-противников в прошлом. Одна из таких возможностей, доступная секретным службам великих держав — операции под «ложным флагом».

Следующий абзац включает в себя фразу «… обязательство как можно скорее положить конец долгому расколу и противоборству – порождению холодной войны…»

Комментарий: Это, вероятно, вызовет переполох в Вашингтоне и Пекине. «Раскол и противоборство» на Корейском полуострове стали результатами войны и перемирия 1950-х гг и продолжали служить интересам как США, так и Китая в течение оставшегося периода холодной войны. С тех пор разделенная Корея была частью соответствующих геополитических стратегий этих великих держав в СВА. И данные стратегии до сих пор не были переосмыслены.

Существующий раскол на Корейском полуострове не позволяет ВС США приблизиться к границе с Китаем и поддерживает известную степень зависимости Северной Кореи от Китая. Аналогичным образом, состояние перманентной военной напряженности удерживает Южную Корею в зависимости от военной мощи США и обеспечивает поддержку альянса на Юге. Альянс РК-США считается ключевым для США в Северо-Восточной Азии и дополнением к альянсу с Японией. Все, что может ускорить прекращение разделения и конфронтации, вызовет значительные изменения в альянсе – об этом в Вашингтоне (и республиканцы, и демократы) в настоящее время не хотят даже думать.

В разделе 1 говорится: «… Север и Юг будут осуществлять всестороннее и эпохальное улучшение и развитие отношений Севера и Юга, ускорять совместное процветание и будущее самостоятельного объединения…»

В разделе 1.1 говорится: « Север и Юг подтвердили принципы национальной самостоятельности и решения судьбы нации по своему усмотрению …»

Комментарий: Тем самым Северная и Южная Корея заявляют, что ни США, ни Китай не будут контролировать данный вопрос на Корейском полуострове. Подобные стремления к независимости находили выражение в прошлых совместных Декларациях и всегда вызывали беспокойство крупных держав, предпочитающих, чтобы страны полуострова были зависимы от них.

Далее в разделе 1.1 говорится: «…последовательно будут реализовать ранее принятые декларации и все соглашения Севера и Юга».

Комментарий: Это заявление весьма значительно. Намерение реализовать “все соглашения” подразумевает большую ответственность стран, чем соответствующие заявления Декларации от 4 октября 2007 г., в которой говорится о «подтверждении духа» и «стремления активно реализовывать» положения Декларации от 15 июня 2000 года. Фраза «все ранее принятые декларации и все соглашения Севера и Юга» подразумевает реализацию деклараций 2000 и 2007 гг., но не ограничивается ими.

Декларация 2000 года является довольно общей, тогда как Декларация 2007 года содержит длинный список согласованных между сторонами проектов.

31 марта 2018 г., советник президента РК Мун Чжен-Ин, выступая в одном из японских университетов, сказал:

«…Из 48 межкорейских соглашений и договоренностей, достигнутых в ходе предыдущих межкорейских переговоров, встреч на высшем уровне и т. д., 20 не ограничены санкциями ООН. Мы можем реализовать их хоть сейчас, а это значит, что взгляды президента Муна на создание межкорейского экономического сообщества реалистичны [даже в условиях режима санкций ООН]».

Шаги Южной и Северной Кореи к реализации этих предварительных соглашений будет представлять собой серьезное отклонение от политики США по изоляции Северной Кореи и применению максимального экономического давления.

Раздел 2 касается военной напряженности и опасностей войны.

Раздел 2.1 обязывает «…на всех надземных, морских и воздушных пространствах всесторонне прекратить все враждебные акты друг против друга…»

Комментарий: По сути, настало время и для США прекратить все враждебные действия против Северной Кореи. Но США не являются участником Декларации.

Раздел 2.1 также включает обещание превратить демилитаризованную зону в «зону мира». С этой точки зрения интересно, начнут ли обе стороны в ближайшие месяцы вывоз оружия — мин, пулеметов, минометов и гранатометов из данной зоны.

Раздел 2.2 касается предотвращения случайных военных столкновений и создания «морской зоны мира» в Западном море, где рыбаки страдали из-за действий военных патрулей.

Комментарий: Этот шаг, направленный на прекращение враждебности и выстраивание военного доверия, принесет непосредственную пользу жителям данного района.

Раздел 2.3 обязывает «провести в мае военные переговоры на уровне генералитета».

Комментарий: Это первый положительный шаг, указывающий на то, что укрепление военного доверия и сокращение напряженности воспринимаются серьезно.

Раздел 3 обязывает Север и Юг “положить конец ненормальному нынешнему состоянию перемирия и установить прочную мирную систему…»

В разделе 3.2 говорится, что разоружение будет осуществляться поэтапно, «с учетом смягчения военной напряженности и реальным установлением взаимного военного доверия».

Комментарий: Это положение противоречит политике США, которые требуют немедленного и полного ядерного разоружения Севера. Политика США никогда не была реалистичной.

Крайне важно для США найти способ согласиться на поэтапный процесс. Например, президент Трамп мог косвенно дать согласие на поэтапный процесс, просто прекратив настаивать на немедленном разоружении. Он уже зарекомендовал себя мастером подобных противоречий.

Проблемы военной безопасности Северной Кореи как фундаментально более слабого государства являются критическим фактором в переговорах о будущих шагах по разоружению. Соединенные Штаты никогда не были склонны серьезно относиться к северокорейскому восприятию государственной незащищенности и вместо этого пытались контролировать Север посредством угроз и наказаний. Все должно измениться в случае начала поэтапного разоружения.

Примечательно, что в рассматриваемой секции нет упоминания о шестисторонних переговорах. Это позволяет предположить, что до сих пор нет согласованной “дорожной карты” процесса денуклеаризации. Видимо, Север и Юг не считают нынешнюю отправную точку продолжением шестисторонних переговоров. Содержание данного раздела Декларации позволяет предположить, что они планируют начать все сначала самостоятельно и лишь со временем обнаружится, будут ли они сотрудничать по данному вопросу с США и Китаем. И Мун и Ким не приемлют переговоры с количеством участников, более чем 3 или 4.

В Разделе 3.3 Север и Юг берут на себя обязательство “активно способствовать открытию трехсторонних переговоров с участием Севера, Юга и США или четырехсторонних переговоров с участием Севера, Юга, Китая и США”, для “объявления об окончании войны” и установления “вечной и прочной мирной системы”.

Комментарий: Не совсем ясно, почему Декларация предлагает трех- или четырехсторонний формат таких переговоров. Следует отметить, что подобный формат предлагался и в Декларации 2007 года. Такая формулировка наводит на мысли, что имеет место отсутствие согласованности (или просто неопределенность) по вопросу того, как эти переговоры начать.

Раздел 3.4 вновь подтверждает приверженность общему стремлению к “безъядерному Корейскому полуострову”.

Комментарий: Данная цель, хоть и является долгосрочной, имеет важное значение для будущего альянса РК-США. Можно легко перечислить то, что должен сделать Север для того, чтобы считаться «безъядерным». Но что касается Юга, то его шаги пока не определены, и не понятно, как  они будут согласовываться с особенностями пребывания там в течение многих лет ВС, ВМС и ВВС США.

Нет сомнений в том, что если Северная Корея допустит международных инспекторов на свою территорию и откажется от определенных классов расщепляемых материалов, она будет настаивать на аналогичных инспекциях ядерных объектов Юга и контроле его расщепляемых материалов. Совместная Декларация о денуклеаризации Корейского полуострова от 1992 определила некоторые действия и мероприятия, но их необходимо будет пересмотреть в соответствии с нынешними условиями и технологиями.

 

Межкорейский саммит: контекст имеет значение

Баранникова Анастасия, научный сотрудник НОЦ ММИ МГУ им. адм. Г.И.Невельского:

Принципиальным отличием прошедшего саммита от подобных встреч предыдущих лет было то, что Ким Чен Ын встретился с Мун Чжэ Ином как глава ядерного государства. В 2007 и тем более в 2000 г. никто и не предполагал, какого уровня может достичь ракетно-ядерная программа КНДР, а ее эксперименты в данной области, хоть и воспринимались как опасные, но не настолько, чтобы всерьез насторожить крупные державы вроде США. В РК, вопреки распространенному за пределами КП убеждению, понимали, что ЯО Севера направлено не на Юг, но против США, правда, Юг мог пострадать из-за конфликта КНДР и США. По мере создания КНДР минимального потенциала ядерного сдерживания вероятность такого конфликта снизилась. При этом если в 2007 г. был возможен отказ КНДР от ЯО при благоприятных обстоятельствах, то сейчас ситуация принципиально иная. Обозначенное в новой Декларации намерение «путем полной денуклеаризации реализовать безъядерный Корейский полуостров» сегодня означает не сворачивание ядерной программы Севера на начальных этапах. Оно означает отказ страны от уже созданного ЯО, непременным условием которого является глобальная денуклеаризация, что неосуществимо. «Север и Юг разделили общее понимание, что принимаемые Севером инициативные меры являются весьма значительными», но эти меры требуют адекватных и не менее значительных ответных шагов со стороны США. Одна только денуклеаризация Корейского полуострова потребует ликвидации «ядерного зонтика» США. А рассчитывать на то, что США и РФ начнут разоружаться в нынешних условиях, и вовсе бессмысленно. Так что ни о каком ядерном разоружении КНДР речи не идет, а ее статус можно считать необратимым.

Другим отличием нынешнего саммита стало то, что лидер КНДР впервые посетил территорию РК. До сих пор с визитами в Пхеньяне были лидеры РК. Это можно объяснить многими причинами – от конфуцианской этики и элементарной вежливости до стабильности прочности режима. Ким Чен Ына в ходе саммита сопровождала все ВПР. Это говорит о значительной степени уверенности лидера в отсутствии нештатных ситуаций в его отсутствие и соответственно, в стабильности режима.

В новой декларации есть некоторые отличия по вопросу объединения. Страны, как и раньше, уверены, что решить его можно только силами корейской нации, но в отличие от Декларации 2000 г., где упоминаются конкретные формы объединения, предложенные Севером и Югом, в новом документе говорится о намерении «соединять прерванные кровные узы нации, ускорять совместное процветание и будущее самостоятельного объединения». Это – не только признание того, что нация разделена, но и того, что за прошедшее время возникло еще больше препятствий к воссоединению. Не в последнюю очередь это экономический разрыв. Для преодоления данного разрыва необходимо «пропорциональное развитие национальной экономики». В отличие от 2007 г., когда речь шла о экономическом сотрудничестве Севера и Юга, в этот раз лидеры Корейских государств обозначили намерение «активизировать многосторонние сотрудничество и обмен, передвижение и общение разных слоев для подъема атмосферы национального примирения и сплочения». Иными словами, они учитывают новые реалии, в том числе и перспективные многосторонние проекты экономического сотрудничества, которые в конечном итоге будут способствовать межкорейскому сближению.

Есть изменения и в позициях сторон по «системе перемирия» на Корейском полуострове. В 2007 г. Север и Юг «договорились содействовать в решении вопросов, требующих, чтобы главы трех или четырех непосредственно заинтересованных сторон встретились на территории Корейского полуострова и декламировали окончание войны». Но сейчас в преамбуле Декларации было указано о намерении глав Севера и Юга «как можно скорее положить конец долгому расколу и противоборству – порождению холодной войны, храбро открыть новую эпоху национального примирения, мира и процветания, активнее улучшать и развивать отношения Севера и Юга», а в тексте документа: «Север и Юг договорились объявить об окончании войны в нынешнем году, 65-ом году заключения соглашения о перемирии, превратить соглашение о перемирии в мирное соглашение и активно способствовать открытию трехсторонних переговоров с участием Севера, Юга и США или четырехсторонних переговоров с участием Севера, Юга, Китая и США для установления вечной и прочной мирной системы». Это говорит не только об инициативности стран, но и стремлении к самостоятельности. Понимая, что внешние силы, которые в свое время разделили Корейский полуостров, не заинтересованы ни в его воссоединении, ни в изменении статус-кво (а значит, и подписании Мирного договора), лидеры корейских государств объявили о подписании собственного мирного договора, пусть и юридически и не связанного с Корейским соглашением о перемирии, подписанного КНДР, КНР и ООН. Таким образом они отказываются признавать себя заложниками интересов «великих держав» и  ставят на первое место собственные интересы. Также это может означать, что Юг не допустит одностороннего военного удара по Северу без согласования с ним (а это значит, не допустит в принципе, понимая последствия именно для КП), для Юга мир и воссоединение важнее, чем альянс с США (действительно, у РК нет врагов, кроме того, что путем пропаганды было внушено, что враг — КНДР).

О смягчении военной напряженности говорилось и в 2007, но в новой декларации Север и Юг пошли дальше и договорились «прекратить все враждебные акты в отношении другого, являющиеся основной причиной военной напряженности и столкновения».

Прежде всего, речь идет о «прекращении радиовещания через громкоговорители и разбрасывание листовок», но страны также обязались «принять разные меры военного обеспечения в соответствии с активизацией взаимного сотрудничества и обмена, передвижения и общения». С учетом налаженной прямой связи между лидерами государств это можно расценивать таким образом: южнокорейский лидер по-прежнему, связан союзническими обязательствами с США, но в случае, скажем, совместных военных маневров он всегда может дать северокорейскому лидеру объяснения, которые предотвратят возможную напряженность.

Таким образом, текст новой Декларации, возможно, и повторяет тексты предыдущих документов, но в данном случае важен контекст. Есть определенные шаблоны, формулировки. Соглашения и декларации других государств также не отличаются оригинальностью и живостью слога – на то они и соглашения. Но важны условия и время, в которое был подписан документ. Заслуживает внимания и фраза «принимать активные меры для выполнения согласованных вопросов на саммите». Известно, что саммит включал в себя и 30-минутные секретные переговоры лидеров РК и КНДР, содержание которых не знает никто кроме них самих. Оба лидера прекрасно осознают, что у межкорейского потепления больше противников, чем сторонников, поэтому логично предположить, что самое важное обсуждалось как раз в ходе данных переговоров, а не в присутствии многочисленных журналистов. Следует обратить внимание на разницу в формулировках относительно сотрудничества в районе СРЛ. Так, в 2007 г. было объявлено, что «Север и Юг договорились создать «Западноморский специальный район мирного сотрудничества», охватывающий район Хэчжу и окружающую его акваторию моря, активно вести работы по определению зоны совместного рыболовства и мирной акватории, строительству экономического спецрайона, активному использованию Хэчжуского порта, прямому рейсу гражданских судов в Хэчжуский порт и совместному использованию устья реки Римчжин и др.» — то есть, планы сотрудничества были расписаны довольно подробно. В 2018 же году официально было объявлено только следующее: «Север и Юг договорились принять практические меры для превращения зоны «северной разграничительной линии» на Западном море в мирную акваторию для предотвращения случайного военного столкновения и обеспечения безопасной рыболовной деятельности». Это не отменяет намерения развивать совместные проекты, просто стороны, трезво оценивая обстановку, отныне не будут распространяться о деталях двустороннего сотрудничества.

И следует ожидать, что рабочие моменты такого сотрудничества будут решаться через совместное бюро межкорейских связей в районе Кэсон, об учреждении которого  Север и Юг договорились в Декларации. Мы узнаем о деталях только по факту, когда сотрудничество выйдет на необратимый уровень и вмешательство в него станет бесполезным.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*