Будущее – за небом!

Влюбленность в свое дело… А это как раз и подразумевает не просто восхищение тем, что ты любишь, что тебе дорого, в чем ты разбираешься и что ценишь, но и необходимость передавать эту любовь, это понимание и знания другим. И в первую очередь тем, кто придет нам на смену, нашим детям…

Мы обязаны беречь свое наследие, мы должны знать и ценить нашу историю, помнить имена выдающихся личностей, которые эту историю создавали. День за днём. Годами, веками… И вот, именно таким образом, вкладывая сегодня финансы в этот музей, отвлекая их от основного направления бизнеса, не расходуя на какие-то личные моменты, мы и продолжаем такое важное дело — оставляем подрастающему поколению не просто историю авиации, имена героев, но и любовь к небу. Пусть из десятка один прикипит к самолетам,  — уже не зря мы дали ребятам возможность познакомиться с нашей авиацией, с людьми, что создавали самолеты, с теми, кто летал на них. Надо возродить то уважительное отношение, восхищение, безграничную любовь к авиации, которая была раньше. Сегодня престиж и военной, и гражданской авиации занижен.

Такой ответ генерального директора АО «Авиалифт Владивосток» Сергея Николаевича Гуцалюка на вопрос: зачем ему, бизнесмену, руководителю серьезной фирмы, нужно такое дорогостоящее увлечение. Он четко расставил все на свои места…  А речь шла об увеличении экспонатов музея летательной техники, что расположен на территории «Авиалифта», еще на одну машину времен Великой Отечественной войны – самолет Ил-2. Да, профиль деятельности компании полностью связан с небом, с коммерческими транспортными перевозками собственными вертолетами. Работает  летная техника чуть ли не по всему миру.  Такое направление востребовано. И  выбор для Сергея Николаевича не случаен.

Он сам – авиационный инженер. Закончил Выборгское авиационно-техническое училище. Работал авиационным техником. Потом летал бортмехаником. Пришло время – организовал свое дело.  И не только потому, что был спрос на такие услуги, а больше потому, что  это было дело, которое он знал и любил.  Авиация привязывает к себе прочно и навсегда. И руководитель «Авилифта Владивосток» уверен, что именно за ней будущее. Поэтому сегодня просто необходимо растить достойную смену авиаконструкторов, инженеров, классных летчиков. Таких, чьи имена стали легендой. Чьи подвиги, чьи машины знает даже далекий от техники человек. «Авиация – самый надежный вид транспорта. Была, есть и будет!»  – убежден Гуцалюк.   «Правда,  в настоящее время престиж и гражданской и военной авиации занижен. Вот наша экспозиция, наш музей и создан для того, чтобы это исправить. Вы бы видели, как горят глаза у ребят, когда они разглядывают эти самолеты. И если хотя бы один из них прикипит к авиации, решит связан в будущем с ней свою судьбу, значит, все наши труды окупились!  Именно для этого мы все время стараемся расширить нашу экспозицию. Недавно она пополнилась новым экземпляром    самолетом Ил-2».

Возле этой летательной машины мы и встретились. Для меня, как человека далекого от авиации,  самолет казался небольшим и каким-то незащищенным. И это – военная техника?!  Напротив притягивал взгляд своим хищным, стремительным силуэтом СУ-27.  Он словно рвался в бой, требовал неба. Красавец!  А рядом – такой простенький на вид Ил-2… Но какое героическое прошлое, как потом оказалось, пронес он на своих крыльях! 

Это уже инженер компании «Авиалифт Владивосток» Виктор Юльевич Страшко с искренним восторгом подхватил начатый генеральным директором ГИМН  самолету.  В прошлую нашу встречу именно Виктор Юльевич произвел неизгладимое впечатление своими сверхэнциклопедическими знаниями истории авиации. Любого его направления: авиаконструкторы, поименно летчики, типы летательных машин, форма пилотов, отличительные знаки … всё до самых мелких подробностей. На любой вопрос, касающийся полетов – объемнейший ответ. И ты вдруг понимаешь, что тема стала для тебя интересной.  А история авиации просто притягивала.  

— Этот Ил-2… сейчас просто невозможно найти, где бы то ни было остатки этих самолетов, которые можно было бы полностью из их же деталей восстановить. Все это делается, как конструктор.  Я уже упоминал, что у нас в Приморье есть такая группа «Поиск», его Ярослав Ливанский возглавляет. Недавно  вышла книга в двух томах. Отчет об их работе.  В той книге есть глава, посвященная истории нашего Ил-2. Это штур-мо-вик! Изобретен в 1940 году. Но тогда как-то не придали значения боевым действиям. Решили сократить число членов экипажа. Хотя он сразу задумывался, как двухместная машина. Но посчитали, что и одного летчика достаточно. Поэтому кабину стрелка закрыли. Там был дополнительный топливный бак. В течение первого года войны эти самолеты несли большие потери. Именно потому, что атаковали фашистские летчики их с задней полусферы. А она совсем без защиты. Можно представить, сколько было потеряно этих самолетов, если всего  произведено 35 с лишним тысяч, а по учету на май 1945 года в строю оставалось только  3 200 машин.  И лежат они все в болотах, озерах, лесах. Немцы очень быстро приспособились сбивать их истребителями. Еще у немцев было очень хорошее  армейское ПВО. Вот эти «Эрликоны». Красивое такое название было у четырехствольной  зенитной установки. Они их делали на механизированном ходу.  Доставалось от этих зениток нашему Ил-2. Погибло много летчиков. Потом вернули кабину стрелка. И соотношение между погибшими летчиками и стрелками, летавшими на этих машинах, составляло один к двум. Между кабиной летчика и стрелка была установлена бронированная плита. И летчик был хоть как-то прикрыт. Когда вышел приказ № 227 «Ни шагу назад» в двух воздушных армиях были такие ретивые начальники, которые учредили  штрафные эскадрильи для летчиков. Проштрафившегося летчика наказывали тем, что на ИЛ-2 стрелком сажали. Потому что долго он не летал… вот так. 

Наш Ил  в 2011 году нашли на окраине Артема за тремя озерами. Группа «Авиапоиск» обнаружила останки самолета. Там были большие фрагменты, в том числе и двигатель. Наличие двигателя и части центроплана позволили идентифицировать самолет, как принадлежавший ВВС Тихоокеанского флота, 37-му штурмовому полку. Взлетал он в свое время из Кролевцов. Погиб 14 августа 1945 года во время учебно-тренировочного полета. Война уже с японцами шла. Но учебные полеты продолжались. Старший лейтенант Смирнов с экипажем отрабатывал упражнение по топ-мачтовому бомбометанию.  Оно было актуально тем, что ИЛ-2 активно применялся против судов противника. С 25-30 метров высоты, за 150 метров до судна сбрасывалась с самолета бомба. Самолет шел на крайне малой высоте. Бомба не тонула, а как камешек прыгала по воде, рикошетила. И попадала без промаха в борт атакуемого корабля чуть ли не по ватерлинии. Очень эффективный был способ. При этом самолет после бомбометания должен был  успеть высоту набрать, чтобы пролететь над мачтами судна (отсюда и название: топ-мачтовое бомбометание) или же самолет должен был резко в сторону отвернуть. Этот маневр и отрабатывал наш Ил-2. Отворот. Отвернул, сделал «бочку», то есть переворот такой, уходил влево и не выдержал высоты, коснулся земли, разбился.   Тогда же экипаж похоронили на кладбище в Кневичах. Вот этот самолет обнаружили поисковики. Собрали все, что можно было найти. Привезли в реставрационную группу в Арсеньев. Там уже эти высочайшие специалисты и энтузиасты начали добывать недостающие части. И получился такой вот конструктор, полностью повторяющий ИЛ-2. Вот здесь на стойке есть вмятина  — она от пули немецкой. Так что стойка у нашего самолета  от машины, побывавшей в боях. В основном самолет восстановлен с нуля. И раскрашен он точно так, как тогда штурмовики красили. Специфично очень.  52 – это бортовой номер, с которым наш самолет при жизни своей летал. Взлетел и не вернулся…

Делали мы этот экземпляр два года. Сделали его хорошо.  Вот пушка, а вот здесь ракетные снаряды еще были. Да, у нас копия, макет, но все, как было на настоящих боевых машинах во время боевых действий.    Устанавливались на таких самолетах противотанковые пушки. Она стояла в развале V-образного двигателя. Характерной  особенностью этого самолета является то, что у него бронекорпус устанавливался по кабину стрелка-радиста. Он защищал только часть самолета. Поэтому и было столько потерь. Вроде бы танк летающий, а сбивали легко. Погибло очень много людей на этих машинах. Но Ил-2 был очень популярен. Сталин все двигатели, даже те, что направлялись для установки на туполевские машины, приказал передать на эти Илы. Сталин так и сказал: нам нужна ЭТА машина!  Хотя до конца 42-го года летали еще одноместные машины. Была еще такая легенда, что, когда не было еще стрелков-радистов на Ил-2, то на предполагаемое место стрелка чуть ли не метлу вставляли, чтобы она пулемет имитировала. Хоть как-то отпугивала немецких летчиков. Потом придумали тактику боя для этих машин. Так называемый круг. Они в районе цели образовывали такой круг. Каждая последующая машина защищала, таким образом, летящую за ним. Стреляли-то, в основном,  сзади, где не было  защиты.   Вот здесь еще можно видеть на восстановленном кусочке кабины множество заплаток.  Это явно створка от настоящего самолета. Она или в боях побывала, или поднята была где-то. И вот нашему самолету пошла на восстановление. Да здесь каждая заклепка – история целая. Эта машина конструктора Ильюшина послужила на совесть. Она в то время считалась просто прорывом в авиастроении, и была только у Советского Союза. Никто тогда не имел таких специализированных машин! Приспосабливали тяжелые истребители. Или легкие бомбардировщики. А этот Ил-2 был штурмовик.  У немцев такой машины не было.  Им не удалось ее скопировать. Не хватило ума. Здесь мы были первыми. 

Слушать рассказы Виктора Юльевича о самолетах, о летчиках и авиаконструкторах можно бесконечно. Он словно сам все это видел, сам на каждой машине в небо поднимался… И это еще одна огромная заслуга генерального директора Сергея Николаевича Гуцалюка: найти, подобрать такие кадры, таких людей, кто полностью разделяет его любовь к авиации, понимает с полуслова, поддерживает и претворяет в реальность  задуманное… 

— Что вижу в перспективе? Есть такие слова правильные – не останавливаться на достигнутом. Вот мы ставим себе один рубеж, достигаем его, осматриваемся, оцениваем и понимаем: а ведь силы есть! Мы еще многое можем сделать! И вот – делаем. 

 Это  уже Сергей Николаевич о планах на перспективу рассказывает.  Искренне, уверенно, без запинки. Чувствуется, насколько все это продумано, прочувствовано, просчитано.  Как все это переплетено с основной работой компании. Нет разделения: это – деньги, а это – баловство. Такое слово и употреблять в этом случае категорически нельзя! Речь – о планах на будущее, основанных на объемных знаниях истории нашей авиации, и на ее сегодняшних достижениях.

— Хотим создать знаменитый самолет,  по лендлизу который поставлялся —  «Аэрокобра». В планах есть привезти американский КИ-43, твердо решили его в нашу коллекцию добавить. Вот этот  летающий экземпляр  с Курил привезен. Это железо видело небо войны. И в нем точно находятся наши пули. Есть задумки по мессершмидту. А также чтобы у нас был самолет-легенда Як-9, это самолет Победы. Он достоин быть в одном ряду с этими самолетами, так же, как Ил-2. Такие вот планы на несколько лет.

Еще добавлю:  наше Приморье было насыщено авиационными частями, соединениями. И в довоенные и в военные годы. Это военная авиация, ВВС, гражданская авиация. Колоссальные ресурсы были задействованы. Время летит. И если сейчас не начать сохранять  наше прошлое, то можно многое растерять. А мы просто обязаны помнить и хорошо знать такую важную страницу нашей истории. Историю нашей авиации. Сегодня еще есть архивные источники, где можно почерпнуть многие данные. Где самолеты падали, где бои шли, какие части где стояли. И кто этими летательными аппаратами управлял… Все надо сохранять.  Три года мы этот Ил-2 приводили в порядок. Вот он стоит – словно вернулся из прошлого, даже с боевыми отметинами. Рядом с нами – история. Этим можно гордиться. Авиация – воздушный щит страны. Чтобы небо было мирным, авиация должна быть надежной! Да, макеты не поднимаются в воздух. Но мы пишем о них, мы рассказываем о них,  мы воскрешаем их, а значит, они продолжают летать! 

Именно так! История наша жива, потому что есть бескорыстные энтузиасты. Влюбленные в своё дело, профессионалы высочайшего класса. А главное, настоящие патриоты.  Спроси, зачем каждый год 9 мая здесь, на территории компании устраивают день открытых дверей. Приводят в порядок самолеты, а в этот раз еще и стенд уникальный выставили, над которым Виктор Юльевич Страшко корпел сутками не один месяц. Это – Бессмертный полк авиаторов. Такого еще нет в России. А здесь – задумали и исполнили. Да, попала сюда лишь небольшая часть самых выдающихся личностей, связанных с авиацией. Есть фамилии совсем неизвестные многим из нас. Под фотографиями подписи: дважды Герой Советского Союза,  трижды Герой…   А мы чуть было не потеряли их навсегда…  И Бессмертный авиационный полк будет еще пополняться новыми фамилиями, рассказами о подвигах героев-авиаторов…  

«А что я?  Без главного двигателя, без инициативы,  поддержки, без энтузиазма нашего Генерального ничего бы такого и не было!  Пришла в голову идея такой вот авиационный Бессмертный полк оформить на стенде, он ее тут же подхватил. Одобрил…  Еще книгу тут пишу. Конечно, тоже про авиацию. Это неисчерпаемая тема.  У неё богатейшая история и такие же безграничные перспективы. И мы наше лидерство в небе не должны уступать!» — такую черту в нашем разговоре подвел Виктор Юльевич Страшко.  Так что точку в истории музея авиационной техники, созданной генеральным директором компании «Авиалифт Владивосток» мы не ставим. Ждите новых встреч, новых знакомств с историей авиации.

Татьяна Богатикова

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*