Тактика США: назвать транзитными пунктами, а использовать для разведки

Снижение интереса США к Центральной Азии на протяжении последнего года оказалось, судя по всему, всего лишь кратковременной паузой. И разворачивающиеся сегодня вокруг этого региона события говорят о ее фактическом окончании.

27 февраля глава Центрального командования Вооруженных сил США Дж. Вотел на слушаниях в комиссии по делам вооруженных сил палаты представителей Конгресса пожаловался на то, что влияние Кремля в Центральной Азии создает для Штатов проблемы, которые мешают им достичь своих целей. При более внимательном ознакомлении с его выступлением становится очевидным, что проблемы эти связаны с обеспечением продолжающейся операции США в Афганистане, уходить из которого они, судя по всему, в обозримой перспективе не собираются.

«Россия сохраняет значительное влияние в Центральной Азии, где страны, входившие ранее в Советский Союз, все еще полагаются в различной степени на Россию в том, что касается их экономических потребностей и обеспечения безопасности, – отметил глава ЦЕНТКОМА. – Это создает для нас проблемы, так как предпринимаемые Россией усилия могут ограничить возможности для взаимодействия [с этими странами] и предоставить Москве дополнительные рычаги влияния. В частности, силы НАТО, размещенные в Афганистане, зависят от партнеров в Центральной Азии в логистической поддержке». Тревогу у Дж. Вотела вызывает и евразийская интеграция, с помощью которой Россия, по его мнению, стремится «восстановить доминирующее влияние вдоль периферийной или буферной зоны».

Ответ российского МИД долго себя ждать не заставил. 3 марта на официальном сайте внешнеполитического ведомства был опубликован комментарий, в котором отмечалось, что за выступлением Д. Вотела стоят «те, кто хотел бы отсечь страны Центральной Азии от многопланового массива сотрудничества с Россией».

На деле Россия сделала для региона гораздо больше, чем США. Объем российской помощи центральноазиатским государствам за последние 10 лет превысил 6 млрд. долл., а инвестиции – 20 млрд. долл. Торговля РФ со странами региона за последний год выросла на треть. В России работают около 4 млн. трудовых мигрантов из Центральной Азии. Активно развивается гуманитарное сотрудничество. В вузах РФ обучаются около 150 тыс. студентов из стран ЦА, в том числе 46 тыс. – за счет бюджета.

Но американцев в Центральной Азии интересует отнюдь не экономическое и гуманитарное сотрудничество, а вполне конкретная вещь – использование ее территории для транзита своих военных грузов в Афганистан. Именно об этом и говорил в своем выступлении Дж. Вотел. Все прочие направления сотрудничества, включая борьбу с наркотрафиком, охрану границ и различные виды экономической помощи, являются всего лишь фоном к достижению этой главной цели. В этом же контексте следует понимать и заявление американского военачальника о том, что влияние России на страны Центральной Азии ограничивает взаимодействие с ними США и предоставляет Москве дополнительные рычаги влияния на ситуацию в регионе.

Крайне любопытной на этом фоне выглядит опубликованная 14 февраля ресурсом afghanistan.ru «Аналитическая записка № 1» Андрея Серенко, заголовок которой гласит: «США готовят реанимацию «северной сети поставок» в Афганистан». Отмечая готовящуюся переброску военных сил США из Ирака в Афганистан, он заключает, что это обернется дополнительной нагрузкой для сил снабжения и тыла. Между тем «традиционный» маршрут через Пакистан вскоре может оказаться под угрозой, поскольку новая стратегия Дональда Трампа предполагает усиление политического и экономического давления на Исламабад, который недостаточно активно борется с «Талибаном» и «Исламским государством». Если против Пакистана будут введены санкции, то он, скорее всего, перекроет «южный» маршрут.

Компенсировать его отсутствие за счет доставки грузов через Россию и страны Центральной Азии, как это было в «нулевые» годы, США не могут из-за продолжающейся холодной войны с РФ. Кроме того, ссориться с Исламабадом не хочет и Кремль, который занят выстраиванием с ИРП дружественных отношений. Поэтому единственным вариантом для американцев является использование коридора Азербайджан – Казахстан – Узбекистан – Афганистан, предполагающего доставку военных грузов в Баку и их транспортировку по воздуху или морю в порты Казахстана и далее по железной дороге в Узбекистан и Афганистан. Добавим, что по сравнению с «российским» маршрутом новый вариант доставляет большие неудобства, требуя двойной перевалки грузов: сначала морем в Грузию, потом по суше в Азербайджан и снова морем в Казахстан. Но других вариантов у США на сегодняшний день нет.

Не случайно Штаты в последнее время начали уделять пристальное внимание развитию отношений с двумя ключевыми странами Центральной Азии – Казахстаном и Узбекистаном, от которых напрямую зависит функционирование нового маршрута. По Узбекистану США в начале этого года провели целую серию экспертных и дипломатических мероприятий, направленных на зондирование региональных позиций и внешнеполитических планов нового узбекского руководства. Отсюда же настойчивое стремление Госдепа возродить формат С5+1, о чем 12 января с.г. заявила первый заместитель помощника госсекретаря в Бюро по Южной и Центральной Азии Элис Уэллс. Этот формат, изобретенный во времена Джона Керри, представляет собой дипломатическую площадку для переговоров Вашингтона с центральноазиатскими столицами и как нельзя лучше соответствует задачам вытеснения России из региона.

Примечательна в этой связи незамысловатая «двухходовка», которую США осуществили для того, чтобы сделать более сговорчивым в плане организации нового маршрута Казахстан. В конце декабря в бельгийском филиале одного из крупнейших американских банков по требованию суда были арестованы 22 млрд. долл., принадлежавшие Национальному фонду Казахстана. Аналитики тогда долго гадали, не является ли такой шаг прологом к аресту российских активов на Западе и началу полномасштабной финансовой войны? Однако все оказалось гораздо проще. После январского визита Н. Назарбаева в Вашингтон арест с казахстанских счетов был снят, а сам президент, как отмечает А. Серенко, поспешил заявить, что «наш регион должен поддержать работу Соединенных Штатов в этом направлении (борьбу с терроризмом в Афганистане), потому что это для нас очень важно».

По итогам визита было заключено три межправительственных соглашения. Одним из них стал протокол к соглашению по коммерческому железнодорожному транзиту через территорию Казахстана, юридически оформивший новый маршрут. По словам председателя комитета палаты по международным делам, обороне и безопасности Мажилиса (нижняя палата парламента Казахстана. – Авт.) Маулена Ашимбаева, документ предусматривает использование портов Актау и Курык, а также железнодорожных перевозок. Причем это соглашение, как подчеркнул в ходе своего выступления перед депутатами Мажилиса глава казахстанского внешнеполитического ведомства Кайрат Абдрахманов, «полностью соответствует интересам Республики Казахстан как стратегического партнера Соединенных Штатов, как страны, которая стремится поддерживать мир и стабильность в Афганистане».

По мнению же российских аналитиков военно-транспортное сотрудничество Казахстана с США может иметь далеко идущие последствия для военно-стратегической и геополитической ситуации в Прикаспийском регионе. Соглашение о транзите может послужить началом военного проникновения США в Центральную Азию, о котором они мечтают уже давно. Причем военные базы вовсе не обязательно оформлять именно как военные объекты. Можно назвать их транзитными или перевалочными пунктами, а использовать для военных, логистических и разведывательных целей. Военная база США в бишкекском аэропорту Манас в 2009-2014 гг. тоже была оформлена как Центр транзитных перевозок ВВС США. Но все перевозки через него были закрытыми, и никаких прав на досмотр и контроль грузов киргизские власти не имели.

В истории с американским транзитом через Киргизию есть и еще один крайне поучительный момент. База в Манасе, расположенная в самом сердце Центральной Азии, активно использовалась США для разведки. По вполне основанным предположениям аналитиков система глобального слежения «Эшелон», которая ранее функционировала в Манасе, после его ликвидации была перебазирована в посольство США в Бишкеке. Никаких гарантий, что территория Казахстана не будет использована таким же образом, Вашингтон, естественно, не даст.

Помимо территориальной близости к России и возможности сканировать военные объекты Южного и Центрального военных округов РФ интерес для американцев представляет и сам Казахстан, где до сих сконцентрирована российская инфраструктура для испытаний ракетной техники. И все это в условиях, когда отношения России с США начинают напоминать времена Карибского кризиса.

Кирилл СОКОВ

Сайт «РИТМ ЕВРАЗИИ» (www.ritmeurasia.org)

20.03.2018

Адрес материала: https://www.ritmeurasia.org/news—2018-03-20—taktika-ssha-nazvat-tranzitnymi-punktami-a-ispolzovat-dlja-razvedki-35492

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*