Как США ведут мировую войну?

Непосредственным поводом для этой статьи стало ток-шоу «Право голоса» (ТВЦ), в котором я участвовал в качестве эксперта. На сей раз разговор был посвящен теме «Мир готовится к войне», и мы обсуждали животрепещущий вопрос: будет ли большая война, когда она будет и что в этом ситуации делать России?

“Право голоса” — одна из самых лучших ток-шоу для экспертов, и, на мой вкус, самая лучшая программа, поскольку каждый участник может высказаться, не добывая себе слово луженой глоткой и перекрикиванием оппонента. За это я ее очень люблю и ценю. Но все же даже такой формат оказывается недостаточным для изложения сложных идей. Я попытался изложить основную концепцию ведения глобального конфликта США, как я ее себе представляю. Но в 2-3 минуты выступления можно осветить только самые основные тезисы, и концепция кажется необоснованной. В особенности если она противоречит широко распространенным представлениям (а у меня почти все идеи такие).

В общем, я пришел к выводу, что эту концепцию надо изложить более обстоятельно и полно. И в этом случае мне придется отодвинуть источники и исходную информацию в сторону, чтобы не получилась пухлая монография, а изложить вопрос в основных тезисах.

В целом моя методика анализа такова. Поскольку залезть в умы американского руководства и его аналитиков невозможно, а руководящие документы и доклады секретны и могут быть таковыми еще десятилетия, то остается один способ проникновения в замыслы — анализировать происходящие события, которые широко известны, задавая вопрос: “Почему произошло так, а не иначе?” То есть замыслы реконструируются из событий, которые они вызвали.

Я излагаю американскую доктрину так, как она мне представляется. Если кто желает, может попробовать мое изложение на прочность в комментариях.

Конечные цели

Вся система замыслов, связанных с ведением глобального конфликта (на деле это некоторая связка из различных конфликтов) развивается из некоторых конечных целей, то есть того, что США хотят достичь в конечном итоге. Но они в этом не признаются открыто. Я не думаю, что конечные цели вообще четко формулируются и в США, и они скорее подразумеваются. Что не мешает им быть руководящими идеями.

На данном этапе цель состоит в том, чтобы свалить Китай. Для чего? Для того, чтобы вернуть мировую экономику под свой контроль. Когда Китай пошел в свой бурный экономический рост, он стал перетягивать на себя мировые экономические связи и торговлю. Теперь дело доходит до того, что Китай, став “мастерской мира” (как Великобритания в XIX веке и США в ХХ веке), станет и главной страной в мире. Для США это смертельная опасность. Упустив контроль над мировой экономикой, США рухнут под тяжестью своего долга и внутренних противоречий.

К тому же Китай, создавший за последние лет двадцать колоссальные материальные ценности, представляет собой очень лакомый объект для грабежа и последующей эксплуатации. Если свалить Китай, а потом обчистить его репарациями и контрибуциями, то США могут погасить долги и улучшить свое положение.

Из этого все и вытекает.

Изоляция Китая

Поскольку Китай — страна большая, неплохо вооруженная и обладающая мощной экономикой, то даже США вряд ли по силам свалить ее прямым военным нападением. Боевые действия могут быть очень важны, но все же главное условие победы США над Китаем состоит в изоляции Китая от внешних источников топлива и сырья, в первую очередь нефти.

Американский флот довольно легко может установить морскую блокаду Китая, перекрыв подходы к портам на китайском побережье. Это война. Китай попробует блокаду прорвать, а также занять Тайвань, взятие которого обеспечит прорыв морской блокады.

Читайте по теме на сайте «Служу Отечеству»:

«Удушение: контекст, проведение и последствия американской морской блокады Китая»

«Почему США не выстоят против Китая и недели»

У Китая вряд ли это получится, а США вряд ли будут высаживаться на побережье материкового Китая. Там слишком много войск и слишком много чего подготовлено для обороны. Потому, на мой взгляд, война в западной части Тихого океана будет носить характер ожесточенных схваток за ключевые острова и архипелаги: Рюкю, Парасельские острова и Тайвань.

Этот вопрос тоже может быть предметом отдельного анализа, но сейчас мы должны идти дальше.

У Китая еще остается доступ к ресурсам во внутренних районах Евразии: в Центральной Азии и России. В китайском Синьцзяне есть месторождения нефти и газа, кроме того, Китай получает газ из Туркменистана. В Казахстане есть крупные запасы нефти, угля, урана (это все отчасти тоже продается сейчас в Китай). Центральная Азия — это сырьевой тыл Китая, почти недоступный с моря.

Если США собираются свалить Китай, то им нужно обеспечить полный военный и политический контроль над Центральной Азией, в первую очередь над Туркменистаном и Казахстаном (грубо — Прикаспийский регион). Недостаточно добиться, чтобы после «демократизации» этих стран, новые правительства повернулись в сторону НАТО и выпроводили китайцев. Требуется и военное присутствие, поскольку весьма вероятно, что Китай может попробовать вернуть свое силой.

Если США блокируют Китай с моря, и занимают Центральную Азию, то это есть изоляция Китая, которая приведет его к военно-экономическому поражению.

Место России в общей заварухе

Есть одна проблема для такого плана — установить контроль над Центральной Азией невозможно без того, чтобы каким-то образом убрать Россию с дороги.

Участники программы «Право голоса» часто повторяли, и не только в этот раз, старую идею, что, мол, если США и Китай конфликтуют, то у России выгодное положение, и она может «маневрировать». На мой взгляд, никакого маневра у России нет. Если Россия за Китай, то она против НАТО. Если Россия за НАТО, то она против Китая. Неизвестно, что из этого было бы лучше. Впрочем, это вопрос риторический, поскольку Россию в НАТО все равно не берут и никогда не собирались. Таким образом, Россия за Китай (вынужденно), и против НАТО с вытекающими отсюда последствиями. Для обеих сторон Россия получается весьма важной, чтобы просто допустить ее нейтралитет, не говоря уже о независимой линии. Обе стороны постараются ее нейтрализовать или же перетянуть на свою сторону.

Собирается ли НАТО воевать с Россией? Этот вопрос я весьма подробно рассматривал в своей книге «Россия против НАТО: анализ вероятной войны». Сценарии возможной войны, которые я рассматривал в этой работе в целом шли в рамках традиционного подхода, что НАТО устраивает «поход на Москву» при использовании Прибалтики и Украины в качестве плацдармов.

Мой анализ привел к выводу, что этот вариант для США возможен, но очень невыгоден. Он в большей части возможных вариантов ведет к частичной победе и превращению войны из молниеносного броска в затяжную партизанскую войну в обширном лесисто-болотистом регионе. Даже если им получится установить новое правительство и заставить «демократических» русских воевать против «недемократических» русских, все равно такая война будет поглощать слишком много ресурсов. Вьетнам тому порукой. Китай получит возможность подбрасывать ресурсы в этот костер войны и раздувать его до нужной интенсивности. Заодно, китайские войска оккупируют все, до чего смогут добраться, и получат прямой контроль над обширными сырьевыми ресурсами Сибири. Высока вероятность, что Китай сможет в этой ситуации устоять на ногах, и конечная цель для США не будет достигнута. Этот вариант настолько невыгоден, что на него можно решиться только в отсутствие других альтернатив. Потому США настойчиво ищут другие варианты, более приемлемые.

Главная предпосылка для поиска таких вариантов состоит в том, что с точки зрения руководства США и их союзников, в российско-китайской связке именно Россия представляет собой слабое звено, прежде всего экономическое. Отсюда вытекает надежда, что Россию можно убрать с дороги политико-экономическими методами, не прибегая к войне, связанной с расходами, потерями и риском.

Абсолютно идеальный для США вариант состоит в том, чтобы обеспечить смену политического руководства в России, так, чтобы можно было толкнуть “демократизированную Россию” в лобовую схватку с Китаем. Но выполнить это не так-то просто.

Некоторое время американцы пытались провернуть в России “цветную революцию” по мотивам грузинской или украинской. Но для этого нужен внутренний раскол элиты, части которой США обещают “евроинтеграцию” с некоторыми реальными и иллюзорными привилегиями. Метод, сработавший в Грузии и на Украине, в России не прокатил по довольно простой причине. Россия и так неплохо интегрирована в Европу за счет поставок природного газа, а элита и так имеет все привилегии. Более того, по мере того, как Германия отказывается от угля в энергетике, значение российского газа только возрастает.

Второй метод — экономически придушить Россию, в надежде вызвать внутренние брожения и созревание условий для “цветной революции”, во всяком случае ослабить военный потенциал. На это нацелены санкции. Правда, точечные санкции почти не оказывают эффекта. Наиболее эффективным был бы отказ от покупки российского газа в Европе или резкое сокращение объема закупок.

США делали многое к тому, чтобы это стало реальностью. Германия и отчасти Франция категорически были против одностороннего отказа, поскольку выпавшее из потребления количество топлива нечем было заменить. Делались попытки организовать поставку газа в Европу из Ближнего Востока и Прикаспийского региона.

Можно было поставлять газ из Персидского залива, и Катар уже был даже готов к этому. Но трасса трубопровода проходила через Сирию, которая отказалась участвовать в проекте. Сирию попытались принудить силой или сбросить правительство. Но “мятеже-война” ничего не дала и закончилась в целом ничейным результатом. Кстати, сирийский пример показывает главную уязвимую сторону концепции “мятеже-войны”, весьма популярной на Западе. США могут создать ядро вооруженного движения и бросить его на выполнение нужной им задачи. Но они не могут его поддерживать открыто. Потому, если движение терпит поражение, то им приходится с этим согласиться. Конечно, арабского пушечного мяса им не жалко, но ведь и результата не добились.

Второй вариант — это Транскаспийский газопровод, чтобы можно было туркменский газ отправлять через Азербайджан, Грузию и Турцию в Европу. Россия заблокировала этот проект как вредный для экологии Каспийского моря.

Итак, попытки дать Европе газ в замещение российского не увенчались успехом, в силу чего экономические санкции оказались неэффективными. Если Россия продает газ в Европу, то ей мелкие санкционные ограничения не страшны. К тому же, газовая труба де-факто превращает Германию в союзника России.

Отсюда становится понятно, почему это в США стали так сильно бряцать оружием. Ввиду того, что упомянутые методы не сработали, теперь американское руководство пытается использовать наследие Рональда Рейгана — игру на повышение ставок в противостояние и всестороннее запугивание. В прошлый раз, в 1983 году, симуляцией подготовки к ядерной войне, американцам удалось так напугать советское руководство, что оно сделало непредставимо широкие уступки, а потом и вовсе самоликвидировалось. Есть надежда у них, что и в этот раз получится так же.

Вероятно, не получится. Но американцы будут и дальше пытаться убрать Россию с дороги политико-экономическими методами, стараясь не влезть в войну именно с Россией. Это так, потому что Россия в их планах есть второстепенная цель, а силы надо приберечь для достижения конечной цели.

Афганская затея

В Центральную Азию можно попасть не только к запада или севера, то есть через Россию, но и с юга, через Афганистан. Американцы довольно ловко использовали риторику о борьбе с международным терроризмом, чтобы войти в Афганистан и укрепиться там, создав ряд крупных баз.

В России многие до сих пор не поняли, зачем американцам понадобился Афганистан и в чем состоял военный смысл всей этой кампании. Целью их были авиабазы, позволяющие развернуть крупную группировку войск. Американцы эти базы получили, а потом модернизировали и расширили. Были построены и новые базы.

А что там происходит теперь? Основные силы международного контингента давно выведены, теперь идут разговоры о выводе того небольшого контингента, что остался, идут переговоры с талибами, а крупные базы переданы афганской армии. Неужели американцы утратили интерес к Афганистану?

Нет, не утратили. Обстановка изменилась. За время афганской кампании Пакистан сменил политическую ориентацию. Еще в 1990-е годы и в начале 2000-х годов Пакистан вел проамериканскую политику (за экономическую и военную помощь, конечно). Но потом их дороги разошлись, и Пакистан, в поисках ресурсов для поддержания своей экономики, перешел к Китаю. Китайская сторона, получив в союзники страну с выходом в Индийский океан, чего у них никогда не было, стала укреплять свои позиции и строить транспортную инфраструктуру. Американцы же потеряли наземный маршрут снабжения войск в Афганистане, который стал очень рискованным из-за частых нападений. Это обстоятельство заставило США свернуть полномасштабную группировку войск.

Теперь американцы пытаются договориться с талибами («талибан» запрещён в РФ). Пожелания США — иметь в Афганистане две авиабазы. Талибы долго не соглашались, но теперь их, похоже, уговорили. На мой взгляд, американцы пытаются повернуть талибов против Пакистана и с помощью еще одной “мятеже-войны” вернуть себе афганский коридор, необходимый для входа в Центральную Азию. Трудно сказать, насколько это получится. Не исключено, что такая попытка будет неудачной.

Взять выгодные позиции  без войны

В глобальной стратегии США есть один очень существенный пункт, который в России не понимается и не осознается. США не собираются вступать в большую войну на существующих рубежах и на занятых уже позициях. Они стараются использовать любую возможность для того, чтобы занять выгодные позиции без войны, или, по крайней мере, при помощи локальной войны против заведомо более слабого противника при своих умеренных потерях.

Почему это так? Во-первых, в рамках глобальной стратегии армия и флот — ресурсы конечные. На создание приличной армии и приличного флота требуются многие годы и даже десятилетия, а угробить все это можно в считанные недели. Если стратеги просчитались и одержали пиррову победу при огромных потерях, то другой армии и другого флота им никто не даст. Это правило действует и для США, тем более что их современное экономическое состояние исключает возможность второй попытки. Либо они добьются решающей победы в глобальном масштабе, либо… либо же США вскоре не будет.

Во-вторых, в глобальной стратегии есть задачи главные и второстепенные. Главная задача для США, как я определил в предыдущей статье, — свалить Китай. Эта задача вполне оправдывает высокие потери и неизбежный от такой войны экономический ущерб, поскольку все счета после войны будут оплачивать побежденные.

Занятие выгодных позиций, и в частности, проникновение в Центральную Азию, это задача весьма важная, но второстепенная в сравнении с главной. Тратить на второстепенные задачи войска явно нерационально, поскольку это ведет к существенному ослаблению сил перед решающей схваткой, а также предупреждает главного противника, в данном случае Китай, и дает ему время, чтобы получше подготовиться.

Если США растратили бы значительную часть своей армии на захват силой выгодных позиций и проложили бы себе дорогу в Центральную Азию каким-либо образом, то просто передали бы победу в глобальном конфликте Китаю. Схватиться ослабленными с сильным, и еще хорошо подготовившимся противником, — это ничем, кроме поражения, окончиться не может.

В-третьих, США имеют впечатляющую глобальную военную инфраструктуру в виде многочисленных военных баз, разбросанных по всему миру, главным образом в ключевых районах: узлах морских коммуникаций и в районах, где, очевидно, предполагается развертывание крупных армейских группировок. В России, кстати, совершенно не понимают значения этой зарубежной военной инфраструктуры. Да, она стоит недешево, но дает важнейшие стратегические преимущества. США имея базы, имеют возможность выбирать, где и когда они начнут боевые действия. То есть, это залог создания наиболее выгодных условий для войны и захвата инициативы в случае ее начала. Далее, сеть зарубежных баз — это возможность наращивать силы и снабжать крупные группировки войск, флоты и воздушные армии в выбранном для сражения регионе.

Создание новых баз американцы также стараются проводить по возможности без войны, на основе соглашений со странами, выбранными в союзники или военные партнеры.

Все эти «цветные революции», «мятеже-войны», расширение НАТО на восток, создание и поддержание зарубежных баз и другие подобные меры — это как раз выражение американского стремления взять выгодные позиции без войны и с минимально возможным расходом военных и экономических ресурсов. Эта политика требует времени и плетения сложной паутины политических интриг, но результат того стоит.

Пример КНДР и Ирана

Американские стратеги несколько раз примерялись к тому, чтобы улучшить свое стратегическое положение силой.

Некоторое время назад, в 2000-е годы, в США вполне серьезно обсуждалась вероятная военная операция против КНДР. Формально для того, чтобы ликвидировать северокорейскую ракетную и ядерную программы ради «мира во всем мире», а фактически для того, чтобы обеспечить себе сухопутный плацдарм для последующей схватки с Китаем. Существование такого плацдарма ощутимо ухудшало положение Китая; американские войска, с превосходством на море и в воздухе, могли бы нанести крупное поражение китайским войскам и подрубить китайскую военную мощь.

Однако, когда дело дошло до оценки вероятных потерь в случае войны против КНДР, стало ясно, что этот вариант слишком невыгоден. Американцы не сомневались, что северокорейцы будут сражаться зло и упорно, война с ними будет кровопролитной.

Насколько мне помнится, минимальная оценка возможных потерь была около 250 тысяч убитыми. Вместе с санитарными потерями, стало быть, около 750-800 тысяч человек. То есть, нужна была группировка войск численностью порядка 2,5-3 млн. человек, из которых треть будет потеряна.

Хорошо, но что дальше? А дальше перед американцами вставал китайский командующий с простым вопросом: «Ну что, вы готовы перейти Ялуцзянь и схватиться с Народно-освободительной армией Китая?». Армия США могла бы стереть КНДР с лица земли и залить ее кровью по самую верхушку горы Пэктусан, но дальше перед ними вставала армия еще более многочисленная, с еще большим мобилизационным контингентом, гораздо лучше вооруженная и с колоссальным экономическим потенциалом за спиной. К тому же, за время операции против КНДР, проведшая все возможные меры подготовки к войне.

Абсурдность ситуации была вполне очевидной. Отсюда и решение: попытаться придушить КНДР санкциями, попытаться расшатать ее изнутри, и тем самым обеспечить взятие выгодного плацдарма без войны, на волне, так сказать, «демократической революции». Это не получилось. Главным образом потому, что американцы полагались на южнокорейцев, а их познания по части КНДР оказались на очень низком уровне. США сильно недооценили устойчивость северокорейской экономики и способность страны развивать ядерное и ракетное оружие. Сейчас, судя по всему, американцы пытаются реализовать другой подход: добиться от КНДР чего-то вроде нейтралитета, нейтрализовав ее таким образом. Возможно, что в ход еще пойдут широкие уступки и подкуп в виде экономической помощи.

То же самое было в примере с Ираном. В 2004 году вероятность войны против Ирана была очень высокой. Иран тогда был с трех сторон окружен американскими войсками: в Ираке, в Афганистане и в Персидском заливе, и его положение было очень напряженным. Свалить Иран для США означало бы получить прямой доступ к Каспийскому морю и, тем самым, к Центральной Азии. Вопрос был тот же самый: во что обойдется такая война. И в этом случае вероятные потери получались слишком большие для решения этой второстепенной стратегической задачи. В общем, и тут США пошли по пути санкций, в надежде придушить Иран (а заодно затруднить доступ Китая к иранской нефти). Насколько можно судить, этого у американцев тоже не получилось.

Черноморско-кавказский план

Был у США еще один вариант, тоже, в целом, неудачный. В Центральную Азию можно попасть еще через черноморско-кавказский регион, либо через Южный Кавказ, то есть Грузию и Азербайджан, либо через Северный Кавказ.

Этот план появился, видимо, еще в начале 1990-х годов, в рамках стремления США наложить контроль на нефтегазовые ресурсы этого региона. Для этого они пытались использовать «мятеж-войну» в Чечне, в которой была сильная нефтегазовая подоплека. В мемуарах генерал-полковника Геннадия Трошева упоминается интересный факт, что чеченцы во время войны пытались построить дорогу и подготовить трассу под нефтепровод через Чечню в Грузию. Вообще, планы построения Имарата Кавказ, провозглашенного в 2007 году Доку Умаровым, охватывали весь Северный Кавказ от Каспийского моря до Азовского. Если бы этот план состоялся, то США, вне всякого сомнения, сами или руками Саудовской Аравии, постарались бы подгрести его под себя, что давало бы им прямой и весьма удобный доступ в Центральную Азию.

Эта попытка, как мы знаем, потерпела полный провал.

Южнокавказский маршрут также столкнулся с серьезными проблемами. Американцам удалось перетянуть на свою сторону Грузию, только это мало что давало. Азербайджан, несмотря на многочисленные уговоры, уклонился от сотрудничества с американцами, поскольку для него сотрудничество с Россией, включая экспорт нефти, было с очевидностью выгоднее. Впрочем, даже успех с Азербайджаном не вел к успеху, поскольку южнокавказский маршрут находился в тисках между Арменией, союзной России, и Южной Осетией. Он мог быть в любой момент перерублен.

В 2008 году была сделана попытка несколько улучшить положение, когда Грузия начала войну против Южной Осетии. Эта маленькая республика имеет истинно стратегическое значение, поскольку на ее территории находится южный портал Рокского тоннеля, через который Россия может перебросить крупную армейскую группировку на Южный Кавказ. В начавшейся войне это и было сделано, и Грузия потерпела быстрое и сокрушительное поражение.

Третий пункт черноморско-кавказского плана — Украина. На нее, должно быть, в США возлагали большие надежды. Переход Украины на сторону США и НАТО должен был решить две основные стратегические задачи. Во-первых, ликвидация Черноморского флота. Пока в Крыму базируется российский флот, Черное море нельзя использовать в качестве линии коммуникации. Отвод флота из Севастополя вел, фактически, к его уничтожению, поскольку севастопольские базы вообще самые удобные на всем черноморском побережье для базирования флота, и кроме них Россия больше не имела подходящей военно-морской базы на черноморском побережье. Во-вторых, Украина должна была стать важнейшим плацдармом НАТО на востоке, с которого было бы возможно нанести удар по российским войскам в Европейской части России, а также обеспечить рывок на Северный Кавказ, Нижнее Поволжье к Каспийскому морю.

Этот идеальный с американской точки зрения, давал США контроль над важнейшей судоходной магистралью — Волго-Донским каналом, соединяющим Каспийское море с Азовским и Черным морями. Это прямой морской доступ к Центральной Азии, для США наилучший из всех возможных.

Украина должна была проводить максимально агрессивную политику, и, вероятно, в Пентагоне рассчитывали достичь если не всех, то по крайней мере части своих целей украинскими руками.

Итак, на Украине произошел “майдан”, который американцы всецело поддержали. Но потом случилось два крупных провала. Первый провал — Крым вдруг стал российским. Я убежден в том, что занятие Крыма было давней заготовкой командования Черноморского флота на случай обострения положения. Вся операция прошла чисто и гладко, захватив американцев врасплох. Уничтожение Черноморского флота провалилось, что вызвало в США сильнейший зубовный скрежет.

Второй провал — неудача украинской армии в Донбассе. Оказалось, что украинская армия настолько слаба, что не в состоянии справиться даже с ополченцами, наспех вооруженными и сколоченными. Украинское командование сделало все мыслимые тактические ошибки, и закономерно пришло к поражению. Вывод из этого был совершенно однозначным, и в Пентагоне его и сделали: Украина не только не может выполнить возложенные на нее военные задачи, но и сама нуждается в защите, если ввяжется в прямую войну с Россией.

Черноморско-кавказский план в целом оказался неудачным: чеченцев разбили, грузины бежали, украинцы… увы, мы должны придерживаться печатных приличий.

Американские неудачи были сугубо закономерными. Они старались добиться своих целей чужими руками, не ввязываясь в прямое военное столкновение с Россией (война НАТО с Россией дает Китаю мощные стратегические преимущества и время на подготовку). Но местные кадры оказались настолько плохими, что ничего из этого плана на данный момент не получилось.

Какие могут быть дальнейшие шаги?

Итак, что США имеют на данный момент? С одной стороны, в результате бурной военно-политической активности за последние 20 лет, США расширили и несколько улучшили свои позиции, путем приобретения трех весьма важных позиций: Афганистана, Украины и Грузии. Эти страны при определенных условиях могут стать плацдармами для развертывания войск НАТО против России и Китая.

С другой стороны, цель взятия под контроль Центральной Азии и создания наиболее выгодных условий для решающей схватки с Китаем далеко не выполнена. Пока что для американских стратегов это такой же мираж на горизонте, как и 20 лет назад. Главное, чего американцы сделать не смогли, так это создания удобного входа в Центральную Азию с подводящей к нему транспортной магистралью снабжения, безопасной, полностью контролируемой, и при этом достаточно развитой для того, чтобы снабжать крупную группировку войск (не менее миллиона человек, а возможно и более), ведущую активные боевые действия. Это означает, что условия для военной победы над Китаем не созданы.

Возможны три варианта дальнейшего развития событий.

Первый вариант — продолжать прежнюю политику взятия выгодных позиций без войны, политическими средствами и руками всякого рода местных движений. Перспективы ее, скорее, отрицательны. Американцам больше не на кого положиться. Самые резкие и воинственные чеченцы разбиты полностью и еще не скоро восстановят свои силы. К тому же российская политика в Чечне (многими критикуемая) делает для чеченцев выбор в пользу России гораздо более выгодным, чем крайне сомнительные перспективы еще одной войны. Все остальные возможные «джихадисты» не идут ни в какое сравнение с чеченцами. К тому же Россия приобрела большой опыт в подавлении «мятеж-войны».

Еще один немаловажный фактор — у США больше нет времени на столь долгие игры, их поджимает ухудшающееся экономическое положение. Стратегической победы надо добиться в течение ближайших 5-7 лет, не более.

Второй вариант — попытаться нейтрализовать Россию экономическими санкциями и устройством «цветной революции». Проблема тут та же: в России американцам не на кого опереться, нет такой политической силы, способной добиться нужного для США результата. К тому же удушение России санкциями вызывает отпор со стороны Германии, сидящей на российском газе. Настаивать на этом для США опасно, поскольку можно вызвать раскол среди европейских членов НАТО в самый решающий момент.

Подвариант состоит в том, чтобы попытаться напугать Россию так же, как некогда США до смерти напугали СССР в 1980-х годах, и добиться уступок, граничащих с капитуляцией. Но и тут время поджимает, и возможности для реализации этой довольно сложной и долгой стратегической игры тают с каждым днем.

Третий вариант — отбросить в сторону все сомнения и решиться на прямое военное нападение на Россию и на Китай, посулив всем своим союзникам долю в послевоенной добыче. Этот вариант, помимо обрисованных в предыдущей статье трудностей и опасностей, требует, во-первых, мобилизации всех сил США и их союзников, и, во-вторых, разделения сил на две группировки. Первая из них, в основном флот и морская пехота, должна вести боевые действия против Китая на Тихоокеанского побережье, сковывая китайские силы. Вторая, состоящая в основном из сухопутных сил США и европейских членов НАТО, должна вести боевые действия против России, с целью военного сокрушения России и выхода в Центральную Азию для сухопутной блокады Китая.

Но для этого варианта требуется создание колоссальной армии численностью порядка 8-10 млн. человек суммарно, колоссальное количество боевой техники и вооружения, огромное количество боеприпасов, топлива, грузов снабжения. США, НАТО и другим американским союзникам требуется по меньшей мере удвоить численность своих вооруженных сил. У меня есть некоторые сомнения в том, что подобная задача может быть решена в предвоенный период по чисто экономическим причинам. В условиях уже идущей войны — может быть, когда все возражения будут уже отброшены. Правда, этот вариант уже не предусматривает легкой победы; война явно будет затяжной и многолетней.

Дмитрий Верхотуров

Сайт «Военное обозрение» (http://topwar.ru)

12.02.2019 г.

19.02.2019 г.

Адреса материалов:

Часть-1: https://topwar.ru/153903-kak-ssha-vedut-mirovuju-vojnu-chast-1.html

19 февраля 2019

Часть-2: https://topwar.ru/154265-kak-ssha-vedut-mirovuju-vojnu-chast-2.html

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*