Почему американская мечта не сбывается

На недавнем саммите «Большой семерки» ведущих мировых держав в Канаде личный фотограф Ангелы Меркель сделал снимок, сразу ставший сенсацией в интернете. Партнеры во главе с Меркель, напоминающей то ли строгую учительницу, то ли секретаря парткома, осаждают Дональда Трампа, а тот сидит с вызывающим и в то же время отсутствующим взглядом и делает вид, будто их слушает.

В России фотографию сравнивали с картиной «Ходоки у Ленина», писали, что ей место в музее. Это, видимо, перебор: лет через 20−30 все скорее всего забудут, как и звали-то ее персонажей, и уж тем более какие между ними были трения. Но на злобу дня снимок, конечно, ухватывающий самую суть отношений в группе, которую уже называют «шесть плюс один». При этом в сопутствующих комментариях внимание акцентируется на том, за что коллеги-глобалисты ополчились на Трампа, а сам он изображается этаким «мальчишом-плохишом», чуть ли не нарочно вредящим и американской, и всей мировой экономике.

А я вот считаю, что у него есть веские основания делать то, что он делает. Он верит, что спасает свою страну и повышает собственные шансы на переизбрание.

Вот смотрите, что написал на днях в Twitter Джон Робертс, представляющий при Белом доме телеканал Fox News и сопровождавший Трампа в зарубежном турне: «Побывал за последние полгода в Пекине, Сеуле и Сингапуре и словно заглянул в будущее. Их инфраструктура в сравнении с нашей — как у Джетсонов в сравнении с Флинтстоунами». То есть у героев мультфильмов, первые из которых живут в воображаемом завтрашнем дне, а вторые — в каменном веке.

Ремарка Робертса вызвала в соцсети оживленную полемику, собравшую свыше 5,5 тыс. откликов. Одна американка, например, написала: это, мол, из-за того, что мы слишком много всем помогаем, а вот теперь Трамп положит этому конец, наведет порядок. Комментарий понимания среди дискутирующих не нашел, кто-то принялся на цифрах и фактах доказывать, что на самом деле помощь США внешнему миру не так велика и небескорыстна; завязался побочный спор.

При этом сама по себе оценка технологического отставания США от азиатских стран, насколько я смог убедиться, ни у кого из участников дискуссии ни удивления, ни возражений не вызвала. Оно и понятно: об этом уже написаны целые книги, а в марте сам Трамп публично признавал, что по состоянию инфраструктуры Америка местами напоминает страну третьего мира, и это выглядит для нее просто позорно.

Кстати, возможно, именно поэтому такой стреляный воробей, как седовласый Робертс, и обратил особое внимание на футуристические изыски в сингапурском аэропорту. Трамп ему явно благоволит и на пресс-конференции в Сингапуре сначала по ошибке дал возможность задать вопрос кому-то похожему на него, а затем и ему самому.

Другой пример. Говорил я недавно со старинным приятелем. У него дом в пригороде Вашингтона, престижная высокооплачиваемая работа. И соседи примерно такие же — верхний слой американского «среднего класса». Но один вот недавно покончил с собой.

По словам приятеля, многие люди вокруг него живут в постоянном стрессе, чувствуют себя «как в капкане». Прежде всего из-за того, что, как правило, не могут обеспечить своим детям не только лучшую жизнь, чем собственная, но хотя бы такую же. А вера в то, что каждое следующее поколение должно жить лучше предыдущего, — один из краеугольных камней «американской мечты».

Люди вынуждены в этом признаваться себе и детям, что повергает их в депрессию. Это в России можно пожать плечами: мол, «кому сейчас легко?». Или сорвать раздражение на властях, которые, дескать, не заботятся о народе. Есть у нас такой общепринятый способ облегчать душу.

В Америке перекладывать вину на других не принято. Каждый сам за себя отвечает и в глубине души за это себя уважает. При этом в стране существует культ жизненного успеха, в ходу поговорка: Winning isn’t everything it’s the only thing («Победа — единственное, что имеет значение; все остальное неважно»). Быть или хотя бы казаться успешным жизненно необходимо, сознавать себя неудачником, «лузером» среди «победителей» — невыносимо. В этом смысле американцам приходится, пожалуй, тяжелее, чем нам.

Вот многие и не выдерживают. На днях власти США представили очередной отчет, согласно которому за период с 1999 по 2016 год уровень суицида в стране вырос на 28%. Почти 84% самоубийц — белые, около 77% — мужчины, как правило, немолодые. Кстати, в начале июня покончили с собой подряд две американские знаменитости — кулинар и телеведущий Энтони Бурден и модный дизайнер Кейт Спейд.

Для полноты картины можно упомянуть и другие демографические тенденции в США. По предварительным данным, 2017 год должен стать третьим подряд годом снижения ожидаемой продолжительности жизни. За все время ведения медицинской статистики подобное наблюдалось в Америке лишь однажды — в 1916−1918 годах, когда в мире свирепствовала пандемия гриппа-испанки.

В том же 2017 году до самого низкого уровня за три десятилетия упала рождаемость. Подзаголовок свежей публикации на эту тему в либеральной «Хаффингтон пост» гласил: «В США женщин, по существу, карают за решение завести детей». Имелось в виду негативное отношение работодателей к беременности сотрудниц, становящееся иногда поводом и для судебных тяжб.

В общем, за морем житье не худо, но что-то там все-таки неладно. Избиратели это чувствуют, а прирожденный популист Трамп лучше других политиков улавливает их настроения. И гнет свою линию: мол, надо снова «сделать Америку великой», мы хозяева жизни, а союзники-захребетники нам не нужны.

Мне это отчасти напоминает ситуацию моей юности, пришедшейся на позднесоветский период. Тогда многие удивлялись, почему «пока что лучше бытово» было не в державе — победительнице фашизма, а в других странах, в том числе и проигравших во Второй мировой. А наши собственные союзники по «соцлагерю» нередко поглядывали на нас сверху вниз…

Думаю, что неполиткорректный задиристый национализм Трампа по нраву очень многим его соотечественникам. Что нападки на него из-за воображаемого предвыборного «сговора» с Россией, который он наотрез отрицает, в качестве политической стратегии обоюдоостры и могут бумерангом ударить по демократической оппозиции. И главное, что, если начавшееся при нем экономическое оживление продолжится, у него будут предпочтительные шансы на победу на очередных президентских выборах.

Не говоря уж о том, что в том же Сингапуре он только что попытался еще и замириться с лидером КНДР Ким Чен Ыном. И подал тем самым реальную — в отличие от обамовской — заявку на Нобелевскую премию мира.

Что касается американских проблем, о которых я упоминал, мне скажут: оглянись-ка лучше на российские. Но я как раз оглянулся, вернувшись после двадцатилетней работы за океаном в Москву и найдя ее неузнаваемо похорошевшей. А позже с удовольствием узнал, что по качеству жизни в российских городах обе наши столицы — отнюдь не всегда лидеры, что достойную конкуренцию им составляют Тюмень, Казань, Грозный, Томск и очень многие другие.

Да, я знаю, что и теперь у нас проблем — вагон и немаленькая тележка. И кстати, высшее руководство страны это тоже признает, высказывается на эти темы подчеркнуто скромно. Но когда перед нашим правительством ставятся задачи войти в пятерку крупнейших экономик мира, добиться продолжительности жизни до 80 лет и выше, для чего разобраться в том числе и с онкологией, дать семьям возможность регулярно улучшать жилищные условия, — это качественно иные проблемы, чем в совсем недавнем прошлом. Я ведь помню, как в Вашингтон вереницей ехали из Москвы делегации просить денег и казалось, будто если МВФ не выдаст очередной транш, то все, Россия погибла. А и деньги-то были сравнительно скромные; маленькой Греции позже в разы больше давали.

И сравнение наше с США я считаю поучительным — и для нас, и для американцев. Мы после распада СССР оказались в глубочайшей яме — демографической, экономической, политической, а американцы в собственных и чужих глазах были «царями горы». Мы просили денег у МВФ, они решали — давать ли их нам и на каких условиях.

И если они теперь недовольны собственным положением, ропщут, протестуют и непримиримо ругаются между собой, то это значит, что они своим историческим шансом на лидерство распорядились все-таки не лучшим образом.

Другое дело, что жизнь не стоит на месте. Экс-президент Барак Обама, который хотел уберечь капитализм от его собственных эксцессов, всегда мне напоминал нашего Михаила Горбачева, пытавшегося проделать то же самое с социализмом советского образца. Не получилось, и новая российская власть во главе с Борисом Ельциным отправила практически всю прежнюю систему под снос. Теперь приходится отчасти и восстанавливать то, что было в ней жизнеспособного и полезного, но в основном строить все заново.

И я думаю: да, Трамп похож на разрушителя устоев. Но созидатель ведь следом тоже придет.

 

Андрей ШИТОВ, Обозреватель ТАСС

14 июня
Адрес материала http://tass.ru/opinions/5291561

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*