…Не боги горшки обжигают…

В середине 70-х годов прошлого столетия, в целях сокращения времени и удешевления перевозки товаров из стран АТР в Европу, после длительных согласований, сложного выбора различных вариантов  и соответствующей подготовки,  была запущена скоростная транзитная линия по Транссибирской железнодорожной магистрали. Одними из основных положений подписанного международного договора были: осуществление «переброски» контейнеров из Гонконга, Филиппин и Японии через порт Находка (Владивосток был еще закрытым городом) в Западную Европу и максимальное упрощение процедуры пограничного и таможенного контроля  за перевозимыми грузами на нашей территории.

К моменту окончательной отшлифовки всех элементов этого непростого с логистической и технической точек зрения процесса, в соответствующие подразделения ВС СССР  были поставлены на дежурство ракеты с разделяющимися боеголовками, имеющими системы индивидуального наведения.  По имеющейся в КГБ информации, спецслужбы, как тогда писалось в секретных документах «стран главного противника», активно предпринимали меры по получению любой информации по данной проблематике. Ряд материалов, подтверждающих эти выводы, были получены и сотрудниками Управления КГБ СССР по Приморскому краю, в том числе и о том, что подобные «операции» проводятся с помощью технических средств разведки.

Общий вид контейнера № CTIU 1317221 до вскрытия

В декабре 1985 года в Приморское Управление госбезопасности прибыла группа специалистов из центрального аппарата. Последняя явно отличалась от неоднократно посещавших край «московских гостей». Никаких совещаний с оперативным составом, а тем более «культурных» мероприятий с показом достопримечательностей, подледной зимней рыбалки и прочее. Кроме того, приехавшие имели солидный «технический» багаж. Только руководство Управления знало, что возглавляет группу начальник 1-го (американского) отдела Второго главного управления КГБ СССР  Красильников Р. С. После проведения ряда подготовительных мероприятий в условиях повышенной секретности  группа  выехала в Находку.  Каждому из «прикомандированных» к ней сотрудников Управления были отработаны свои четкие и узкие участки работы. Только через довольно продолжительное время многие из участников этих событий узнали  масштабы и истинную цель этой неординарной операции…

21 декабря 1985 года на японском судне «Сибирь мару» в Находку в числе других прибыл контейнер под № CTIU 131722(1). Согласно сопроводительным документам он был досмотрен пограничными и таможенными властями страны Восходящего солнца,  в нем находились  ящики с декоративными цветочными горшками ручной работы. Груз должен был отправлен в адрес: ФРГ, 2000, Гамбург, 76, Винтерхудер Вег, 46. После выгрузки на берег, для стороннего взгляда, с этой огромной «посылкой», стали происходить странные вещи. Контейнер скрытно даже от работников портовых и железнодорожных служб оперативно был вычленен из общего состава, загнан на одну из специальных веток и помещен в отдельный бокс.

Проведение внешнего осмотра контейнера еще раз убедило сотрудников, участвующих непосредственно в  этом мероприятии, в правильности данного «выбора». Учитывая наличие в нем  пустопорожних керамических горшков, последний явно превышал предполагаемый вес. В отличие от применяемых тогда способов нанесения контейнерных порядковых номеров, в данном случае последний был выполнен типографским способом в виде наклейки, что, по мнению специалистов, позволяло при соответствующей необходимости быстро провести его замену. Контрольная пломба была заварена намертво в корпус дверей, что исключало ее «несанкционированное» вскрытие. В бортах контейнера были вырезаны специальные, закамуфлированные под вентиляционные, практически незаметные, небольшие узкие отверстия.

Исключая все известные вариации самовзрыва «изделия» и с другими предосторожностями, в том числе необходимости возможного «возврата» на соответствующие первоначальные места, всех предметов и изменений в конструкции, контейнер был вскрыт.

Перед глазами сотрудников и технических специалистов предстала стена, сложенная из картонных ящиков. Методично и осторожно последние поочередно вынимались и распаковывались. Детально осматривался каждый извлеченный горшок. Во всех вскрытых 25 ящиках первого ряда действительно находились невинные поделки японских мастеров-ремесленников. Напряжение возрастало. Те же результаты были получены и при досмотре следующего ряда. Всего было вскрыто и осмотрено две с половиной сотни фарфоровых изделий.

Из воспоминаний Р. Красильникова: « …Удалив два ряда горшечной кладки, мы наткнулись на деревянную переборку, скрывавшую содержимое остальной части контейнера. Разобрав её, мы ахнули. Во всей красе перед нами предстала чудо-лаборатория, занимавшая две трети контейнера…».

Это был финальный акт по противодействию российской контрразведки по пресечению операции ЦРУ, названной в этом ведомстве «АБСОРБ». Все пазлы,  полученных раннее данных,  окончательно сложились в четкую картину.

Отсек контейнера с передней стойкой шпионского комплекса

Обнаруженная аппаратура  представляла собой единый технический комплекс ЦРУ (TECHINT) для ведения разведки районов с повышенной радиоактивностью, связанной с производством, хранением, транспортировкой ядерных материалов, в том числе ядерного оружия и военных объектов, оснащенных ядерным оружием. Комплекс был способен обнаруживать источники радиоактивности, регистрировать и накапливать информацию об интенсивности, спектральном составе и суммарной дозе нейтронного и гамма-излучений, фиксировать пройденное расстояние, атмосферное давление, температуру, определять с наибольшей точностью географические координаты.

Датчики комплекса идентифицировали находящийся в защищённом контейнере одиночный ядерный заряд, эквивалентный одному килограмму плутония, на расстоянии 10 метров от оси контейнера. Как только по маршруту следования приборы улавливали излучение, заслонки псевдовентиляционных отверстий по бокам контейнера автоматически поднимались и производилось панорамное фотографирование. Информация записывалась в кодированном виде на компакт-кассеты, ёмкость которых накапливала данные о 1000 замеров радиоактивных источников. Одновременно производился анализ полученной информации, накопленной в специально разработанных двух индивидуального исполнения электронно-вычислительных машинах. Входящие в состав комплекса аккумуляторные батареи обеспечивали бесперебойную работу всей аппаратуры в течение трёх месяцев.

По предварительным подсчетам стоимость только технической начинки «изделия», подтверждённая позже  рядом американских источников, обошлась специалистам из ЦРУ в 50 миллионов долларов…

Данный контейнер должен был проследовать из Находки до Ленинграда с последующим «прибытием» в Гамбург. Его получателем значился  Рамон Грейс Прайс, числящийся жителем этого вольного города, выступавший в роли владельца нескольких небольших ресторанов. Проверка показала, что этот предприниматель имеет в деловых кругах города очень скверную репутацию и находился на грани банкротства. Тем не менее, в конце 1985 года он направляет крупную сумму денежных средств президенту японской фирмы «Сан юнион» для закупки и оплаты всех транспортных расходов по доставке в «свой» адрес большой партии декоративных горшков.

Непосредственным отправителем «японских горшков» числился японский коммерсант, владелец небольшой, но преуспевающей торговой фирмы в г. Иокогама — Хори Катаро. Было установлено, что он являлся гражданином США, ранее окончивший Калифорнийский университет, постоянно проживавший на том момент в Гонолулу, Гавайские острова, по улице Коко айру сакуру, 119. Именно он 6 и 7 декабря 1985 года «грузил» горшки в контейнер, арендованный у американской компании «Си-Ти-Ай». 9 декабря контейнер им был запечатан пломбой, полученной от известной японской компании «Транссибириэн контейнер компани»  ( сокращённо «Трансиб»), имеющий большой опыт доставки грузов из Японии в различные страны транзитом по территории Советского Союза.

Присутствующими при вскрытии специалистами на основании не понятно для чего выделенной в скобках в порядковом номере контейнера цифры 1, было высказано предположение, что последнее может означать и наличие подобного изделия минимум  с № 2. Это нашло свое подтверждение позднее, когда было установлено, что еще один контейнер-клон с точно таким же номером CTIU 131722(1) проследовал неизвестно откуда в город Бостон, США.

Кстати, после опубликования информации о выявлении российскими спецслужбами шпионского контейнера, оба ранее названных «коммерсанта» исчезли в неизвестных направлениях.  В какой-то степени была и раскрыта загадка, найденных в «находкинском изделии» нескольких аналогичных наклеек с другими контейнерными порядковыми номерами.

Вероятнее всего предполагалась обратное возвращение комплекса, но под другими «установочными данными». «Призраки» из Ленгли ( так между собой называли себя сотрудники ЦРУ, работающие на советском направлении) просчитали, как казалось для них, все. Тщательно были изучены все варианты работы наших пограничных и таможенных служб по обеспечению  этой скоростной транзитной железнодорожной линии. Ранее неоднократно фиксировались попытки иностранных представителей, работавших под дипломатическим прикрытием, осуществлять визуальное наблюдение и проводить скрытое фотографирование на всем маршруте следования. Была учтена и даже такая особенность,  как период подготовки, празднования и отдыха до и после Нового года, с известными русскими особенностями. Именно в это время, контейнер и должен был следовать по просторам нашей страны.

Поэтому и названа была операция  ««АБСОРБ» («Поглощение»), позаимствованная у медицинских коллег, начавших испытывать новый биорассасывающий стенд с таким названием,  предполагавшийся использовать в коронарных операциях. После установки его к больному и выполнения нужных функций он должен был полностью растворяться, не оставляя никаких следов. В данной ситуации по мысли вашингтонских кукловодов: ЦРУ выступало в роли доброго и внимательного врача, а все российские спецслужбы и еже с ними должны были сыграть роль зловредного, не желающего лечиться тяжелого больного…

После осмотра, длившегося более 6 часов, в связи с необходимостью решения ряда последующих задач, проверки возможной  реакции «отправителей» на происшедшее, контейнер был приведен в первоначальное состояние и в соответствующем сопровождении отправлен, но более «медленным» вариантом по предполагаемому маршруту.

С учетом, что в действиях противной стороны никаких признаков «нервозности» выявлено не было, что свидетельствовало о полной скрытности проведенных в Приморье мероприятий и для окончательной зашифровки реальных возможностей контроля нашей стороной за перемещаемыми грузами из-за границы в порту Находка, было принято решение о засветке американского новогоднего «подарка».

«На одном из сибирских перегонов, внимательный обходчик железнодорожных путей, увидел необычные проблески в неожиданно открывшихся окошках контейнера. Согласно имевшейся «инструкции», он доложил об этом руководству. В связи с чем последний был официально вскрыт и досмотрен местными таможенными властями». Такая информация через соответствующие «возможности» было доведена до американских, как принято сейчас говорить, «партнеров». Выявление американского шпионского комплекса было легализовано…

Интересная деталь. Сам комплекс действительно представлял из себя уникальное устройство, собранное на основе новейших мировых технических достижений. Это родило,  внутри самой системы государственной безопасности  довольно  серьезную дискуссию между «агентуристами» и «технарями». Последние, вкупе с недавно пришедшими на ряд руководящих должностей выдвиженцев из партийной номенклатуры «горбачевского разлива»,  настаивали на том, что  техническая разведка в XXI веке полностью заменит агентурную, что требует «соответствующих изменений в закоренелых и неэффективных» способах и методах добывания информации.   Откуда этим «теоретикам», не знающим реалий работы «на земле», было дано знать, что основная информация о данном контейнере и последующее наблюдение за предпринимаемыми действиями руководства Лэнгли, поступали от нашего источника, работающего в самом центре ЦРУ. ( Эта сторона данной истории требует отдельного  изложения).

Теперь, уважаемый читатель, на фоне происходящих сейчас событий,   может представить,  какой резонанс и в каких вариациях, особенно от наших либералов и «той стороны»  был бы освещен всеми «свободными СМИ» данный инцидент сегодня. Но, в той ситуации начинавшейся в нашей стране «ПЕРЕСТРОЙКИ»  каких-либо серьезных требований к вашингтонскому руководству предъявлено не было. Даже несмотря на проведенную для советских и иностранных журналистов открытую пресс-конференцию МИД и таможенной службы СССР,  на которой было заявлено о том, что ЦРУ в  разведывательных целях использует канал международных торговых перевозок. Можно только представить, как реагировали бы в самих США, если бы американской контрразведке удалось вскрыть нечто подобное

Причины не использования в политической области в полной мере такого шанса и непробиваемого  аргумента ( это вам не эфемерный «Новичок») через 15 лет разъяснил уже бывший генерал-майор КГБ Рэм Сергеевич  Красильников в одной из своих книг: «…Тогдашний глава советского дипломатического ведомства ( Э. Шеварнадзе. – С.К.) занял в этом громком шпионском деле пассивную позицию и не использовал в полной мере материалы КГБ для отстаивания государственных интересов страны против происков американских спецслужб и их японских и западногерманских помощников. Это свидетельствует не столько о его приверженности «новому мышлению», диктовавшему будто бы отказ от «резких движений» во внешнеполитических делах, сколько об осознанном следовании курсом уступок Западу. И делалось это за счет грубого ущемления наших национальных интересов…».

Несмотря на включенные «политические тормоза», работа подразделений КГБ   по данному направлению продолжалась. Сложившаяся ситуация наглядно показывала что, США втянули своих союзников Японию и Западную Германию в довольно грязную игру,  поставив их в результате провала акции в довольно сложное и деликатное положение. «Апеллировать» непосредственно к американской стороне было бесполезной тратой сил, времени и средств. Поэтому, используя относительно соблюдавшиеся на тот момент уже только юридические и экономические нормы, с нашей стороны были инициированы демарши к японским и властям ФРГ.

На представленные нашей стороной материалы в соответствующие немецкие  правоохранительные органы  западногерманские власти отделались формальными отписками. Более того, неудивительно, что «бизнесмен» Прайс, не только не предпринимал действий по восстановлению ущерба из-за утери своего груза, но и вообще исчез из поля зрения криминальной полиции. А ведь ряд тогдашних инспекторов этой структуры, числились в числе лучших сыщиков Европы.  Вероятнее всего с политических западногерманских верхов (читай американских) прошла соответствующая команда.

Власти Японии также на наши запросы по существу не дали вразумительных ответов. Но, как говориться «дружба дружбой, а табачок врозь», тем более, когда дело касается больших денег. Компания «Трансиб», после значительных проволочек, все-таки выплатила советской стороне «за причинённые» убытки штраф в пятьсот тысяч долларов и сама попала в разряд проигравших. 5 февраля 1987 года уже руководство «Транссибириэн контейнер компани» обратилась в токийский окружной суд с иском на сумму сто миллионов иен к фирмам «Сан юнион» ( отправитель груза) и «Марудзен сёва унью» (таможенный агент и экспедитор) за понесенный экономический и моральный ущерб.

Были ли эти действия очередным спектаклем, сейчас сказать сложно. Но,  после трех лет разбирательств этот процесс закончился безрезультатно. Задаваемые некоторыми японскими периодическими изданиями вопросы: Кто несет ответственность за снаряжение и отправку шпионского контейнера?  Где и как произошла установка комплекса? Почему «груз» пропустили пограничные и таможенные службы?, — остались без ответов.

Как показали происходящие сейчас вокруг нашей страны события, данная «ситуация» и многие более поздние, ничему германские и японские власти не научили. Невольно хочется вернуться к часто повторяющемуся в нашем издании призыву: « Господа, друзья и недруги! Учите историю !!!»

А за всеми этими видимыми «представлениями» продолжалась скрытая, сложная и кропотливая работа. Ведь только детальное изучение наиболее важных блоков пресловутого комплекса дало возможность выявить более десятка фирм изготовителей последних: США, Японии, Тайваня, Гонконга. Так ЭВМ были собраны на комплектующих элементах компании «Нэшл семикондор», термолюминесцентные дозиметры – фирмы «Харшоу», аккумуляторные батареи – производство заводов «Игл пичер» и «Мэллори».

Эти фирмы требовали постоянного «соответствующего» контроля российских спецслужб.  Так, что только это «направление», наряду с разборкой завалов «находкинского прецедента» на многие годы  обеспечили работой сотрудников КГБ вообще и Приморского Управления в частности.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*