ВСЁ СКАЗАНО ДЕЛОМ…

Честно говоря, когда разговор зашел о АО «Авиалифт Владивосток», оставалось лишь спросить: а что это за компания? Попасть на страницы такого издания, как газета «Служу Отечеству» — это признание заслуг, конкретных важных дел, направленных на патриотическое воспитание каждого из нас, на укрепление уважительного отношения к своей стране, к ее великим подвигам, к её, а значит и нашей, длинной и гордой истории. Той самой, которой сильна была  Русь, тех боевых страниц ее, которые  стали легендами для одних, страхом для других и огромным уважением для всех.  Да!  И враги и друзья силу, мощь, героизм страны нашей оценивали и оценивают сегодня самой высокой меркой.  И это – заслуженно. Сколько раз пытались захватить, ослабить и даже уничтожить нашу русскую землю. Каких только сражений с древних времен до Великой отечественной войны не пережила Русь. И выстояла. И победила. Только с каждым разом пополнялась летопись новыми именами героев, новыми фактами героических дел, свершений, подвигов…

А тут —  «Авиалифт»…  В общем, поехали!  Под Артёмом, на просторной территории, огороженной высоким забором остановились у небольшого здания.  Только успели переступить порог,  а нам сразу: «Вот, смотрите, это рабочие все стенды …«Авиалифт Владивосток» — это частная коммерческая  вертолетная компания, которая обладает своим парком небольшим: вертолетами К-32СТ, есть еще две машины, которые в лизинге. Работаем мы по всему миру, производим транспортные коммерческие перевозки. В недавнем прошлом еще была трелевка леса в Папуа Новой Гвинее, в зимний период по контракту работают с аргентинцами,  в Антарктиде обслуживают аргентинские станции. Оттуда вывозят продукты отхода, а туда завозят снабжение. В летний период 4-5 машин работают в Турции на тушении пожаров.

Виктор Юльевич рассказывает о музее

Чем занимаюсь я?  Вот вы видите электрифицированные стенды по оборудованию вертолета К-32. Это стенд электроснабжения, это – пожаротушения. Я сам все тут доделываю. Там вот – курсовая система. Видите, там вот заготовки для работы. Делаю уже их полгода.  А начинал с нуля,  ничего вообще не было была только схема пилотажного комплекса. Вот это я сам сделал. Таким образом  делали при советской власти годах так в 70-сятых. Но потом это в процессе всеобщей компьютеризации забыли. Такие схемы считаются прошлым днем. Но!  Учить-то людей надо, надо осваивать профнавыки. Тренажеры профессиональные стоят миллионы рублей!  И возврат к таким стендам дает возможность получать необходимые навыки техническому и летному составу. Это  намного эффективнее, чем просто пальцем тыкать в бумажные схемы. И я сам это все делаю. Все в рабочем состоянии. Лампочки мигают, стрелочки зажигаются. Могу все показать».  Всю эту информацию мы получили буквально за считанные минуты от уютного, но невероятно подвижного, обаятельного мужчины,  энергии которого оставалось только искренне завидовать. А чуть позже поняла еще одно – такой объем информации может вместить себя только многотомная энциклопедия! А тут ей владел один человек, для которого АВИАЦИЯ, ее становление, развитие, летательные аппараты и летчики заполнили всю жизнь, стали судьбой.

Слушать  Виктора  Юльевича Страшко,  инженера Акционерного общества «Авиалифт Владивосток», специалиста по авиационному и радиоэлектронному оборудованию  невозможно без восхищения, изумления и высочайшей степени уважения. Только так. При этом, с каждой  новой фразой все больше понимая, какие важные знания столько времени проходили мимо тебя! И просто совестно не знать этих героических имен и фамилий, их изобретения и подвиги. А ведь большинство из перечисляемых авиаконструкторов, летчиков-испытателей, ассов-пилотов, действительно, открывал Виктор  Юльевич для меня впервые:

Экскурсия по территории музея

— У нас на Дальнем Востоке, и в Приморье достаточно много ведомств и сухопутных военных, и морских, и гражданской авиации, и пограничники, и таможня, где есть авиационные отряды в разной комплектации. И решают они различные задачи. Но это – летная техника.  И все они достойны того, чтобы об их работе, о тех, кто там работает,  знали. Была вот, например, в течение многих лет 25-я дивизия Острякова. Вот возле «Авиатора» памятник есть генералу Острякову,  имени которого собственно дивизия и названа. Герой-летчик, погибший на Черном море  в 1942 году, был там командующим ВВС Черноморского флота. И проспект во Владивостоке его именем назван. Есть много ветеранов из этой дивизии. Им важно, чтобы люди знали о боевых подвигах летчиков этой дивизии, о ее славном командующем. О том, как служба их проходила, какие подвиги на их счету. Это важно для истории страны. Ведь именно из таких вот фактов, таких страничек и складывается общая картина развития  государства, о культуре, талантливости, патриотизме его народа. И развитие авиации – один  из составляющих всех этих показателей. Чтобы изобрести самолет —  каким талантищем, математическим и художественным умом надо обладать! А сколько мужества,  понимания целей и задач авиаконструктора ,  ощущения каждой детали самолета  должно быть у летчика-испытателя. А как верить в свою летающую машину должен пилот, когда в бою лоб в лоб приходилось с врагом встречаться!  Тут каждый человек – асс, фанат своего дела,  живущий небом! Это люди, с которых надо брать пример, у которых есть чему поучиться, воины, на которых надо равняться.  А у нас еще очень много забытых подвигов, забытых героев, «белых пятен»  в летописи славы нашей страны.  Хочется, чтобы наш музей эти пробелы, хоть немного, но восполнял.

Новый экспонат — Ньюпорт 17

Вот так прозвучало слово «музей».  Дело, которому отдает каждую свободную минуту своего времени инженер «Авиалифта»  Виктор  Юльевич Страшко. О каждом собранном экспонате, а их уже тысячи, он рассказывал без запинки, невероятно эмоционально, вовлекая собеседника в тему рассказа,  погружаясь полностью в ту эпоху, в тот временной момент и в биографию героя настолько, что забывалось, какое время за стенами музейного помещения. Но ведь у каждой истории,  есть свое начало. И музей этот надо было создать,  причем здесь, на коммерческом предприятии, пусть и авиационной направленности.  Дело-то непростое, к тому же – затратное. А хороший предприниматель средства заработанные считает скрупулезно. А музей? Это же благотворительность. Это – для души! И для людей, кто связан с авиацией, или просто восхищается самолетами, а в детстве мечтал стать летчиком… Посетителей сейчас хватает.  И вряд ли кто-то рассказывает им с чего же всё началось.

— Почти пять лет назад возникла идея создания музея. Генеральный директор наш – Гуцалюк Сергей Николаевич, —  большой энтузиаст своего дела, настоящий меценат. Поэтому, несмотря на то, что он — отличный хозяйственник, грамотно распоряжается финансами, умеет быть бережливым, но  при этом вкладывает средства в развитие вот этого нашего музея. Здесь все – благодаря его преданности и любви к авиации, к воздушной технике!

Экспонаты музея

А начинать  пришлось вообще на пустом месте. Даже помещения нормального пока у фирмы для музея нет. По идеи, мы уже вышли на такой уровень, когда нам нужен отдельный павильон. Но пока все размещено во временном варианте. Наш авиационный музей накопил немало экспонатов уже, и надо их достойно размещать. Потому что покупаются не только настоящие вертолеты, натурные, но и самолеты.  И наш Генеральный  планирует свой ангар для музея. Если бы не его интерес к истории развития нашей авиации, не его азарт,  убежденность в том, что люди должны знать имена тех, кто вывел авиацию страны на мировой уровень, что молодежь наша должна мечтать о небе, о том, чтобы водить самолеты так, как это делал Кожедуб, Нестеров, Чкалов. Так же грамотно, красиво, бесстрашно побеждать врага, показывать  превосходство нашей летной школы, нашей авиатехники, — если бы не было этого в характере нашего Генерального, то и музея бы не было. Я вам это точно говорю.  И еще хорошо, что сейчас Президент страны,  наши власти на местах не просто говорят о патриотическом воспитании, о гражданственности, об исторической памяти, но и остро осознают, что без всего этого у страны нет внутренней силы, нет единства, нет общей идеи. То есть, нет страны как таковой. Поэтому сейчас есть уверенность, что такие вот начинания будут поддержаны и властными структурами. Эта поддержка очень важна. Мы тогда сможем столько «белых пятен» в истории авиации, а музеи другого профиля – по своим направлениям – восстановить. Чтобы народ увидел целостную картину силы своего государства, его готовности себя и свой народ защитить.  В нашем музее мы с азов эту картину и пытаемся восстанавливать… Я придумал такую вот форму. Вот авиационная история, переданная  через знаки  различия, образцы фурнитуру, форма вон там у нас есть. Это был самый трудный период, самое начало.  Пришел к выводу, что можно делать такие вот макеты. Главное, знать, что делать. То есть людям, которые приходят в музей, им, в общем-то, без разницы настоящий это знак или макет. Главное, показать, как это было.  Ведь знаки отличия авиаторов были значительно развиты еще до революции. Это было красиво, мощно, ярко сделано. Вот эти  люди были в основе авиации. До революции были свои погоны, награды характерные. Вот – 20-е годы. А вот стенд – авиация в 30-е годы.  Это макеты. Такие нашивки была на наших русских летчиках. Есть у меня и два комплекта формы летчика того времени. Да, новодел. Но воспроизводит полностью форму того времени. Хорошо сделано. Это наш генеральный купил и привез в музей. Такой вот он человек.  И наш сотрудник уже два года на праздники Победы ходит в форме лейтенанта авиации 30-х годов.  Впечатляет!  А вот стенд, где рассказывается, как мы в Испании, как в Китае повоевали. Форма наших летчиков. Награды. А вот стенд многие спрашиваю кто здесь? А это наши авиаконструкторы. Которые отметились. Посидеть им пришлось в годы репрессии. И Туполев, и Королев попали в лагеря. И Поликарпов через это прошел. Петляков сидел.  Такие вот  известные наши авиаторы – а тоже в роли врагов народа побывали. Это вот внутренняя  тюрьма. Поликарпов там сделал свой истребитель, его за это освободили.  Вот это у нас – развитие гражданского флота. Свой стенд. Вряд ли многие эту информацию знают. А тут – весь их жизненный путь. Преданность стране, преданность своему делу, несмотря на преследования, на наговоры,  на репрессии. Для них не было другой страны. Они были и оставались до конца русскими…

Это как зарождался Добролет, Аэрофлот – 20-е годы. Потом вот эти вот первые Герои Советского Союза, которые спасали челюскинцев. Вот значки этому событию посвященные. Есть два-три места во Владивостоке, где собираются коллекционеры, и там можно найти интересующие тебя значки для нашего музея авиации. Пошли дальше. Вот это – военный период. Особое внимание уделил авиаконструкторам нашим. Есть здесь и лётные погоны военного времени.

…И тут же поворот к очередному стенду, переход к следующему периоду развития авиации. И снова такой же восторженный, подробный, наполненный интересными фактами рассказ. Заслушаешься! И вновь изумишься: ну, как можно столько знать,  с такими подробностями?! Причем, о каждом периоде, о каждой летающей машине, о каждом авиаконструкторе и пилоте. Не поверите, безо всяких записей, без «шпаргалок». Просто – взгляд на стенд, на фотографии или знаки отличия на нем, и – полная информация о каждом экспонате.

Информации набралось на три часа диктофонной записи. Сейчас, когда надо уместить это на выделенный газетой формат, рука не поднимается что-то сокращать. Так хочется поделиться с каждым полным объемом интереснейших фактов, событий. Но понимаю, что впереди – экскурсия на летное поле, потом в ангар… А еще о хранителе музея тоже хочется рассказать. Хотя здесь – никаких проблем.  Когда попыталась в десятый раз вклинить вопрос о том, как сам Виктор  Юльевич оказался в компании «Авиалифт», что связывает его с небом, ну и самые простые вопросы про биографию, он чуть раздраженно скороговоркой произнес:

Сам я из Тамбова. После училища сюда попал на службу. Так всю жизнь здесь и прослужил. Закончил Тамбовское авиационно-техническое училище. Потом еще в Академии поучился в Москве. Служил я всю жизнь в полку, который в Кневичах был. Тяжелый полк, ракетоносный. Я там сначала техником был, по  специальности радиолокационной. А потом дорос до инженера полка по специальности. А службу закончил в штабе ВВС (на Второй речке, где вертолет) в звании подполковника. Один из сослуживцев работал здесь. Он и «сосватал». И мне снова невероятно повезло. Моё хобби просто полностью срослось со специальностью. И мне музеем сейчас гораздо интереснее заниматься, чем вот стенды по специальности создавать для обучения летного состава. Но одно другому помогает.  Как выбрал летно-техническое училище? Да тогда и не выбирал особо. Мама сказала – хорошая специальность, я и пошел. И ведь попал в «десяточку». Хотя только после первой сессии осознал четко, что учусь на радиоспециалиста.  Вот посмотрите, это легендарный наш СУ-27…

Сразу даже непонятно было, что рассказ о себе закончен. Мы снова вернулись к тому что для Виктора  Юльевича важнее и интереснее – к технике, к авиаторам.

— А вот это наши вертолеты. Уже восстановленные. Из лома, практически доведены  до музейного вида.  Вон, так восстановили, словно после капитального ремонта. И двигатель помыли-покрасили, хотя его и не видно. Но состояние не летучее, для наглядности. Это вертолет МИ-4. Легенда! Машина универсальная. Когда наш Хрущев в 1959 году ездил в Америку, то его президент Эйзенхауэр прокатил на вертолете С-64, Сикорский-64. Хрущеву так понравилось, что он спросил: можно ли купить такой вертолет. И Эйзенхауэр ему две такие машины подарил. Здесь,  на МИ-4, есть какие-то черты того американского вертолета. Так говорят. Первый вертолет появился  у нас в 1947 году. МИ-1. Вот МИ-2 у нас в компании служат летчики, которые на нем летали, в годах уже люди. Тоже силами компании восстановили. Вот МИ-8. Он летает и еще сто лет летать будет. Он и в Афгане отличился. Да везде. Самый распространенный вертолет. Очень удачный. На его базе много модификаций уже создано.

Экспонаты под открытым небом

В общем, приходят люди в наш музей, как говорят, «пофотаться». А потом и ко мне заглядывают послушать, а кто-то начинает вопросы задавать, то есть просыпается интерес.  С благословения нашего Генерального Сергея Николаевича  Гуцалюк,  мы начали проводить перед 9 мая такие открытые праздники для всех желающих. И народ идет! Вот в этом году почти 15 000 человек у нас на поле побывали. Здесь и кухня полевая была организована, и песни военных лет звучали и экскурсии я проводил…  Видно, что растет интерес к авиации, к летному делу, к самолетостроению, к работе конструкторов. И к геройской истории нашей летной школы.  Думаю, власти тоже обратят внимание на наше мероприятие обязательно. Потому что это мощный наглядный урок патриотизма!

Экскурсия завершилась.  И Виктор  Юльевич заторопился в свое помещение, к экспонатам, стендам, книгам, фотографиям.  Прощался с нами торопливо, и, словно, извиняясь, но с юмором, сказал:

— Я себя без этого дела просто не представляю. Не смогу без этого!  Моя  удача в том, что  профессия вошла в полную гармонию с хобби. И на работу всегда идешь с удовольствием. Я балдею от работы.  Зарплату  за удовольствие получаю! Таким не многие могут похвастаться. Я сюда и по выходным и по праздникам прихожу.  Такой вот кайф! А сейчас я вообще в отпуске!

Прокручивая мысленно наш длинный разговор, вспоминая насыщенную экскурсию, понимала, как мало информации сумела с трудом «вытянуть» из Виктора  Юльевича о нем самом, о Генеральном директоре АО «Авиалифт Владивосток» Сергее Николаевиче.  А ведь планировала именно о них рассказать,  о настоящих патриотах своей страны, посчитавших себя обязанными стать хранителями истории рождения, роста и славы русской, российской авиации. Они выбрали небо – делом своей жизни. Значит, просто невозможно не знать имена и свершения тех, кто подарил миру лучшие летательные аппараты.  Вот такая внутренняя убежденность. И уверенность в том, что эта информация, эти знания должны стать всеобщим достоянием.  Создали музей. О нем мы и рассказали подробно. А о людях, о Викторе  Юльевиче Страшко и Генеральном директоре Акционерного общества «Авиалифт Владивосток» Сергее Николаевиче  Гуцалюке?

А о них – сейчас я в этом уверена —  лучше всякой автобиографической информации говорит весь рассказ о музее, о праздниках накануне Дня Победы, о планах по дальнейшему расширению экспозиции лётной техники…  О них всё сказали дела.

 Татьяна БОГАТИКОВА,

Александр ЗЮЗЬКОВ (фото)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*