Сибирские дивизии: за гранью памяти

Сложнее всего писать о том, что вроде бы известно всем, но в то же время неизвестно никому. Есть такие темы. И появились они, увы, в «свете решений партии и правительства» СССР уже после войны. Без какой-либо логики, на наш взгляд.

Одна из таких тем — сибирские дивизии, бригады, отдельные полки и батальоны.

Почти в каждом городе, который был затронут войной, есть улицы, названные в честь сибирских дивизий. Именно так, с упоминанием в названии слова «сибирская». Старшее поколение, те, кто лично встречался с участниками крупнейших битв Великой Отечественной, прекрасно помнят, как отвечали, к примеру, защитники Москвы на вопрос о том, кто защитил столицу от немцев. Сибиряки и ополченцы!

Однако если вы попробуете узнать о сибирских дивизиях в Центральном архиве Министерства обороны или в мемуарах наших военачальников, таких сведений вы не найдете. Слово «сибирская» вымарано и заменено простым перечислением номеров частей или соединений.

Документы в Центральном архиве засекречены, причем засекречены бессрочно! Говорят, по личному указанию товарища Сталина. Даже в наградном отделе сведений о принадлежности военнослужащих к сибирским дивизиям нет. Короче говоря, официального подтверждения боевой репутации воинов-сибиряков нам найти не удалось. Вернее всего, таких документов просто нет.

А между тем, сразу же после объявления войны в военкоматы сибирских городов пришли десятки, сотни тысяч добровольцев. Пришли рабочие, крестьяне, охотники, жители далеких таежных заимок… Сотни тысяч заявлений. Как граждане, как мужчины, сибиряки себя проявили не хуже других регионов.

Между тем, а куда деваться было? Европейская часть в 1941-м году стремительно становилась оккупированной территорией. И расчет если и был, то да, на жителей Урала и Сибири. Это логика, сопоставимая с логикой 152-мм снаряда.

Первое упоминание сибиряков в немецких (!) архивах относится к знаменитому контрнаступлению под Ельней. Немцы, в отличие от нас, хранили документы такими, какие они были изначально. Вот поэтому рассказ о защитниках Москвы следует начать именно с контрнаступления под Ельней.

Дважды герой Советского Союза, генерал армии Афанасий Павлантьевич Белобородов

Многие читатели знают об этой операции. Многие читали о ней в мемуарах маршала Жукова. Но лишь немногие читали первое издание этих мемуаров. Однотомное, с красно-белой суперобложкой. Знания же большинства ограничены официальным курсом истории и интернетовским историческим суррогатом.

Вспомните, что в вашей памяти всплывает при упоминании этой операции? Первое контрнаступление Красной армии в войне. Место рождения советской гвардии. Первое применение реактивных минометов «Катюша». Прекрасно продуманная операция будущего маршала Победы…

Но, если внимательно посмотреть сводки Совинфорбюро того времени, то выясняется интересная подробность. Победные реляции и сводки из частей и соединений закончились через 3 дня! А сама операция вдруг превратилась всего лишь в эпизод Смоленского сражения. Так это трактуется даже сегодня.

Все знают, что операция проводилась силами двух армий. 24-й и 43-й. Но в ходе наступления 43-я армия существенных успехов не достигла. Она вынуждена была занять оборону. А вот 24-я действительно дралась успешно. Но, судьба этой армии трагична.

Итак, 24-я армия формировалась в Новосибирске. Причем, в состав армии были включены не новобранцы, а воины запаса. Те, кто был обучен, даже иногда имел боевой опыт (Хасан и Халхин-Гол). В составе армии для наступления было 7 стрелковых дивизий, дивизия народного ополчения, две танковых дивизии, моторизованная дивизия, десять артиллерийских полков корпусной артиллерии (122‑мм пушки образца 1931 г., 152‑мм гаубицы образца 1934 г., 203‑мм гаубицы образца 1931 г.), полки РГК и ПТО.

Армия нанесла немцам значительные потери. Отбросила их от Москвы на десятки километров на запад. Однако, как это часто случалось в начале войны, командование не смогло обеспечить армию резервами. Фактически 24-я армия действовала автономно. О чем практически сразу доложили немецкие разведчики.

Дальше немцы действовали согласно сложившемуся за первые месяцы войны алгоритму. Танковые удары, рассечение армии на части и окружение в котлах. В этой ситуации, после потери координации действий солдаты РККА раньше сдавались подразделениями и частями. Оставалось только разоружить и отправить в лагерь.

И вот тут впервые упоминаются сибиряки в донесении одного из командиров полков. «Это не красноармейцы, это сибиряки». У немцев не было опыта контактных боев с сибирскими частями. И они действовали ровно так, как и раньше. Шеренга солдат выдвигалась к позициям русских, ведя огонь и поливая пулеметным огнем с флангов.

Однако, как только шеренги приблизились к русским позициям, последовал прекрасно организованный, а главное, меткий огонь из винтовок и карабинов. Даже там, где фашисты достигали позиций, завязывались страшные рукопашные схватки. В ход шли не только штыки, но и саперные лопатки, стрелковое оружие, ножи…

Потеряв более 20 000 человек в ходе этих атак, немцы отказались использовать пехоту и уничтожали сибиряков авиацией, артиллерией и минометами. Пехота и танки использовались для усиленной блокады.

Но даже в этих условиях незначительному числу советских солдат удалось прорваться из котла.

Но вернемся к битве за Москву. Действительно ли количество сибиряков там было достаточным, чтобы говорить именно об их вкладе в победу под Москвой? Итак, цифры. В 1941 году Москву обороняли 17 сибирских дивизий, 2 стрелковые бригады, отдельные полки и батальоны лыжников. Да-да, именно эти отдельные лыжные батальоны вы могли видеть на пленке парада 1941 года в Москве, а немцы в своих тылах перед очередным кошмаром.

За исключительные заслуги в обороне столицы 32-я, 78-я, 82-я, 93-я, 119-я, 133-я стрелковые дивизии, 29-я и 79-я стрелковые бригады преобразованы в гвардейские.

Описывать боевые эпизоды из жизни всех этих соединений и частей не буду. Мы говорим об особенностях боевой репутации сибиряков. Достаточно рассказать об одном соединении, которое известно большинству россиян. Хотя бы по известному кинофильму «Один день командира дивизии».

Практически все, кому хоть раз в жизни проезжать по Волоколамскому шоссе, видели на 41-м километре мемориальный комплекс с вечным огнем и памятником защитникам Москвы. Вечный огонь сейчас находится именно в том месте, до которого дошли немцы в 1941-м году. Именно на том месте, откуда началось наступление наших войск.

Там же находится братская могила советских солдат, которые погибли на этом рубеже. И отдельно стоящая могила их командира — дважды героя Советского Союза, генерала армии Афанасия Павлантьевича Белобородова. Командир завещал похоронить себя рядом со своими солдатами 41-го года.

78-я стрелковая дивизия полковника Белобородова прибыла на 36 эшелонах под Москву в октябре 1941 года. И сразу же была направлена на самое опасное направление — истринское. 14,5 тыс. сибиряков против усиленной (22 тысячи) дивизии СС «Reich». Именно эта дивизия, прославившаяся во Франции и Польше, должна была брать Москву.

Рассказывая о контрнаступлении под Ельней, я упомянул о вооружении немецких и советских частей. Превосходство немцев было сокрушающим. Именно поэтому, несмотря на героизм и самоотверженность воинов РККА, Красная армия отступала. Отступали все, в том числе и сибиряки.

Однако суровая жизнь приучила сибиряков к поиску неординарных решений. Немецкие офицеры и генералы неплохо знали наши боевые уставы. Потому и могли предсказывать действия наших командиров в различных ситуациях. Белобородов действовал по-другому. Действовал, используя сильные стороны собственных солдат.

Расскажу два эпизода из боевой биографии 78-й дивизии.

Придорожные деревни располагаются обычно с двух сторон от шоссе. Так была расположено и село Медведево. Именно там для немцев началась другая война. Если под Ельней было контрнаступление, то в Медведево немцев просто начали бить. Жестоко, зло, не щадя ни себя, ни врага. Бить так, что память о таких боях сохранилась у немецких солдат до конца жизни. У кого получилось там выжить. Были и такие, надо сказать.

Для начала процитирую военного корреспондента, который был рядом с Болобородовым в эти дни, Евгения Захаровича Воробьева:

«На окраине, на околице, стоял комдив 78, тогда ещё полковник Белобородов, и говорил. Дословная запись была сделана в тот же день:

— Понимаете, браточки, ну некуда нам отступать. Нет такой земли, куда мы могли бы отступить, чтобы нам, сибирякам, не было бы стыдно смотреть в глаза людям…»

Дело в том, что днем, пользуясь огневым превосходством, немцы заняли половину села. Ту, что находилась за шоссе. Утром готовилась атака на другую половину. И исход этой атаки был предсказуем. И комдив решил провести штыковую атаку ночью!

Только в этом случае немцы не могли использовать пулеметы, минометы и танки. Шансы уравнивались.

Ночью, молча, без криков «Ура!», без шума, сибиряки перешли шоссе и перекололи немцев штыками. К утру немецкого батальона не существовало. Село было освобождено.

Другой эпизод, который красиво обыгран в названном мною фильме, тоже имел место в жизни. Но в несколько ином виде. Тут необходимо послушать самого генерала Белобородова.

«В городе Дедовске есть фабрика. Она была хорошо оборудована. А на меня возлагалась, как на командира дивизии, обязанность взрывать объекты и ж/д пути, чтобы не была, так сказать, готовой дорога немцам.

И вот была подготовлена фабрика для взрыва. Мне докладывал инженер товарищ Булкин.

Приехали мы в Дедовск на фабрику. Посмотрел. Душа не лежит. А полтора-два километра — деревня Рождественки. Там уже немцы. Что делать? Взрывать или что?

Волков меня спрашивает: «Как же быть со взрывом?»

Я говорю: «Знаешь, что, Николай, будет здесь НП дивизии. А раз командир дивизии будет здесь… Я думаю, что мы отстоим Дедовск. Ну а если уж немцы захватят, то будем взрываться вместе с фабрикой…»

К счастью, фабрику не взорвали…»

Более того, дивизия перешла в наступление в новом статусе. Вот оценка действий сибиряков со стороны тогда ещё командарма генерал-лейтенанта Рокоссовского:

«Этот внезапный удар спас положение. Значительный вклад в решающие бои внесла дивизия Белобородова».

И ещё одна цитата. Народный Комиссариат обороны:

«За особые заслуги в обороне Москвы переименовать 78-ю стрелковую дивизию в 9-ю гвардейскую. Присвоить её командиру Белобородову Афанасию Павлантьевичу звание генерал-майора».

Я не знаю, сумел ли я объяснить суть сибирского характера. Суть понятия «боевая репутация сибиряков». Более того, я нисколько не умаляю героизма других соединений и частей. Достаточно вспомнить подвиг ополчения, о котором мы писали ранее.

Но согласитесь, сибиряки действительно воевали чуть-чуть не так. Чуть-чуть по-другому. Чуть-чуть злее и бесшабашнее. Не любили и не любят сибиряки бегать от опасности.

И не зря немцы в официальных документах времен войны обязательно приводили определение «сибирская», говоря о боевых возможностях соединения. Стойкость сибиряков немцы испытали и в других сражениях.

Александр Ставер, Роман Скоморохов

Сайт «Военное обозрение» (http://topwar.ru)

26.04.2018

Адрес материала: https://topwar.ru/140530-sibirskie-divizii-za-granyu-pamyati.html

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*