Почему не все довольны итогами саммита США — КНДР

«Пользовательское соглашение iTunes содержит более конкретную статью о неиспользовании ядерного оружия, чем документ, только что подписанный Трампом и Кимом». Эта шутка, ставшая популярной в Twitter, созвучна мнению многих экспертов и политиков, наблюдавших за ходом исторического саммита США — КНДР. ТАСС выбрал самые главные претензии, которые остались у наблюдателей после «исторической встречи» Дональда Трампа и Ким Чен Ына в Сингапуре.

«Встреча Ким Чен Ына с Трампом имела замечательный эффект, стороны довольны достигнутым результатом. Но на самом деле реальных результатов пока не видно», — указал в беседе с ТАСС директор Центра азиатской стратегии России Института экономики РАН Георгий Толорая.

По словам эксперта, документ, который удалось подписать Трампу и Ким Чен Ыну «не содержит серьезных сенсаций». «В нем повторено то, что ранее звучало. Он нисколько не идет дальше тех договоренностей, которые были достигнуты между КНДР и США в 1994 году. Документ расплывчатый и не содержит пока конкретных обязательств сторон», — пояснил он.

В совместной декларации нет четкого определения процесса денуклеаризации, не установлены сроки, не приведены подробности того, как будет осуществляться проверка выполнения Пхеньяном своих обязательств. На это обратил внимание глава нью-йоркской неправительственной организации «Совет по международным делам» Ричард Хаас.

Перспективы денуклеаризации представляются еще более туманными, если учесть непредсказуемость нынешних лидеров США и КНДР. «Уверенности в том, что обе стороны (США и КНДР) немедленно бросятся развивать сингапурский успех, пока нет. Слова Трампа о том, что процесс денуклеаризации на Корейском полуострове начнется «очень и очень скоро», — это больше пожелание, чем факт», — отметил глава комитета Совета Федерации по международным делам Константин Косачев.

Западные эксперты-международники упрекают президента США в том, что он пошел на слишком большие уступки. При этом Пхеньян вышел из саммита «без потерь» (не считая временный отказ от ядерных и ракетных испытаний) и не взял на себя никаких четких обязательств. «Сингапурский саммит стал победой Ким Чен Ына, — пишет The Washington Post. — Америке нужны существенные обязательства от Северной Кореи. Пока Трамп их не получил».

«Наибольшую озабоченность вызывает то, что США пошли на существенные уступки именно в вопросе о приостановке американо-южнокорейских военных учений, — подчеркнул Ричард Хаас. — К сожалению, Трамп говорил о совместных американо-южнокорейских учениях как о провокационных военных играх. Вызывает тревогу и тот факт, что он говорил о возможности вывода американских войск из Южной Кореи, не упоминая при этом о мерах по снижению угрозы, которую представляют обычные вооружения Северной Кореи. А если окажутся правдой предположения о том, что он не предупредил об этом заранее Южную Корею, то это станет очередным ударом по союзникам».

Некоторые соратники Дональда Трампа из Республиканской партии осторожно критикуют итоги саммита, указывая на ненадежность каких-либо договоренностей с Пхеньяном. «Мы должны скептично относиться к любым сделкам с Ким Чен Ыном, — поделился в Twitter сенатор-республиканец Марко Рубио. — Надеюсь, я ошибаюсь, но все же верю, что они никогда не откажутся от ядерных боеприпасов и МБР, пока не поймут, что в противном случае последует смена режима».

Аналогичное мнение высказал спикер Палаты представителей Конгресса США Пол Райан: «Мы всегда должны помнить, что имеем дело с режимом, известным своей давней историей обманов. По мере того как переговоры продвигаются вперед, есть только один приемлемый окончательный результат: полная, поддающаяся проверке и необратимая денуклеаризация». Вместе с тем Райан, как и большинство республиканцев, положительно оценил итоги саммита и вклад Дональда Трампа.

Оппоненты президента из числе демократов проявили больший скепсис. По их мнению, наиболее неблагоприятный исход саммита заключается в том, что КНДР получила признание как серьезная держава, с которой следует разговаривать на равных. Cенатор-демократ Крис Мерфи также посетовал на то, что «Трамп жестоко разорвал отношения с ближайшими союзниками Америки [по G-7]», однако «щедро отнесся» к «бесчеловечному диктатору Ким Чен Ыну».

Политологи, политики и журналисты сходятся в одном: саммит, несомненно, положителен и полезен хотя бы потому, что он отдалил перспективу роста напряженности и войны между США и КНДР. «Начало диалога было неизбежно, потому что альтернативой ему была война, — напомнил ведущий научный сотрудник Института Дальнего Востока РАН Василий Кашин на экспертной дискуссии клуба «Валдай». — Угроза войны снята, остановлена программа создания межконтинентальных ракет. Но условия для дальнейшего диалога неблагоприятные».

Артур Громов

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*