Особенности национальной охоты в дебрях криминального банкротства

Из очередного президентского послания Федеральному собранию: «…Что касается банкротства, то в этой сфере необходимо срочно навести порядок. Поточное банкротство предприятий уже успело стать доходным бизнесом. Мы обязаны сделать механизм процедуры банкротства и оздоровление предприятий прозрачным, рыночным и невосприимчивым к коррупции».

Почти двадцати лет предприниматели с горечью наблюдают что посылает Президент и как посылают Президента. И видят, что весь законотворческий пейнтбол, где чернила вместо пуль, не пугает и не сдерживает супердоходный бизнес поточного банкротства.

В качестве доказательства сошлемся на таблицу отдела правовой статистики и информационного обеспечения прокурорской деятельности Университета прокуратуры Российской Федерации:

Какие заключения можно сделать на основе приведенной статистики?

Отметить противоречие между озабоченностью В. Путина расширением криминальной зоны в институте банкротства и радостной прокурорской статистикой – Ура! Мы его искоренили!

Установить факт латентного характера этого вида экономической преступности.

О различиях между легальным и теневым институтом банкротства: Легальный институт несостоятельности призван разработать порядок перераспределения собственности в пользу эффективного хозяина. Другими словами – забрать отару у бестолкового пастуха и отдать толковому. Законно, прозрачно и невосприимчиво к коррупции. Задача теневого института противоположна – сожрать чужих овец. Беззаконно, непрозрачно, с помощью коррупции. И пока Госдума не спеша творит очередной закон, браконьеры в дебрях ФЗ о банкротстве торопливо творят очередное беззаконие.

Прокомментируем некоторые особенности отечественного банкротства:

*** Специфика этого вида преступлений не позволяет злодею совершить их в одиночестве. Необходима группа. Высоко организованная и очень преступная. Когда такая ОПГ выходит побраконьерить ее действия продуманы заранее, а исполнение замысла обеспечено поддержкой всеми имеющимися средствами.

*** В абордажную команду подобраны опытные экономисты и юристы, которые помнят заветы О. Бендера и чтут Уголовный кодекс.

*** Обычно эти шайки, договорившись о дележе трофеев, создаются ситуативно и разбегаются после успешного налета. Изображают законопослушность и сильно обижаются если их роли обозначают в редакции 33 статьи Уголовного кодекса – организатор, подстрекатель, исполнители и пособники.

*** Тактика абордажа не исчерпывается статьями 195 – 197 УК. Не обойтись без мошенничества (159 ст. УК), злоупотребления полномочиями (201 и 285 статьи), самоуправства (330 ст. УК), присвоения и растраты (160 ст. УК), причинения имущественного ущерба путем обмана или злоупотребления доверием (165 ст. УК). А еще налоговые статьи УК, замаскированные недалеко, как рояль в кустах.

*** Социальные портреты субъектов криминального банкротства — высшее образование (экономическое, юридическое), опыт работы в торговле, банковской сфере, строительстве, снабжении.

*** Наличие связей в силовых и административных структурах обязательно.

*** Крупный и особо крупный ущерб. Это вам не мелочь по карманам тырить. Как минимум десятки миллионов на кону.

Такой вот далеко неполный портрет криминального бизнеса на поле чудес Федерального закона о несостоятельности (банкротстве).

ХУ из ХУ в дебрях криминального банкротства?

Где браконьер, где лесничий, где жертва? Вопросы эти только с виду простые. Все участники криминального банкротства камуфлированы не хуже снайперов на позициях. А как еще безнаказанно совершить перераспределение чужого под видом гражданско-правовых отношений? Только скрыв истинные мотивы своих действий. Сложность выявления злодеев заключается в том, что мотивы, определяющие субъективный состав преступлений, у них разные.

*** Так, собственник предприятия желает незаконно уклониться от уплаты долгов.

*** Кредитор, сговорившись с руководителем силовой структуры, желает напугать   должника уголовным делом, а затем обменять долг на свободу подозреваемого.

*** Знакомый «правоохранитель» желает гонорар от заказчика или откупной от терпилы. Но возможны и оба варианта.

*** Конкурент желает создать долг, достаточный для введения конкурсного производства, разорить и убирать с рынка мешавшую ему фирму.

*** Конкурсный управляющий желает за бесценок продать с торгов близким людям имущество должника и стать собственником чужого бизнеса.

Через такой вот калейдоскоп вожделений пираты криминального банкротства ищут добычу. Такие вот различные социальные и профессиональные группы посылают джентльменов удачи на охоту за чужим добром.

Здесь мы закончим общетеоретические рассуждения и рассмотрим типовые способы криминальных банкротств, применяемые на дальневосточном театре военных действий.

Как задолжавшему Колобку уйти от волка, лисы и кредиторов?

Банкротство как способ уклонения от уплаты долгов.

Имея большую кредиторскую задолженность и не желая ее погасить, должники активно применяют типовую схему освобождения от обязательств. Рассмотрим ее на примере банкротства одного из крупнейших игроков ритейла — торговой сети гипермаркетов ООО «Три кота» в Приморье и Хабаровском крае.

Финансовый анализ ООО «Три кота» еще в 2016 году выявил тревожные симптомы предкризисного состояния компании. Но замена квалифицированных менеджеров на сотрудников, лично преданных хозяину бизнеса, не позволила своевременно оценить и локализовать негативные тенденции.

Несмотря на то, что долгосрочные и краткосрочные обязательства «Котов» составляли 96 % в структуре их капитала, а восстановление платежеспособности становилось невозможным, руководитель предприятия С.А. Богдан продолжал активно кредитоваться и получать под реализацию крупные партии товаров.

К началу 2018 стало очевидным, что временная неплатежеспособность переросла в несостоятельность.

С осени 2018 года С. Богдан перестал выплачивать долги за поставленные товары, однако, не перестал их активно распродавать. Приведем комментарий Максима Караченцева, представителя одного из поставщиков – группы «Невада»: «Мы попытались забрать оставшийся в магазинах товар, но нам отказали, потребовав официальное письмо. Его мы отправили сразу, в электронном и бумажном виде, но товар так и не отдали. Нам объяснили, что в выходные 6 и 7 октября магазины будут закрыты на ревизию, товар начнут выдавать 8 октября. И тут же в соцсетях появилась реклама о массовых распродажах со скидкой в 70 процентов во всех магазинах «Трёх котов». Что это, если не попытка максимального слива товара по минимальной цене?»

А вот фрагмент из другого интервью: «Кредиторам не понятно, куда уходит выручка, которая поступает в кассы «Трех котов». Ведь речь идёт, по самым скромным подсчётам, о 10-12 миллионах в сутки». https://primamedia.ru/news/745886

В течение 2018 года Богдан переоформил договоры аренды основных магазинов и складов ООО «Три кота» на компании, подконтрольные Сулееву Дмитрию Петровичу, владельцу торговой сети «Рэми».

Вместе со складами в распоряжение «Рэми» передавались большие объемы товаров, за которые Богдан не рассчитался с поставщиками. В одном из интервью Сулеев прямо заявил: «У нас нет долгов перед поставщиками, выплачивать долги «Трёх котов», разумеется, не будем».

Несмотря на все нарастающие многомиллионные долги, ООО «Три кота» приобрело земельный участок в районе «Фетисов – арена». (Цена земельных участков в этом районе составляет от 12 000 до 15 000 долларов за сотку).

По договору лизинга было приобретено торговое, производственное и холодильное оборудование, а также а/м рефрижератор. По непроверенным данным дорогостоящее «железо» уже выведено из баланса предприятия, а значит не может быть реализовано в интересах многочисленных кредиторов.

В феврале 2019 года произошло неизбежное – в отношении всех котов (приморский и хабаровский) введена процедура банкротства.

Пусть суд решает — организовал ли его Богдан преднамеренно с целью освобождения от занудных кредиторов или так случайно получилось?

Задача нашего исследования более проста и непорочна:

не уличить Сергея Анатольевича, а сравнить его действия с группой признаков преступления, предусмотренного в описательной и бланкетной диспозициях 196 статьи УК РФ.

Для этого из всех динамичных событий, предшествующих введению процедуры банкротства, выделим ключевые и рассмотрим их как системообразующую группу признаков 196 статьи Уголовного кодекса:

Переоформляя аренду складов и торговых площадей, С. А. Богдан лишал свое предприятие основных средств производства, чем создавал невозможность отдать долги путем оздоровления бизнеса.

Имея огромные долги, Богдан распродал с 70 % скидкой неоплаченные им товары, снизив платежеспособность компании на величину уценки.

Вывел из баланса дорогостоящее оборудование, не оставив надежды своим кредиторам.

Распродав товары, полученные им как товарный кредит, предводитель Котов не рассчитался с поставщиками, увеличив общую задолженность предприятия.

Вложил крупные денежные средства на покупку земельного участка в условиях финансового кризиса. (Маловероятно, что эта земля стоит на балансе ООО «Три кота»).

Умные пособия и методики содержат лаконичную формулировку механизма преднамеренного банкротства, совершаемого путем растраты должником своего имущества: «Главным критерием признания действий преступными является причинно-следственная связь действий и их последствий, выражающихся в ущербе для кредиторов». Уточним — ущерб для кредиторов состоит в загадочной пропаже имущества, за счет которого удовлетворяются кредиторские требования. Что и произошло в результате энергичного, но уж крайне убыточного бизнеса хозяина «Трех котов».

Продолжая хронику кораблекрушения, выделим еще одну группу эпизодов:

В декабре 2018 года Богдан сменил юридический адрес компании, встав на налоговый учет в Межрайонной налоговой инспекции № 46 г. Москвы.

23 ноября 2018 года «Коты» были зарегистрированы в информационных системах ФНС в качестве предприятия, находящегося в стадии ликвидации. При этом, Богдан, являясь собственником и единоличным исполнительным органом, наделен, также, полномочиями ликвидатора.

22 февраля 2019 года Арбитражным судом Хабаровского края ООО «Три кота –Хабаровск» признано банкротом, а истец — ООО «ИндорМаркет Приморье» его конкурсным кредитором с объемом требований 340 245 рублей. Открыто конкурсное производство по упрощенной процедуре с последующей ликвидацией юридического лица. Конкурсным управляющим утвержден Никитин Д.С.

26 февраля 2019 года Арбитражным судом г. Москвы ООО «Три кота» (Владивосток) признано банкротом, а истец — ООО «Фактор-Приморье» его конкурсным кредитором. Долг — 381 450 рублей. Конкурсное производство также по упрощенной процедуре. Конкурсный управляющий – Наумец Д.Ф.

Прокомментируем эти события, начиная с двух последних:

В соответствии с правилами выявления признаков преднамеренного банкротства, арбитражные управляющие обязаны проверить хозяйственную деятельность господина Богдана на наличие этих самых признаков. Учитывая, что среди управляющих много «подсадных», работающих в интересах лукавого должника или его «подсадного» кредитора, качество финансового анализа, сделанного управляющим, целесообразно подвергнуть независимой экспертизе.

В какой-то степени такая экспертиза снижает «невнимательность» членов СРО, которые несут материальную, административную и уголовную ответственность за нарушение процедур банкротства (статья 201 УК РФ).

Далее поставим вопрос – зачем руководитель «Трех котов» затеял энергичную ликвидацию по упрощенной процедуре через иногородние арбитражные суды?

В этом месте необходимо раскрыть особенности упрощенного банкротства. Во-первых, оно скоротечно – не более 7-8 месяцев. Во-вторых, и это главное, позволяет избежать процедуры наблюдения, в ходе которого конкурсный управляющий должен выявить возможные признаки преднамеренного банкротства.

Объяснима и суматоха предводителя Котов по обустройству иногороднего арбитража. Основные кредиторы находятся в Приморском крае. И далеко не все из них готовы оплачивать грамотных юристов и командировки представителей для участия в арбитражных процессах. Тем более при отсутствии у должника имущества и денег.

Печальная практика подобных банкротств показывает, что в сухом остатке кредиторы имеют не возврат долгов, а судебные решения о их списании в связи с ликвидацией банкрота.

См. п. 6 ст. 64 ГК РФ: «Требования кредиторов, неудовлетворенные из-за недостаточности имущества ликвидируемого юридического лица, считаются погашенными, т.е. «ликвидация предприятия-должника без правопреемства погашает его долги»

Во второй части статьи мы рассмотрим технологию рейдерских атак под флагом ФЗ «О несостоятельности (банкротстве), самоустранение правоохранительных органов от охраны прав среднего и малого бизнеса и проблемы его самозащиты от субъектов криминального банкротства.

Руководитель

агентства экономической безопасности «Кронверс»

Александр Супрун

для информационно-аналитического издания

«Служу Отечеству»

и журнала «Аргументы времени»

25 апреля 2019 года

Продолжение следует.

Не переключайтесь, как любит повторять Игорь Прокопенко, ведущий программы «Территория заблуждений»

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*