ЯО КНДР и безопасность в СВА

В начале этого года возобновился диалог КНДР с США, промежуточным результатом которого можно считать первый в истории саммит лидеров стран. Официально заявленная цель диалога – денуклеаризация КНДР, однако у заинтересованных сторон нет не только представления о способах достижения данной цели, но и уверенности в том, что она достижима. А значит, высока вероятность того, что международное сообщество потерпит очередное поражение. Но когда речь идет о ядерном вопросе Корейского полуострова поражение даже лучше, чем победа, так как последствия от денуклеаризации КНДР были бы гораздо серьезнее, чем от создания ею ЯО.

***

ЯО КНДР на начальном этапе разработки вызвало дестабилизацию системы безопасности в СВА – как любые новые процессы вызывают колебания в любой из существующих систем. Затем эта нестабильность на протяжении многих лет поддерживалась искусственно – США, Китаем, а затем и другими региональными акторами. Но постоянную нестабильность в какой-то мере можно считать стабильностью, а ядерную КНДР – стабилизатором. Недавно это было впервые озвучено американскими экспертами. В частности, появились статьи «Почему США нужно сохранение ядерного статуса КНДР?» и «Северная Корея – ядерная держава. Смиритесь с этим». ВПР США, скорее всего, давно смирилось с ядерным статусом КНДР и использует его в своих интересах. Но то, что американские эксперты заговорили об этом только сейчас, может указывать на сдвиги во внешнеполитической стратегии США и видении роли КНДР в этой стратегии. Не исключено, что это просто часть геополитической игры США с Китаем. В любом случае если исходить из того, что США заинтересованы в сохранении присутствия в Азии, то они должны быть заинтересованы в сохранении и ядерной КНДР — «непослушного государства», от которого надо «защищать союзников».

КНДР, обладающая ЯО, выгодна не только для США, но и других стран региона, прежде всего, России и Китая. ЯО КНДР является гарантией безопасности нынешнего режима. Оно предотвращает попытку силовой смены режима извне и обеспечивает возможность проведения изменений самостоятельно руководством внутри страны. Безопасность режима в свою очередь гарантирует стабильность у восточных границ России, выгодно отличающуюся от западных. Речь идет не только об отсутствии потоков беженцев из зоны военных действий, гражданской войны или прочего хаоса, но и о невозможности разместить на территории КНДР войска США. ЯО КНДР не повлияло на намерения США по развертыванию региональной ПРО. Но благодаря наличию ЯО у КНДР элементы данной ПРО развернуты не у границ РФ и КНР.

Для Китая КНДР важна и как «буферная территория», и как своеобразный козырь в ходе переговоров с США. Отсутствие у КНДР ЯО лишило бы Китай этого козыря, не говоря уже о том, что поставило бы под угрозу существование самого северокорейского государства. Китай традиционно считает Корейский полуостров своей «сферой влияния» и на данный момент не заинтересован в каких-либо резких изменениях, по крайней мере, до тех пор, пока не станет способен противостоять США в военном отношении. Китаю как никому другому выгодно сохранение статус-кво, перманентная напряженность без ухудшения или улучшения ситуации. А такое возможно только при условии сохранения ядерного статуса КНДР. В нынешних условиях, когда набирает обороты соперничество между Китаем и США, именно КНДР предотвращает их прямое столкновение, играя роль буфера. Однако в дальнейшем для поддержания баланса такая роль КНДР должна щедро вознаграждаться.

***

На протяжении последних лет ядерная программа КНДР использовалась в качестве повода не только для расширения военного присутствия США в регионе, но и для наращивания вооружений всеми странами региона. Прогресс КНДР в ракетно-ядерной сфере за последние годы оказал существенное влияние на баланс сил в регионе, и помимо усиления позиций самой КНДР служил поводом для наращивания вооружений и нейтральными и дружественными Россией и Китаем, и странами, с которыми у России и Китая непростые отношения. Например, несмотря на то, что ЯО КНДР служит лишь поводом для расширения военного присутствия США в регионе, Россия и Китай использовали последнее в качестве обоснования модернизации своих СНВ, разработки собственной ПРО и усиления группировки войск на Дальнем Востоке. Действительно, на фоне развертывания ПРО США Россия разработала гиперзвуковое оружие, новые баллистические ракеты и укрепила оборону Курильских островов. Япония под предлогом защиты от «северокорейской угрозы» модернизировала свой флот, превосходящий потребности самообороны и рассматривает вопрос размещения элементов ПРО США на своей территории. В подобных условиях для честной сделки по денуклеаризации КНДР, о которой много говорят в Вашингтоне, недостаточно вывода ВС США с территории Юга Корейского полуострова или прекращения совместных учений. Необходимо обратить все изменения и решения, проведенные в жизнь под предлогом «северокорейской ядерной угрозы» во всех странах региона. Это, как легко догадаться, невозможно, а значит невозможно и ядерное разоружение КНДР.

Можно утверждать, что ядерный статус КНДР стал неотъемлемой частью изменившегося регионального порядка. Начались интеграционные процессы на Корейском полуострове независимо (или вопреки) от воли «великих держав». Даже если межкорейский диалог приостановится под давлением этих держав, как уже неоднократно происходило, он так или иначе повлияет на отношения корейских государств с США и Китаем и позиции Японии. По мере роста Китая положение США в СВА пошатнулось и теперь сложно говорить об американском господстве в регионе. Происходит постепенный переход к многополярному миру, идею которого (по крайней мере официально) поддерживают Россия и Китай. И КНДР обладает всеми необходимыми качествами для того, чтобы занять достойное место в формирующемся многополярном мире. Ее ядерное оружие делает ее перспективным и желаемым союзником. Россия (как и Китай) выступает против традиционных альянсов с их иерархичностью и зависимостью сателлитов от государства-ядра. Таким является альянс США с РК и Японией, не обладающими ЯО и «нуждающимися» в защите в обмен на определенные обязательства. КНДР, обладающая ЯО, полностью отвечает представлениям о равноправном военном союзнике – самостоятельном государстве, способном оказать поддержку в случае конфликта, будь то военные действия или дебаты в СБ ООН.

Какой видит свою роль КНДР в регионе в будущем? Не исключено, что Ким Чен Ын, обучавшийся в Швейцарии, хотел бы перенять опыт данной страны – если не с точки зрения политического устройства, то с точки зрения внешней политики. Для КНДР было бы идеально сохранять нейтралитет в борьбе между «великими державами». Если бы у Кореи была такая возможность в прошлом веке, то Корейской войны и раскола могло бы не быть вовсе. Сейчас речь идет о соперничестве США и Китая, в которое активно вовлекается КНДР, играющая роль буфера и громоотвода. Ни США, ни Китай не заинтересованы в утрате данного буфера, но позиции КНДР изменились и теперь она может диктовать свои условия. Цена, которую крупным странам придется заплатить за продолжение игры, будет расти по мере роста геополитических амбиций Китая и сохранения в США сторонников однополярного мира. Считается, что Китай просто пока не готов в военном отношении противостоять США, однако чем дальше, тем меньше страны будут готовы к войне в ее первоначальном смысле. Благодаря ЯО очередной мировой войны не будет. Недаром война давно перешла в информационную, технологическую и экономическую сферы. И такую войну можно вести бесконечно, внешне «соблюдая приличия» (что, кстати, ставит под вопрос целесообразность сохранения ООН в ее нынешнем виде). И КНДР может извлечь для себя определенные выгоды. Со временем, когда страна будет включена в систему международных экономических и торговых отношений, она сможет добиться для себя и долгожданного нейтралитета. Именно нейтралитет, а не временная дружба и недолговечные договоренности – мог бы стать гарантией безопасности КНДР. Поэтому цель нынешнего диалога с США – не добиться подписания бумаг, которые забудут через несколько лет, а добиться нейтральных отношений с этой страной. В случае, если потребности КНДР будут игнорироваться, она может перестать участвовать в игре США и КНР и начать вести собственную – в этом году мир мог убедиться, что руководству КНДР это по силам.

Что касается настоящего, то ясно одно: ЯО КНДР стало неотъемлемой частью современной СВА. Когда-то оно инициировало сдвиги баланса сил в регионе, но эти изменения уже произошли и они необратимы. Новый региональный порядок уже формируется. Денуклеаризация КНДР неизбежно привела бы к резким изменениям и по сути, вызвала бы очередную смену регионального порядка. К такому повороту страны региона, еще не оправившиеся от последних изменений, будут явно не готовы. Именно поэтому разговоры о денуклеаризации скорее всего, так и останутся разговорами, причем страны СВА будут сами активно этому способствовать. Но в конечном счете, переговорные процессы помогут выиграть время трем наиболее активным участникам – КНДР, США и Китаю и подготовиться к изменениям. КНДР в конечном итоге добьется легализации статуса ядерной державы, а у остальных стран будет достаточно времени на то, чтобы смириться с тем, что в мире стало на одну ядерную державу больше.

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*