В чьих руках ключ мира от Корейского полуострова?

16 лет тому назад, 20-24 августа 2002 года состоялся визит Председателя ГКО КНДР Ким Чен Ира на Дальний Восток. В чем актуальность данного визита? Или за давностью лет – все-таки почти два десятилетия прошло – нет смысла рассматривать эту страницу российско-корейских отношений? С этим вопросом Анастасия Баранникова, сотрудник аналитического отдела газеты «Служу Отечеству» обратилась к журналисту-политологу Ольге Мальцевой.

На карте истории взаимоотношений между Москвой и Пхеньяном дальневосточный вояж Ким Чен Ира – знаковое событие, правда, рассматривать его хотелось бы воедино с другим визитом корейского лидера 2001-го года – по России до Москвы, Санкт-Петербурга и обратно на Дальний Восток.

На Востоке говорят, что сегодня – следствие вчерашнего и предтеча будущего, вроде так просто и даже банально, но как верно! Народная мудрость – потому и мудрость, что просто формирует сложное. Политика Ким Чен Ына, Председателя Госсовета КНДР сегодня – это не только новации, но во многом продолжение линии Ким Чен Ира. Экономика и развитие КНДР сегодня – это и результат тех преобразований, которые заложил в начале нулевых Ким Чен Ир. Потому, выстраивая прогнозы относительно того, какими будут, а точнее, какими Россия хочет видеть в будущем взаимоотношения со своим восточным соседом– стоит вернуться в прошлое.

 — А что в прошлом указывает на роль товарища Ким Чен Ира в нынешних преобразованиях КНДР?

— Его роль велика, ведь в начале миллениума именно он провозгласил в стране курс на «новое мышление». Так, газета «Нодон Синмун»  4 января 2001 г. вышла с передовицей об идее «нового мышления в ХХI веке», цитируя слова Председателя ГКО Ким Чен Ира: «Сегодня, когда мы вступаем в ХХI столетие, мы должны видеть и разрешать наши проблемы с новой точки зрения и с новой высоты». И как следствие, в «Нодон синмун» 9 января, в политической редакционной статье появляются призывы: «избавиться от того, что устарело, фундаментально обновить идеологическое видение и мышление, а также заново обдумать все и действовать всегда по-новому». Обозначение «нового мышления» – значительное изменение в подходах к традиционной идеологии в северокорейском обществе. И потому  визиты Ким Чен Ира в Россию (в Москву в июле-августе 2001 г., на российский Дальний Восток в августе 2003 г., в Улан-Удэ в августе 2011г.) можно рассматривать как шаги, символизирующие  «новое мышление» самого Ким Чен Ира.

— В контексте преобразований можно рассматривать и Постановление 1 июля 2002 г. о новом подходе к экономическому развитию страны?

— Безусловно, потому что Постановлением определялась некоторая децентрализация плановой экономики и упрощение процедур межхозяйственных связей. Администрациям заводов и сельскохозяйственных кооперативов позволили ввести систему материального поощрения. Пленум ЦК Трудовой партии Кореи (ТПК), прошедший в том же году с повесткой «О введении новой системы хозяйственного управления», рекомендовал сельхозкооперативам активно использовать хозрасчётную модель. В списке мер, которые можно считать реформаторскими, разрешение предприятиям самостоятельно устанавливать цену на продукцию и заключать договоры о поставке сырья и комплектующих. Администрациям заводов и сельскохозяйственных кооперативов позволили ввести систему материального поощрения работников. Были отменены талоны на продукты, повышена оплата труда, вместе с тем, произошло повышение цен на транспорт, топливо, жилищно-коммунальные услуги, продовольственные и промышленные товары.

— Тогда многие экономисты и политологи гадали, по какому пути пойдет развитие экономики КНДР – по китайскому? По вьетнамскому?

Версий хватало, впрочем, здравомыслящие корееведы писали, что Пхеньян пойдет своим путем!

Любопытно, что о вариантах экономического преобразования  шла речь на встрече Ким Чен Ира с Мадлен Олбрайт, главой внешнеэкономического ведомства США во время ее визита в Пхеньян в октябре 2000 года. В своей книге («Госпожа госсекретарь. Мемуары Мадлен Олбрайт» она пишет: «Я спросила, не хочет ли он рассмотреть возможность создания открытой экономики, и он ответил: «Что вы имеете в виду, говоря об «открытой» экономике? Мы не приемлем западный вариант открытости. Это «открытие» не должно наносить ущерба нашим традициям. Ким добавил, что китайская модель, в которой свободные рынки сочетаются с социалистической идеологией, его не привлекает. Ему куда больше интересна шведская модель, которая, по его мнению, является по своей сути социалистической. Размышляя над идеей превратить Северную Корею в Швецию, я спросила, есть ли еще какие-то модели, которые кажутся ему подходящими. Он сказал: «В Таиланде продолжает существовать традиционно мощная монархическая система, эта страна сумела сохранить независимость за период всей долгой и бурной истории, и при этом там рыночная экономика. Тайская модель мне тоже интересна».

— В своей книге «Вальс с Ким Чен Иром Вы приводите слова корейского лидера, что меньше всего ему нужна в стране «шоковая терапия», которая в свое время произошла в России. Вы точно процитировали его мысль?

 Абсолютно точно! У меня диктофон был на круглосуточном режиме, только успевала батарейки менять. Стоит пояснить читателям, что я была включена как журналист в пул дальневосточного визита Ким Чен Ира и освещала его в СМИ. И потому в книге «Вальс с Ким Чен Иром» много  прямой речи, я ничего не меняла. Во Владивостоке, уже к концу визита, Ким Чен Ир высказал свою точку зрения, что российский вариант, когда политические трансформации предшествовали экономическим, для КНДР не приемлем.

И дело лозунгами руководителя страны не завершилось. Когда я брала интервью уже для другой книги – «Корея с Севера на Юг», то интересовалась у Александра Воронцова, заведующего отделом Кореи и Монголии Института востоковедения РАН, какова общая экономическая ситуация 2002-2006 гг. в КНДР? И он, в отличие от массы «незнаек», которые упрямо не желали верить очевидному, отметил, в частности, что «зримо улучшилась ситуация с энергообеспечением. Освещение в тёмное время суток в жилых домах стало повсеместным и несколько ярче, а на улицах – расширилось. Как выяснилось, в немалой степени это стало результатом исполнения контракта шведско-швейцарской фирмой АВВ и некоторых других по оснащению пхеньянских ТЭЦ современным энергосберегающим оборудованием. Эта же компания  модернизирует линии электропередач (ЛЭП), крайне в этом нуждающиеся. Общий социальный фон в КНДР можно назвать стабильным благодаря успехам в разных отраслях. В частности, в сельском хозяйстве завершено строительство крупных ирригационных и агротехнических проектов, осуществлены программы по перепрофилированию пахотных земель. Безусловно, сыграли свою роль и более рациональные подходы в сфере организации труда, формирующиеся в условиях реализации «июльских мер».

Демонизация КНДР и ее лидера всегда были преградой на пути истинного отражения действительности повседневной жизни страны.

В 2012 году внимание многих привлек прогноз профессора Сеульского университета А.Н. Ланькова. Его трудно заподозрить в симпатии

к северокорейскому политическому устройству, но он по-честному писал: «Так получается, что из Северной Кореи в мировую печать идут в основном только плохие новости. Сообщения об улучшении ситуации в КНДР до мирового читателя не доходят. Каждую осень в мировых СМИ пишут, что Северная Корея, дескать, находится на грани голода. К январю эти новости исчезают, так как очевидно, что никакого голода в КНДР нет, а на следующую осень разговоры о надвигающейся катастрофе начинаются по новой. Голод с массовыми смертями остался в прошлом, в конце 1990-х. После 2000-2002 годов с голода в стране никто не умирает. В последние 7-8 лет экономическая ситуация в КНДР постепенно улучшается. Однако об этом мировые СМИ не пишут. При этом любопытно, что и независимые специалисты, и даже вполне официальные, государственные организации Южной Кореи или США тоже согласны с тем, что экономическая ситуация улучшается, и даже публикуют соответствующие документы – однако эти оценки просто игнорируются». Наконец, экспертное сообщество стало склоняться к мнению, что КНДР сумела успешно внедрить новые  технологии в сельском хозяйстве, промышленности, атомной области.

— Точно также Северной Корее «отказывали» в ее способности найти собственные оригинальные решения и значительно продвинуться в сфере ядерных разработок.

Да, не редкость, когда заявляли, что КНДР «блефует», что невозможно «параллельное строительство», провозглашенное Ким Чен Ыном – подъем экономики и развитие ядерного потенциала. Впрочем, в данной сфере – ядерных разработок и прогнозов – Вы, Анастасия, лучший эксперт, я лишь могу сослаться на мнение Брюса Камингса, известного американского корееведа, профессора истории Чикагского университета, которое разделяю, что «Северная Корея не откажется от ядерного оружия без нормализации, но она может отказаться от [реактора в Ёнбёне], который уже стар и едва поддерживается в исправности. Но они не добьются нормализации, пока не откажутся от своего ядерного оружия. И это для них как туз в рукаве, еще один козырь, который они могут в дальнейшем использовать. Если они не получат нормализации, они не обязаны отказываться от своего ядерного оружия».

И все-таки моя область интересов – это повседневная жизнь трудящихся КНДР, социально-культурный срез, я себя отношу к «полевым» исследователям – практические ежегодные поездки на неделю-другую в КНДР дают огромную пищу для размышлений, сопоставлений. На материале путешествий от Пэктусана до Халласана и родилась книга «Корея с Севера на Юг. Путевые заметки», в которой мне интересно было рассматривать, что сохранилось общего между двумя Кореями – на Севере и на Юге, хотя в зарубежном и российском корееведении принято брать за точку отчету иное: как далеко ушли Кореи друг от друга. Полагаю, мне удалось в своей книге отразить процессы повседневной жизни корейцев – по разные стороны от 38 параллели – довольно объективно, по крайней мере, дать информацию, приближенную к реальности. Сентенция, что недостаток информации рождает ложные выводы, как нельзя кстати характеризует досужие домыслы журналистов «желтой прессы» о современной жизни корейцев на севере Корейского полуострова.

Так же, как и о жизни ее лидеров. Недостаток информации порождает мифы и слухи, которые не воспринимаются всерьез даже врагами КНДР – настолько они гротескны. Вы встречались с Ким Чен Иром лично, имели возможность беседовать с ним. Что вы можете сказать о нем как о личности?

В свое время у меня собралось уникальное досье – из самых разных источников – российской и зарубежной прессы о Ким Чен Ире, когда я  работала как литературный редактор над книгой полпреда Константина Пуликовского «Восточный экспресс. По России с Ким Чен Иром» (2001 г.). Во время визита российской делегации в Пхеньян в 2002 году я была включена в состав команды Пуликовского – и, увидев на заключительном вечере Ким Чен Ира, – буквально не отрывала взгляда, мне так было интересно, что среди прочитанного о нем – правда, что ложь? И так получилось, что мне удалось взять блиц-интервью, а спустя полгода – вновь задавать вопросы, да еще записывать его речи на диктофон. Умный, проницательный, образованный, информированный в вопросах экономики, политики, международных процессов, обаятельный, харизматичный – это все о нем! Ранним морозным декабрьским утром, узнав о преждевременной кончине Ким Чен Ира, мы вместе с Игорем Агафоновым, тогда главой представительства МИДа РФ во Владивостоке, выехали в Находку, чтобы в Генеральном консульстве КНДР выразить корейским товарищам соболезнование…

Знаете, какая деталь меня поразила в Мёхянсане, где выставлен поезд-офис, в котором Ким Чен Ир катил по стране, инспектируя воинские части, различные учреждения, проводя руководство на местах, так вот, в его кабинете под письменным столом стоял электрический аппарат-массажёр. Он много работал. Владел информационными технологиями. В его штабном вагоне, когда он путешествовал по Транссибу и по Дальнему Востоку был жидкокристаллический экран, куда выводилась вся информация по территории, которую он пересекал. Голос был такой – запоминающийся. Низкий баритон, чуть с хрипотцой – много курил. Любил советские патриотические песни, пел их замечательно. На вечере в Пхеньяне красиво вел песню  на русском языке «Широка страна моя родная», честно говоря, на третьем куплете мы, члены делегации,  голоса понизили – слова не помнили, и он допел практически соло.

— Как полагаете, сын – в отца?

После исторического саммита двух президентов – Ким Чен Ына и Дональда Трампа, одно южнокорейское издание просило дать комментарий, какой мне видится результат этой встречи? Я напомнила, что Председатель Госсовета КНДР назвал саммит «прелюдией к миру».  В свою очередь президент США назвал Ким Чен Ына достойным переговорщиком и очень одаренным человеком. К этому есть смысл прислушаться. Ким Чен Ир, отец нынешнего лидера КНДР, был человеком, отлично разбирающимся в международной политике. Это отмечал Владимир Путин, президент России, встречавшийся с Ким Чен Иром в Пхеньяне и в Москве, отмечал Билл Клинтон, 42-й президент США, Мадлен Олбрайт, бывшая глава Госдепартамента США. Высокие российские чиновники и дипломаты не раз вспоминали о его огромных усилиях по сохранению независимости Северной Кореи. Несомненными яркими способностями лидера обладал Ким Ир Сен, дед нынешнего руководителя КНДР. И вот теперь мир услышал мнение американского президента Дональда Трампа об одаренности Ким Чен Ына. Значит, в семье Кимов уже третий неординарный человек, кто занимает высший пост в стране на севере Корейского полуострова. Думается, мир еще не раз будет свидетелем проявления ума, гибкости, неординарности в построении мира на Корейском полуострове, которые проявит Ким Чен Ын. Он молод, но уже заявил о себе как зрелый политик международного уровня. Его встречи с лидером Республики Корея в Пханмунджоме, неофициальные визиты в Китай, встреча с министром иностранных дел России Сергеем Лавровым в Пхеньяне, визит на саммит в Сингапур для встречи с американским президентом – последовательные шаги для построения мира на Корейском полуострове. Остается надеяться, что в своем устремлении к миру будут последовательны и все VIP-персоны ведущих мировых держав.

— Что в современной КНДР Вы бы отметили в первую очередь?

А это сразу бросается в глаза: корейцы стали жить более комфортно и благополучно. Заметен прорыв в информационной области. В КНДР имеется доступ к внутренней глобальной сети страны, соединяющей научные учреждения, корейское национальное телеграфное агентство, редакции газет, государственные учреждения, но она не связана с мировой паутиной. По словам официальных представителей, КНДР собирается добиться успехов на рынке программного обеспечения для электронной коммерции, биотехнологий и искусственного интеллекта. Правительство КНДР делает большие ассигнования для поддержания науки и современных компьютерных технологий.

Улица Мирэ – улица ученых – лучший показатель того, как высок статус ведущих технических специалистов на современном этапе развития КНДР, им отдается явное предпочтение. В связи с этим отмечается высокий приток молодых кадров в техническую науку, значительно повысился престиж технических профессий. Мне довелось однажды посетить 4-хкомнатную квартиру доктора технических наук в 53-этажной высотке. Скоростной лифт, площадь квартиры – 120 кв.м, стеклопакеты на окнах отличного качества (заслуга Тэанского завода по производству стекла). В общем, современный городской европейского стандарта дизайн и обстановка. Для семей научной элиты строится еще один масштабный микрорайон, примыкающий к Кымсусанскому мемориальному комплексу. Квартиры предоставляются бесплатно.

Современный тренд – ориентация КНДР на научно-техническое развитие страны. Идеологически это подкрепляется каждым выступлением Ким Чен Ына: развитие науки и технологий остается приоритетным направлением политики партии. Визуально выражение данный тренд находит на плакатах: вместо военнослужащего со штыком на первом плане теперь повсеместно изображается специалист технического направления, часто используется символ – летящая вверх ракета для запуска Кванменсон-4, искусственного спутника Земли.

Модель ракеты-носителя ИСЗ, взлетающая ввысь, украшает и холл современного научно-технического комплекса по распространению новейших достижений науки и техники на острове Сукто на реке Тэдонган. Данный комплекс более известен как Храм науки и техники. (Здание выполнено в форме модели атома – как демонстрация, что атом в Северной Корее имеет мирные цели). В многоэтажном здании – электронные читальные залы, павильоны фундаментальной и прикладной науки и техники, выставки-демонстрации с экспонатами, демонстрирующими развитие современных технологий в промышленности, угольной и энергетической отраслях и пр., кинозалы, лаборатории, игровые зоны. (В этой же стороне на Тэдонгане – аквапарк, дельфинарий и спортивная набережная – открытый стадион). Кстати, здание обогревается современным способом, за счет природных энергий – солнечной и геотермальной.

Как следствие повышения уровня жизни изменился и облик пхеньянцев. Поколение молодежи отличается от взрослых – внешне здоровым видом, прическами, более ухожены, выше ростом, чем родители. В магазинах есть одежда производства не только Китая, но и Сингапура, Японии, Малайзии. Уходит в прошлое мужская одежда – френчи полувоенного образца цвета хаки или темно-синего цвета, хотя старшее поколение еще традиционно носит такие френчи. На молодежи все чаще можно увидеть европейского кроя костюмы с белой рубашкой. Не повсеместно, но встречаются стрижки «а ля Ким Чен Ын». Молодого человека с такой прической я однажды увидела в кафе гостиницы «Корё» и сказав, что у него имидж Ким Чен Ына, попросила сфотографироваться вместе. Он смутился, но с удовольствием позировал.

— О современной Корее – на севере Корейского полуострова, думается, мы могли бы побеседовать отдельно, обменяться впечатлениями. А пока хотелось бы вернуться к началу нашего разговора, какие уроки нам нужно извлечь из недалекого прошлого наших взаимоотношений?

Ким Чен Ыну досталась в наследство страна, обновлённая преобразованиями 2000-2010 гг., проводимых Ким Чен Иром. В условиях международной изоляции, к которой КНДР пришла, с одной стороны, из-за своего внешнеполитического курса, а с другой стороны, в силу жесткой позиции США, Россия не только не проявляет лидерства во взаимоотношениях с КНДР, но и теряет наработанные с 2000 г. позиции. А ведь у России  была особая роль – помочь северокорейскому обществу интегрироваться в международное сообщество. И надо признать, что санкции ООН, к которым присоединилась Россия, не продуктивны.

Причем активная политика России найдёт понимание северокорейского общества всех слоев, ибо отношение к русским традиционно остается хорошим. И как не использовать примеры визитов Ким Чен Ира в Россию! Можно вспомнить ещё, как только что избранный в 2000 г. президент России летел на Окинаву, где проходила встреча «семёрки», а Россия была приглашена среди наблюдателей. Владимир Путин по пути сделал остановку в Пхеньяне, где состоялась встреча с Ким Чен Иром. С того момента Россия из аутсайдеров, прочертив прорывную траекторию, всё больше включалась в авангард акторов международных процессов по урегулированию мира на Корейском полуострове. Российские корееведы стали отмечать своего рода «ренессанс» российско-северокорейских отношений, когда их пик пришёлся на три визита Ким Чен Ира в Россию и встречи в узком формате с президентом российской страны.

Прошлое даёт вектор будущего. Надо только России начинать просыпаться с российским Дальним Востоком. С Востоком, где занимается новый день. Возможно тогда российская политика на восточном направлении будет развиваться с более точной проекцией.

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*