Информационные войны: спорт и политика

Продолжение. Начало в №№ 2-4 за 2018 г

Участие России в Олимпийских играх в последние годы было омрачено допинговыми скандалами, приведшими к ограниченному представительству на летних Играх в Рио и выступлению нашей команды под олимпийским флагом на зимних Играх в Пхенчане. Но первый тревожный звонок прозвучал гораздо раньше, еще в 1996 году, на летних Олимпийских играх в американской Атланте.

Тогда 28 июля 1996 года представители МОК сообщили, что тесты российского пловца Андрея Корнеева, выигравшего «бронзу» в плавании на 200 м баттерфляем, российского борца Зафара Гулиева — бронзового медалиста в категории до 48 кг и велосипедистки Риты Размайте (Литва) дали положительный результат на наличие в организме бромантана — стимулятора, способного к тому же маскировать применение анаболиков. 30 июля тот же препарат нашли у российской пловчихи Нины Живаневской, а 1 августа — у бегуньи Марины Транденковой. Все спортсмены были дисквалифицированы, а у Андрея Корнеева и Зафара Гулиева отобрали бронзовые медали.

Эту тему тут же стали муссировать на брифингах и пресс-конференциях. Стоит отметить, что в то время ещё не существовало ВАДА, и все его функции выполняла медицинская комиссия МОК, которая и затеяла разбор полетов. Российская делегация подала протест, поскольку формально бромантан на тот момент не был запрещен.  В результате, россияне подали апелляцию в спортивный арбитраж и выиграли дело, а дисквалификация атлетов была упразднена судейской коллегией.

Собственно, как отмечает занимавший в то время пост вице-президента Олимпийского комитета России Александр Козловский, оправдание наших спортсменов во многом является заслугой нанятого ОКР за 20 тысяч долларов американского адвоката.  В основу защиты было положено то обстоятельство, что никакого запрета бромантана во время Олимпийских игр со стороны МОК не было, в ином случае шансов бы, скорее всего, не было. Но сыграло свою роль и везение, так как Интернет тогда был в зачаточном состоянии. Вот как пишет об этом Козловский:

«Наш адвокат быстро вошёл в курс дела. В первый же день американец, выложив передо мной пачку фотокопий статей из российской прессы, попросил:

— Переведите, что здесь написано.

— «Стимулятор» – stimulant.

— Будем надеяться, что наши оппоненты эти заметки не читали».

Действительно, у американского адвоката были все основания для волнения, поскольку бромантан – классический допинг, стимулятор, аналог первитина и амфетаминов. Хотя бромантан не фигурировал в списке запрещенных МОК препаратов, это не снимало проблему. Дело в том, что по тогдашним правилам для дисквалификации было достаточно быть «схожей субстанцией» (related substance) с официально запрещёнными. И суду предстояло решить главное: является ли бромантан «related substance», то есть веществом, имеющим те же свойства, что и допинг. Позиция российской стороны была железобетонной: мы не знаем ни о каких стимулирующих свойствах, препарат применяли только для укрепления организма. В результате, CAS решил, что «подозрительных обстоятельств» для признания бромантана допингом недостаточно, а в итоговом документе было написано: «Нет никаких доказательств, что спортсмены употребляли его с какой-либо иной целью, кроме укрепления иммунной системы организма». Все спортсмены были оправданы, медали им с извинениями вернули. Первое официальное допинговое разбирательство на Олимпийских играх Россия выиграла. Однако, случись нечто подобное сегодня, скорее всего, результат был бы не в нашу пользу.

Впрочем, медицинская комиссия МОК быстро сделала выводы: к моменту проведения Олимпиады 2000 года в Сиднее бромантан уже был в запрещенном списке. Собственно, сиднейская Олимпиада так же не обошлась без допинговых скандалов, хотя они разразились не на самих играх, а позднее, и были связаны, в основном, с членами сборной команды США.  Так, американка Мэрион Джонс выиграла бронзу в прыжках в длину, три золота в беге на 100 и 200 метров и эстафете 4х400 метров, а также бронзу в эстафете 4х100 метров. Однако в 2007 году в результате скандала, связанного с употреблением Джонс допинга, она была лишена всех пяти медалей.

Примечательно, кстати, что, несмотря на это, сборную США не лишили командных медалей (золота и бронзы) в эстафетах, хотя китайская сборная в 2010 году была лишена завоеванной в 2000 году в Сиднее бронзовой медали в командных соревнованиях по спортивной гимнастике после того, как выяснилось, что их гимнастка Дун Фансяо не имела права принимать участие в соревнованиях по возрасту. В результате, бронзовая медаль вместо китайцев была присуждена сборной США.

Впрочем, золотую медаль в эстафете 4×400м американская сборная по легкой атлетике все же потеряла после того, как в 2008 году бегун Антонио Петтигрю признался в том, что с 1996 года принимал запрещенные препараты.  Бронзовой медали в личной шоссейной гонке из-за допинга также был лишен американский велосипедист Лэнс Армстронг.

Зимняя Олимпиада 2002 года в американском Солт-Лейк-Сити получилась самой скандальной за всю историю олимпийского движения до этого времени. Многие связывают то, что случилось тогда в США со сменой президента МОК. Жак Рогге, пришедший на смену Хуану Антонио Самаранчу не справился с давлением общественности и принял ряд неверных решений. В отличие от испанца, Рогге часто касался темы допинга, и именно допинговые скандалы стали одними из самых громких на Играх 2002 года.

Собственно, даже с выбором Солт-Лейк-Сити столицей XIX зимних Игр связан серьезный скандал, вызванный получением некоторыми членами МОК неподобающих подарков и других преференций. Например, Жан-Клод Ганга из Конго бесплатно лечил в Солт-Лейк-Сити свою тещу, сын члена МОК из Ливии Башира Аттарабулси получил грант на учебу в местном университете, а сын южнокорейца Кима Йонга устроился в городе на работу для последующего получения вида на жительство. В 1999 году эти и ряд других членов МОК были исключены из МОК. Но сами Игры были омрачены более сильными скандалами, большинство из которых было связано с употреблением спортсменами допинга, и некоторые участники игр были лишены завоеванных олимпийских медалей (в том числе и золотых) за употребление запрещённых препаратов.

Правда, самая настоящая бомба, пожалуй, разорвалась как раз не из-за допинга, а после окончания соревнований по фигурному катанию среди спортивных пар, которые выиграли Елена Бережная и Антон Сихарулидзе. Канадцы Джеми Сале и Давид Пелетье заняли второе место, однако канадская федерация подала протест на результаты соревнований. Хотя выступавшая первой российская пара и допустила одну незначительную ошибку (при приземлении с двойного акселя Сихарулидзе вместо выезда сделал шаг), уровень мастерства и художественное представление программы не вызвало у судей никаких сомнений, тем более, что наша пара по очкам лидировала после короткой программы. Мнения судей в итоге разделились: пять из девяти первых мест получила российская пара, которой и были вручены золотые медали, а канадцам досталось серебро.

Однако средства массовой информации США и Канады, словно сговорившись, обрушились на судей, Международный союз конькобежцев, МОК и наших спортсменов, озвучивалась даже версия некоего сговора арбитров из «восточного блока». Канадские и американские газеты вышли с заголовками «Ледяной шторм», «Скандал на льду», «Скейтгейт», осуждая решение судей, а в одной из статей «New York Times» говорилось о том, что «вернулись дни холодной войны».

Масло в огонь подлила информация о якобы необъективности судьи из Франции Мари-Рен Ле Гунь, которая под давлением председателя техкома Международного союза конькобежцев англичанки, имевшей также и канадское гражданство, С. Степлфорд сообщила, что поставила россиян на первое место по просьбе главы французской федерации фигурного катания Д. Галагье, который, якобы, договорился с российским судьей, что тот в обмен на это поставит высшие баллы французской паре в спортивных танцах. В действительности же российский судья в этом виде А. Шеховцова дала французам 2-е место.  Позднее, в своем письменном заявлении Мари-Рен Ле Гунь отказалась от этих утверждений, объяснив их давлением С. Степлфорд, а также подтвердила, что считает победу российской пары заслуженной. Как заявил адвокат французской судьи Макс Миллер, Гунь подверглась нецензурным словесным оскорблениям и угрозам в физической расправе со стороны тех, кто не разделял её оценки.

Между тем, российский арбитр Марина Саная заявила, что рефери судейской бригады, обслуживавшей соревнования пар, американец Р. Пфеннинг, оказывал давление на судей, в частности сказав им, вопреки всем правилам, что паре Бережная — Сихарулидзе они не должны ставить оценки больше, чем 5,8. Президент Федерации фигурного катания России Валентин Писеев также указал, что за это Р. Пфеннинг получил взыскание от ИСУ. Тем не менее, все тот же Пфеннинг подал жалобу на оценки судей, и в результате на совместной пресс-конференции президента ИСУ О. Чинкванты и президента МОК Ж. Рогге было объявлено о беспрецедентном решении впервые за всю историю фигурного катания: канадцам будут вручены золотые медали, российской паре также были сохранены золотые медали, поскольку ее вины ИСУ и МОК не усмотрели. Впервые в истории состоялась беспрецедентная повторная церемония награждения, на которой канадцам заменили серебряные медали на золотые. Примечательно также, что Бережная и Сихарулидзе присутствовали на этой повторной церемонии, тогда как занявшая третье место пара из КНР Шэнь Сюэ и Чжао Хунбо отказалась на нее прийти, посчитав это мероприятие фарсом.

Вообще, спортивная часть Олимпиады-2002 оказалась несколько в тени околоспортивных скандалов, а сами Игры стали демонстрацией торжества «двойных стандартов». Политизированность спортивных событий достигала такого накала. Что в Москве некоторые «горячие политические головы» даже призывали в знак протеста против дисквалификации российских спортсменов отказаться от дальнейшего выступления на Олимпиаде и немедленно покинуть США.

Собственно, череда допинговых скандалов началась непосредственно перед Олимпиадой — первая предстартовая пресс-конференция российской делегации в Солт-Лейк Сити была посвящена истории с российской лыжницей Натальей Барановой-Масалкиной, дисквалифицированной на два года за обнаруженный в ее анализах эритропоэтин (ЭПО). Предвзятость ВАДА в отношении «дела Барановой» была очевидна: пробу А на содержание ЭПО тестировали в Осло 1 февраля, а пробу В в Швейцарии уже 5 февраля, причем наша лыжница не была оповещена о дате вскрытия повторного анализа, как того требовали правила. Более того, за два месяца до этого случая наши специалисты обратились в ВАДА с просьбой предоставить новый метод выявления ЭПО, но в ответе было сказано, что он еще окончательно не готов. То есть, для того, чтобы мы контролировали своих спортсменов, метода не было, но для того, чтобы их проверяли другие, – он существовал.

Примечательно, что глава спортивной делегации России Виктор Маматов на этой пресс-конференции попытался вместо каких-либо оправданий по «делу Барановой» перейти в атаку на якобы больных астмой спортсменов, заявив: «У нас есть данные, что 80 процентов участников Игр больны астмой! Причем больные постоянно опережают здоровых атлетов. ОКР несколько раз писал об этой проблеме в МОК, в ВАДА, но реакции на наш сигнал не последовало». Собственно, какой-либо внятной реакции на это нет до сих пор.

Один из наиболее громких скандалов разразился перед женской лыжной эстафетой. Российская команда, которая вряд ли бы упустила очередное «золото», была не допущена на старт из-за повышенного содержания гемоглобина в пробе крови Ларисы Лазутиной. Причем объявлено об этом было за считанные минуты до начала гонки, когда наша команда уже не могла сделать замену.

Дальше – больше. В последний день Олимпиады Лариса Лазутина заняла первое место на 30-километровой дистанции, но спустя несколько часов из-за обнаружения в крови дарбэпоэтина она была дисквалифицирована, как и еще одна российская спортсменка Ольга Данилова, а также испанец немецкого происхождения Йохан Мюллег.  Между тем, выяснилось, что дарбепоэтин не входил в список препаратов, запрещенных к применению.  Однако в этот раз, в отличие от упоминавшегося выше случая в 1996 году, доказать свою правоту нам не удалось — генеральный секретарь МОК Франсуа Каррар сразу объяснил, что что, когда писался антидопинговый кодекс, этого препарата еще не существовало, но там же было прописано, что атлет может быть наказан и за использование аналога существующих под запретом субстанций. В результате, все трое спортсменов были лишены завоеванных на Играх наград.

Каждая медаль на Олимпиаде в Солт-Лейк Сити давалась российским спортсменам с неимоверным трудом. Ольга Пылёва смогла помешать немецким биатлонисткам взять всё «золото» Игр, став первой в истории олимпийской чемпионкой в гонке преследования. Бронзу в российскую копилку добавили Виктор Майгуров и женская эстафетная команда.

Традиционно успешный для России лыжный спорт из-за дисквалификаций принес гораздо меньше медалей, чем ожидалось. Помимо неожиданного золота Иванова в результате дисквалификации Мюллега, после дисквалификаций других российских гонщиц Юлия Чепалова стала в Солт-Лейк-Сити обладательницей наград всех достоинств — золота в спринте коньковым (свободным) стилем, серебра на 10 км классическим стилем и бронзы в масс-старте на 15 км свободным стилем.  Однако накануне женской лыжной эстафеты в пресс-центре Олимпиады стали распространять слухи о том, что в допинг-пробе Юлии Чепаловой обнаружено что-то не то. Прояснить ситуацию смогли только представители официальной российской делегации, которые отмели все подозрения: «Это провокация, призванная выбить российскую команду из колеи».

Зато не было конкурентов у совсем еще молодых Евгений Плющенко и Алексея Ягудина в борьбе за «золото» в одиночном фигурном катании. В этом споре Алексей вышел победителем, а Евгений ждал еще 4 года, чтобы взять своё «золото». Еще одну серебряную награду в копилку российской команды положили танцоры Ирина Лобачева и Илья Авербух.

После достойного выступления в Нагано россияне возлагали большие надежды на олимпийскую хоккейную сборную, но они не оправдались в полной мере. После напряженной победы над чехами в четвертьфинале, Россия уступила в полуфинале США и смогла завоевать только бронзу. «Золото» же досталось канадцам, которых снова вел за собой Уэйн Гретцки, на этот раз уже в качестве тренера.

Все эти скандальные события создали довольно нервозную обстановку, выводя наших спортсменов из равновесия, и в результате Россия не смогла составить конкуренцию Норвегии и Германии в борьбе за лидерство в общекомандном зачете. В итоге, здесь первенствовали норвежцы, завоевавшие 13 медалей высшего достоинства и опередившие немцев на одно «золото», сборная США стала третьей, а Россия оказалась лишь пятой, пропустив вперед Канаду.

Между тем, несмотря на судейские и допинговые скандалы было очевидно, что в российском спорте появились признаки наступления кризиса, причем во многих видах. Отчасти это было обусловлено тем, что многие спортсмены, воспитанные еще в СССР и завоевывавшие медали в Нагано, уже закончили выступления, либо шли к завершению спортивной карьеры, а молодое поколение еще не достигло уровня, позволяющего показывать высокие результаты на олимпийском уровне.  Но очевидной была и необходимость корректировать систему подготовки и совершенствовать контроль за применением спортсменами различных препаратов, чтобы избежать возможных обвинений в допинге.

Продолжение следует

 

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*