Особенности национальной охоты в дебрях криминального банкротства

Промысел арбитражного управляющего

 

 В № 4(134) информационно-аналитического издания «Служу Отечеству» раскрыта практика уклонения Должника от расчета с кредиторами путем инициации своего банкротства. Продолжая экспедицию в криминальные дебри, предлагаем рассмотреть охотничьи секреты другой группы сталкеров этой сумеречной Зоны — арбитражных управляющих. 

Как известно, после объявления Должника банкротом временный управляющий в процедуре наблюдения обязан собрать информацию о нем, достаточную для обоснованного заключения – возможно ли финансовое оздоровление Должника или он болен неизлечимо. Другими словами – лечить ли корову, чтобы отдать долги ее молоком либо забить беднягу и рассчитаться мясом. 

Для оздоровления фирмы нужен ветеринар,
для разрушения – мясник 

В этом месте проявляется первый конфликта интересов: В соответствии со статьей 20.3 ФЗ 127 арбитражные управляющие обязаны действовать добросовестно и разумно в интересах должника, кредиторов и общества. На вопрос —  в чьих интересах действует большинство арбитражных управляющих убедительно отвечает статистика: 

*** В 2018 году 3437 компаний подверглись конкурсному разграблению и только в трех случаях была введена процедура финансового оздоровления. Из чего следует, что остальные 3434 пушены на забой. (bankrot.fedresurs.ru)

*** Вот статистика Единого федерального реестра сведений о банкротстве (ЕФРСБ): «Число введенных судами реабилитационных процедур (внешнее управление и финансовое оздоровление) снизилось в 2018 году на 1,2%.

*** В 2018 году число судебных решений о несостоятельности физических лиц выросло в 1,5 раза по сравнению с показателями 2017 года».

*** А вот данные Росстата. Даже приукрашенные, как пасхальные яйца, они не дают повода для оптимизма: «По состоянию на 01.01.2018 года прирост судебных решений о введении процедур реализации имущества Должника составил 47 % к показателям 2017 года.

Из приведенных цифр следует простое заключение – абсолютное большинство антикризисных ветеринаров «лечат корову» обухом топора, рекомендуя суду утвердить введение конкурсного производства. 

А теперь изучим разделочную колоду, на которой эти менеджеры делят свои трофеи – кому вырезку, кому ливер, кому рога, а кому копыта. Начнем с финансового анализа состояния Должника, в процессе которого АУ должен установить имущество банкрота и оценить его рыночную стоимость. После чего — просуммировать требования кредиторов и определить – хватит ли средств, полученных от продажи активов для удовлетворения кредиторских требований.

Если внимательно следить за руками управляющих, можно заметить массу лукавых технологий — незаконное включение в конкурсную массу спорного имущества, завышение или занижение рыночной стоимости активов Должника и прочее, и прочее. Одни только карточные фокусы с крапленой колодой при реализации имущества банкрота дают очень хороший навар. Вот статистика 2018 года: «Торги в ходе открытого аукциона (первые и вторые) в более чем 90% случаев признаются несостоявшимися. После чего, имущество должников продается в ходе публичного предложения (третьи или четвертые торги) со снижением цены на 60-70%».

Но не спешите на эти торги. Купить за 3 миллиона то, что стоит 10 могут только очень близкие. И пусть вас не обманывает термин «публичное предложение». Все вкусное распределено заранее, а почтенной публике – рога и копыта.

Шаловливые дети Федеральной службы по финансовому оздоровлению

Статья 20. Пункт 1 Федерального закона от 30.12.2008 N 296-ФЗ: Арбитражный управляющий является субъектом профессиональной деятельности. То есть – специально обученным. (В дальнейшем, имея в виду арбитражного управляющего, будем применять аббревиатуру АУ). 

Статьей 129 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве) определен подвид АУ – конкурсный управляющий (далее – КУ). Это специально обученный член саморегулируемой организации арбитражных управляющих (далее СРО АУ), задача которого продать имущество юридического лица, а вырученные средства поделить с кредиторами. По закону или по понятиям. Но это не все. Ст. 213.9 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве) установила еще один подвид АУ – финансовый управляющий (далее – ФУ). Главное отличие ФУ от КУ заключается в том, что ФУ продает и делит имущество физических лиц, а КУ – юридических. Все остальное у них одинаково.  Все эти АУ, КУ и ФУ специально обученные члены какого-нибудь СРО. И это обязательно! Потому что сами СРОшники ничего полезного не создают, а сидят на доении членских взносов и др. «благодарностей» от АУ, КУ, ФУ.

В этом месте закончим общетеоретические рассуждения и рассмотрим секреты промысла АУ-КУ-ФУ на конкретном примере забоя холдинга ОАО «Дальневосточная горно-строительная компания».

Не будем описывать всю панораму Курской битвы за многомиллионное наследство тоннелестроительного холдинга. Рассмотрим лишь яркие эпизоды деятельности двух финансовых управляющих, которым кредиторы поручили отнять и растерзать личное имущество одного из поручителей Должника –Филоненко Виктора Борисовича. 

В апреле 2016 года суд утвердил Кувшинова Игоря Константиновича из далекого города Пензы финансовым управляющим гражданина Филоненко В.Б. из близкого всем нам Владивостока.

21.07.2016, не выезжая из родного города, Кувшинов засучил рукава и направил два запроса. Первый — по недвижимости Должника,  второй — по требованиям кредиторов. На основании двух ответов Игорь Николаевич сделал анализ финансового состояния Должника и вынес решение – на забой. 

Обратившись к п.2 ст. 129, сравним сделанное ФУ с тем, что он обязан был сделать, но не сделал. А как это сделать, если Пермь и Владивосток 7716 км. отделяют?  И так – чего не сделал ФУ Кувшинов Игорь Николаевич:

*** не провел инвентаризацию имущества Должника;   

*** не включил в Единый федеральный реестр сведений о банкротстве данные по результатам инвентаризации;

*** не привлек оценщика для определения стоимости имущества;

*** не принял меры по поиску, выявлению и возврату имущества должника, находящегося у третьих лиц;

*** не обеспечил сохранность имущества должника;

*** не предъявил третьим лицам, имеющим задолженность перед должником, требования о ее взыскании;

*** не заявил возражения по требованиям кредиторов, незаконно предъявленных должнику.

Не сделав семь обязательных процедур, Кувшинов заполнил таблицы финансового анализа всякой дребеденью, типа «не выявлено, не установлено, не предоставлено, сведения отсутствуют», на основании чего заключил: «…перейти к процедуре реализации имущества гражданина».

25.07.16 в своем отчете ФУ сообщил кредиторам, что обязательства Должника составляют 156 501 129 рублей. В следующем отчете от 12.09.16 ФУ поставил кредиторов в известность, что инвентаризация имущества и оценка его рыночной стоимости не проводилась в связи с отсутствием необходимых сведений.

12.09.16 Кувшинов организовал собрание кредиторов в форме удаленного доступа, из протокола которого стало известно, что обязательства Должника составляют уже 143 296 152 рубля. На этом же собрании кредиторы выбрали нового управляющего. Постановили, что следующим управляющим будет Иван Анатольевич Ероха, член СРО АУ «Солидарность», которое руководит промыслом своих АУ-КУ-ФУ из Ханты-Мансийского автономного округа. 

Получив власть над имуществом Должника, Ероха, как и Кувшинов, не стал утруждаться инвентаризацией активов, привлекать оценщика для определения их рыночной стоимости, обеспечивать сохранность конкурсной массы, выявлять и возвращать имущества Должника из незаконного владения третьих лиц, предъявлять к третьим лицам, имеющим задолженность перед должником, требования о ее взыскании, возражать по необоснованным требованиям кредиторов… Мало ли каких глупостей понапишут в пункте 2 статьи 129 ФЗ 127. Из перечисленных «глупостей» обратим внимание на три последние (выделены курсивом).

Анализ финансового состояния пирамидального холдинга, каким является ДВГСК, включает в себя исследование дебиторско-кредиторских цепочек. Как цепочки следов на мокром песке они приведут следопыта на кладбище неисполненных обязательств. Здесь зарыты деньги кредиторов. Присвоенные или халатно растраченные. Не утруждая себя следопытством, два арбитражных вымогателя навалились на личное имущество поручителя. Но даже и в этом примитивном занятии наделали массу ошибок. Так в отчете Кувшинова за 25.07.2016 обязательства составляют 156 501 129 руб. В другом отчете за 12.09.2016 они усохли до 143 296 152 руб. А в отчете Ерохи от 12.04.2017 подскочили до 236 981 437 руб. Согласно реестру кредиторов, составленному Ерохой по состоянию на 10.05.2018 года общая сумма требований была 23 317 776 руб. Из них погашено 18 945 051 руб. (81.24%). Однако, в своем отчете от 28.02.2018 наш арбитражный счетовод указывает, что основной долг составляет 119 960 043 рублей. И ни каких комментариев по прыжкам высотой в десятки миллионов. А зачем? Джентльменам верят на слово.

Также, без комментариев, в отчете от 28.02.2018 Ероха сообщил кредиторам о продаже двух квартир, включенных в конкурсную массу. И торопливо перечислил на свой личный счет 1.3 миллиона в качестве вознаграждение за непосильный труд. Почему торопливо? Потому что это вознаграждение утверждается судом и выплачивается после завершения расчетов с кредиторами. Ни первого, ни второго условия Ероха не выполнил, но деньги срубил.

А вот классика жанра – продажа земельного участка и коттеджа в городской черте. Без оценки рыночной стоимости, инвентаризации, учета обременений и прочих глупостей федерального законодательства. Открытые торги в форме аукциона, где начальная цена в два раза ниже рыночной, а   желающих не нашлось. Не состоялись и вторые торги. И тоже в связи с «недостаточным количеством участников». И только после имитации этих аукционных процедур на цирковой арене появляется удачливый покупатель, предъявляет свое право на коттедж и землю выпиской из ЕГРН. На вопросы завистников – как он приобрел дом и землю стоимостью 30 млн. по цене 3-х комнатной квартиры, есть ответ. Желающих не нашлось. Чтобы добро не пропало пришлось купить. 

Важная деталь – все эти покупки-продажки не уменьшили обязательств Должника. 

О высокомерном отношении господина Ерохи к нормам ФЗ 127 говорят и другие факты:

Согласно ст. 129 Закона управляющий обязан обеспечить сохранность имущества должника. Включив коттедж в конкурсную массу, ФУ пренебрег этой нормой и не провел инвентаризацию имущественного комплекса, в результате чего вместе с домом было продано имущество третьих лиц.

Самоустранившись от процедуры приема-сдачи объекта недвижимости, его технического состояния, инженерных сетей, систем жизнеобеспечения и находящегося в доме личного имущества третьих лиц, Ероха способствовал приведению дома в аварийное состояние и крупному хищению личного имущества.

 Интересен еще один эпизод энергичной распродажи активов Должника. На этот раз — 50 % доли собственности одной из дочерних компаний ДВГСК. Зная, что на балансе компании стоит объект незавершенного строительства стоимостью 60 миллионов рублей, Ероха по-тихому продал половину долевой собственности гражданке Соломатиной С.Ю. Лукавство этой сделки состоит в том, что кредиторы согласия на нее не давали. А удачливый покупатель тяжелой доли весом 30 миллионов, как оказалось, состоит в законном браке с Соломатиным А.А. – доверенным лицом Ерохи Ивана Анатольевича. Судебным решением сделка признана недействительной, а ведь счастье было так близко.

В июле 2018 года кредиторы решили положить конец разбойным вылазкам Ерохи и обратились в суд с требованием освободить их от суперэнергичного антикризисного управленца. В обосновании исковых требований указаны факты незаконной реализации конкурсной массы, нарушающие права кредиторов и Должника. В качестве обеспечительных мер кредиторы потребовали запретить Ерохе отчуждать личное имущество Филоненко В.Б., чем сильно огорчили домовитого управленца.

В марте 2019 года Арбитражный суд Приморского края в определении по делу № А51-25767/2015 133635/2017 признал ненадлежащим исполнение обязанностей финансового управляющего Ерохи И.А. в части:

1. Неправомерного перечисления вознаграждения на его личный счет.

2. Предоставления недостоверных сведений в отчетах.

3. Несвоевременного предоставления информации о реализации имущества.

4. Неправомерного расходования денежных средств Должника.

5. Отсутствия публикаций о проведении торгов.

Установленные судом факты нарушений правовых норм послужили основанием для отстранения Ерохи Ивана Анатольевича от исполнения обязанностей финансового управляющего. 

Но говорить о торжестве справедливости преждевременно. В дебрях криминального банкротства еще достаточно санитаров природы, которые высматривают своих подранков с топорами в руках. 

Поэтому в заключительной части мы расскажем о том, как эффективно применить Закон, чтобы   компенсировать ущерб, нанесенный зловредными арбитражными управляющими. 

Да, они лучше многих знают тропки в сумерках криминального банкротства. Но кто сказал — не ставьте лешему капканы? Ставить капканы необходимо, а то слишком много развелось таких АУКУФУ, непуганых и жадных.

Капканы для лешего

Ограниченный формат публикации не позволяет раскрыть механизм противодействия субъектам криминального банкротства. Поэтому цель поставим поскромней – сделаем путеводитель для желающих бороться за справедливость и законные права в дебрях конкурсного производства.

Федеральный закон «О несостоятельности (банкротстве), поставив арбитражного управляющего между кредитором и должником, наделил его большим арсеналом средств урегулирования публично-правовых отношений в процедуре банкротств. Термин «урегулирование» является ключевым, что определено статьей 20.3 — арбитражные управляющие обязаны действовать добросовестно и разумно в интересах должника, кредиторов и общества. 

Если вы как должник или кредитор удовлетворены работой АУ, то дальше можете не читать. Вам повезло. Если же ощутили в своих карманах его ласковые пальцы или наглую пятерню – дочитайте статью.  Пригодится. И обязательно ознакомьтесь с Федеральным законом от 26.10.2002 N 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» в редакции от 27 декабря 2018 года с изменениями и дополнениями, вступившими в силу с 01 января 2019 года. Эта редакция самая свежая и наиболее полно раскрывает полномочия и обязанности вашего рефери. Статьи 20, 20.2, 20.3, 20.4, 45, 127, 129, 143, 144, 145, 147 прочитайте очень внимательно. В случае банкротства физического лица, вам придется освоить Х главу Закона, в которой особое внимание обратите на статью 213.9, где раскрываются права и обязанности финансового управляющего. 

Соотнесите практические действия вашего управляющего с его правами и обязанностями, определенными ФЗ. Если расхождения есть, вы их увидите, даже не обладая юридической подготовкой. Важно разобраться с природой выявленных расхождений. Они могут быть допущены по халатности и не преследовать цели вас обуть, точнее – разуть и раздеть. Для проработки обвинительной версии ищите ответ на вопрос – носят ли эти нарушения системный характер? Задача решаема, поскольку логична. 

Это элементарно, Ватсон

Если возникли основания для подозрений, не тратьте деньги на юристов, детективов и адвокатов. Здравый смысл и логика, как армия и флот – ваши верные союзники в этой войне.  (Ну а если потратить очень хочется – окажите спонсорскую помощь информационно-аналитическому изданию «Служу Отечеству» и (или) журналу «Аргументы времени», бескорыстно публикующим мои измышления). Одаренных, понимающих все креативно, просим не встревать. Это не ваша аудитория. Здесь собрались Попавшие. Кто вложил деньги и хочет их вернуть по-честному. И те, в кого вложили, а они вернуть не способны. По-честному. Честные кредиторы и честные должники. Другими словами – честные потерпевшие (далее – ЧП).

Но не будем отвлекаться. И так:

Противоправный умысел всегда демаскирует системообразующая цепь конкретных действий злоумышленника. Если он ваш управляющий, начните с оценки полноты и достоверности финансового анализа, который АУ сделал в период наблюдения. (глава IV статьи 62, 65, 66 и 70 ФЗ 127). Правила проведения финанализа четко регламентированы в Постановлении Правительства РФ от № 367 25.06.2003 г. «Об утверждении правил проведения арбитражным управляющим финансового анализа». Вы имеете все права запросить у АУ копию его анализа и сравнить ее с нормативным эталоном. Эту работу можно выполнить самостоятельно, но целесообразней оплатить независимую экспертизу и получить заключение специалиста, которое можно, в случае необходимости, предъявить в суде. Важная деталь – АУ должен знать, что вы заказали независимую экспертизу его творения, но не знать кто ее проводит. В свою очередь, эксперт должен знать, что может быть привлечен в качестве свидетеля по уголовному делу или в судебных слушаньях. Понятно, что АУ и эксперт не должны знать друг друга. Ваша маленькая интрига дисциплинирует обоих. Эксперта – 307 статьей УК РФ «заведомо ложные заключения эксперта», а управляющего – угрозой всяких репрессий, о которых расскажем ниже. 

Из независимого экспертного заключения следуют очень важные для вас выводы, определяющие ваши последующие действия. Приведем типовые (таблица № 1).

Если ваша ситуация развивается по третьему варианту, вам необходимо правильно определить характер и объем ущерба, который уже успел нанести наш шустряк. Ущерб может быть имущественным (прямые убытки или упущенная выгода), моральным, организационным или иным. Сумма ущерба должна быть не менее 250 000 рублей.

Также необходимо определить пострадавших, в число которых могут попасть должник, кредиторы, общество и государство. В этом случае правоохранительные органы могут возбудить уголовное дело без ваших заявительских материалов. Хотя такого ни разу не было.

Для квалификации конкретного состава преступления вам потребуется консультация специалиста уголовного права, который укажет какие статьи УК можно применить к вашему обидчику, определит подследственность и составит толковое заявление в правоохранительные органы.

Практика показывает, что большинство управляющих играют в прятки с 201 статьей уголовного кодекса – злоупотребление полномочиями.

Если повезет и все эти хлопоты завершатся обвинительным приговором, компенсация ущерба возможна в рамках гражданского иска в уголовном деле. Возможна также конфискация имущества осужденного в вашу пользу. Возможен и «хэппи энд» — деятельное раскаяние и добровольное возмещение ущерба (статья 75 УК и статья 28 УПК).

Но Законом предусмотрен еще один сценарий возмещения ущерба. Если арбитражным судом установлены факты противозаконных действий АУ, нанесших существенный материальный ущерб участникам конкурсного производства, целесообразно обратиться с иском о привлечении виновных к субсидиарной ответственности. В этом случае возмещение ущерба будет производиться за счет страховой компании, с которой АУ заключил договор и компенсационного фонда СРО. 

Такие вот капканы для арбитражных управляющих могут расставить потерпевшие от их криминального бизнеса.

Руководитель агентства экономической безопасности «Кронверс» Александр Супрун для информационно-аналитического издания «Служу Отечеству» и журнала «Аргументы времени»  

20 мая 2019 года

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*