СЛОВО ОФИЦЕРА

28 мая наша страна отмечала  День пограничника. Доказывать кому-то важность и значимость этой службы, уверена, не надо. Но спросите,  что представляет себе человек при слове «пограничник».  Застава. Контрольно-следовая полоса. Дозорные с овчаркой…  

В общих чертах – всё верно. Именно так и начиналась служба Владимира Ивановича Противня, тогда рядового призывника, сейчас —  полковника в отставке, ушедшего на отдых с должности начальника отдела  пограничного контроля Управления ФСБ России по Приморскому краю, —  в пограничных войсках. Служба,  занявшая огромную часть жизни, ставшая судьбой. 

А начиналось всё, как и у многих парней в те годы.  родился в Сумской области Украины. Учился в сельской школе. Потом – призыв в армию. Тогда и не спрашивали ребят, кто где хочет служить. Прошел комиссию, а там уже на призывном пункте тебе скажут, в какой род войск определили. Посвящать себя воинской службе парень не собирался. Пройдут три года,  а там уже на «гражданке» определит своё будущее. Новобранца направили на пограничную заставу в Молдавию. Что знал к этому моменту о пограничниках?  Только то, что рассказывали земляки, служившие уже на заставе и приезжавшие домой на побывку. Видел, как уважительно к ним относятся. Что охраняют государственную границу.

 И вот сам – на погранзаставе.

— Когда попал на заставу, то в голову сразу пришло такое крылатое выражение: застава мой дом родной. Встретили нас, новобранцев, душевно, показали все, объяснили. И быт там был такой очень морально комфортный, что ли. При этом – строгая дисциплина, взаимоуважение, четкий распорядок дня. Командир расписывал каждому солдату весь день по минутам. От подъема до отбоя. Когда на учебу, когда в дозор идти, когда физподготовкой  или хозработами заниматься. И так все было устроено грамотно, что  никаких конфликтов не было. А уж про какую-то «дедовщину» и знать не знали. Нам, наоборот, помогали  влиться в коллектив, понять правила службы, основные задачи именно те, кто уже прослужили год  и два. Коллектив на заставе был чуть больше 30 человек. Так что все на виду. Каждый знает, когда и чем он должен заниматься. Наверное, такой уровень дисциплины, взаимопонимания, ответственности мне и пришелся по характеру, по нраву. Там за чужую спину не спрячешься, человека ценили за дела. За профессионализм. Никогда на заставе не было никакого пустого шума и беготни. Все четко! Мне это очень нравилось. Каждый день были практические занятие. Такие, как следопытство. Был у нас  участок сделан, который копировал контрольно-следовую полосу. Вот проложат там десять следов, а ты должен их «прочитать». Потом дают оценку, насколько грамотно ты это сделал, в чем ошибся. Учили, как правильно след надо рассматривать. Профессионально шло обучение. И с собаками работали. А как же без них на границе? Мне было все интересно. И сам быт, я подчеркиваю, был такой семейный. Упорядоченный, спокойный. Кормили вкусно, было свое подсобное хозяйство. Поросят выращивали. Свежее мясо – пожалуйста. А уж овощей-фруктов – сколько угодно. Это же Молдавия. И нам привозили сами жители виноград,  арбузы, яблоки. Уважительно очень относились к пограничникам. Да вот в наряд по дозорной тропе  идешь – с одной стороны виноградники, с другой – бахча. И никогда не шкодили солдаты.  Никакого разгильдяйства.  В мою бытность на заставе были очень опытные старшины. Заботились о солдатах отменно. При этом четкая задача – граница должна быть на замке. И выполнялась она на «отлично». Так и прошли три года службы.  Три года! А сейчас год всего служат. В годы моей службы, только чтобы стать сержантом, учили 9 месяцев. Поэтому сержанты были грамотными, дисциплинированными и ответственными. Тогда уже присматривались командиры к нам, первогодкам. Очень нужны были военные кадры.  Тогда Хрущев  так офицерский состав армии сократил, что командиров стало не хватать. На заставе из офицеров один командир и был.  И меня стали настраивать идти учиться в высшее военное училище. Пришло время «дембеля» и я принял решение стать кадровым военным. Причем, именно пограничником! Так и поступил в Московское высшее пограничное командное Краснознаменное училище. Тогда был Западный округ. Нас туда отобрали, сделали двухмесячную подготовку для поступления, надо было к экзаменам готовиться. Сдал экзамены успешно и был зачислен в училище  

 Благодаря тому, что я отучился в школе сержантского состава,  на первом  курсе  мне все науки легко давались. А еще застава научила уважать своих коллег, сослуживцев,  жить в коллективе, находить общий язык с разными по характеру, воспитанию, национальности  людьми. Это очень важно для каждого командира. Тот, кто сам прошел службу от рядового и дальше всегда лучше понимает чаяние рядового солдата, своих подчиненных. А есть понимание – значит, будет слаженная эффективная работа. Будет грамотно, четко выполняться поставленная задача.

Вот так начался наш разговор с Владимиром Ивановичем Противнем. Взгляд внимательный,  сам подтянут, с хорошей выправкой,  точные, четкие фразы. Только вот не слишком разговорчив оказался. Слушал  с таким интересом твои высказывания, что хотелось продолжать разговор. А вот о себе говорить не спешил… А что еще ждать от полковника пограничного управления ФСБ России по Приморскому краю?  Грамотный подход к диалогу. Я – вопрос на десять минут. Мне ответ ёмкий, уместившийся едва ли в десяток слов… Новый вопрос задаешь… И ситуация повторяется. Но, когда разговор касался моральной стороны службы, подчиненных, главных задач этой закрытой структуры, тут Владимир Иванович эмоции, гордые слова не сдерживал… Тогда для меня открылась еще одна страница пограничной службы. 

Контрольно-пропускной пункт.

О том, что такие подразделения в Приморье есть, знает вся страна. О том,  какой поток людей и грузов им приходится досматривать – тут просто фантастические истории граждане наши рассказывают. Эта внешняя сторона видна всем. А вот как устроен этот механизм,  что там внутри, — об этом знают только те, кто несет эту службу. И мне, как подарок в честь Дня пограничника, предоставили возможность  познакомиться – пусть совсем  немного – с основой работы КПП. Здесь главным, решающим моментом были кадры. Такие, как Владимир Иванович, его подчиненные, коллеги.  Это как корабль. Да, каждая его часть – важна. Но вот куда судно направится, насколько безопасным и комфортным будет рейс, вот это зависит всё же от капитана. Он выстраивает работу коллектива. Он и создает тот самый коллектив, определяя каждому его участок работы… 

Но вернемся к Владимиру Ивановичу и его службе на КПП.

Кстати, он и не подозревал, что попадет именно в это подразделение. Закончил учебу в высшем военном училище с отличием. Успел жениться.  И со своей Любовью,  получив право выбора места службы, отправился на Дальний Восток. Так и попал на Тихоокеанский пограничный округ. Правда, родители были не очень рады. Они всю жизнь в сельском хозяйстве проработали. Конечно, хотели, чтобы сын поближе был. Как и все родители. Но он выбрал Дальний Восток.

— Прибыли  сюда и определили меня служить в подразделение пограничного контроля. На КПП Находка. Контрольно-пропускной пункт.  В училище готовили нас для службы на пограничной заставе. И для меня служба на КПП была совсем новой.  Здесь главным было доскональное знание огромного числа документов по пропуску через границу. Организацию службы на КПП. Но наставники были настоящими профессионалами. Учился у них. Мне понравилось. Находка – это морской пункт пропуска. Так что работали на судах. Надо было знать порядок досмотра, знать устройство судна, места, где могут укрываться нарушители или прятать контрабанду. Мы идет вместе с таможенниками, санитарными врачами, ветврачами…  Такой единой командой работаем. Но старший – пограничник. Конечно, запомнился первый выход  на досмотр судна. Когда ты идешь старшим наряда, именно пограничник, ты, возглавляешь всю эту комиссию.  И  должен четко определить их задачи, соблюдать время на досмотр, чтобы не было задержки.   Всегда надо помнить, что ты представитель своей страны.  Именно тебя первым видит представитель иностранного государства, капитан судна. И ты уже не просто офицер Противень, а представитель своей державы. 

Прошли, закончили досмотр и пожелали капитану, экипажу счастливого пути! Сходишь на берег и вздыхаешь с облегчением. Все прошло хорошо, без  эксцессов. А это – лучший показатель нашей работы. Какие проблемы могут возникать? Какие-то неточности в оформлении документов. Тогда запрещается сход на берег такому члену экипажа.  И при досмотре на тебя огромная моральная ответственность ложиться. Если на заставе больше физических нагрузок, то на КПП – моральное напряжение огромное. Особенно, когда работаешь с иностранцами. Вот берешь документ и начинаешь проверять. Ты должен знать все до мелочей: где печать располагается, сколько листов в этом документе.  Вроде пустяк – а сколько тонкостей! И ничего пропустить нельзя. 

Я вспоминаю один случай такой. Для меня, как для командира части, он был неприятный такой… Это уже во Владивостоке случилось. У нас положено так:  когда какие-то изменения в документах происходят,   об этом незамедлительно МИД сообщает в главное пограничное управление, а оттуда вся информация расходится уже по КПП. По всем! Без задержки. И получилось так, что в пятницу пришел документ о том, что изменилась печать Генконсульства Японии. Пятница, конец рабочего дня и женщина- делопроизводитель решила, что информация потерпит до понедельника. А тут в порт наш, как назло,  в субботу приходит японское пассажирское судно. И у одного японца стоит уже печать новой формы. Контролер видит, что не соответствует она, отличается от привычной. Всё! Японца не пропускать. Его завернули. А он проходил на судно одним из последних.  Вся остальная группа зашла на судно и теплоход отошел.  Остался один этот японец, сообщили в консульство. Те начали разбираться, вышли на Москву, на МИД. И выяснили, что без оснований задержали туриста. Москва шумит, что мы вам вовремя направили информацию об изменении печати. А у нас ничего нет! Разобрались, документ пришел. Извинились перед японцем, перед представителями консульства. Получили взыскания. Считай ни за что. Но факт – мы создали неприятную ситуацию международного уровня! Так что – отвечай!  И мне было так  неловко, нехорошо  не из-за взыскания незаслуженного, а из-за того, что халатность одного сотрудника поставила под удар авторитет нашей страны. Вот вам и мелочь. Тут просто невозможно промахи допускать. И мелочей в нашей работе никогда не было. 

Поэтому огромное  внимание уделял я всегда подготовке наших контролеров. Чтобы они не просто профессионалами были в своей работе, но могли выполнять ее быстро, без заминок, на высоком культурном уровне. Вот берешь паспорт у иностранца,  бросаешь на него взгляд. Не будешь ведь разглядывать в упор. А должен сразу определить и подлинность документа и тот ли человек на фотографии, что тебе паспорт свой дал… И это делать надо корректно.  Этому нас тоже учили. Были и пособия и тренировочные занятия. Показывали лицо, потом давали части разрезанных  фотографий: составляй это лицо. 

А еще есть база данных лиц, кому запрещен въезд в страну. Это тоже надо проверить. Есть лица в розыске – и это отслеживаешь. А норматив – не более двух минут на досмотр одного человека! У тебя уже в голове все твои действия по пунктам расписаны. Наизусть их помнить должен. 

А еще разные типы судов. Ты должен знать его устройство. Потому что при поступлении информации, что на судне могут скрываться нелегальные пассажиры, надо знать, где могут они укрыться. Такие случаи бывали. И старший наряда должен грамотно организовать  поиск. Досматривать пассажирский вагон, конечно, проще. А вот судно – сложно. Был случай уже здесь во Владивостоке, я командиром был, когда поступила информация, что на отходящем судне могут укрыться граждане Ирана. Они активно стремились попасть в Японию, куда въезд им был закрыт. Судно называть не буду. В досмотровой группе было нас 12 человек. Раз прошли все судно – чисто. По второму кругу – безрезультатно. И все же нашли место, где укрылись шесть иранцев. Установлена  была там дополнительная фальшивая переборка. Это было сделано во время ремонта судна.  Но наши ребята показали свой профессионализм. 

Следующий мой шаг по службе – Николаевск-на-Амуре, Хабаровский край.  Твоего желания тут не спрашивают. Отдают приказ. И, если ты посвятил себя службе, то отвечаешь «есть» — и вперед! Там  тоже морские пункты пропуска:  Ванино, Де-Кастри, Лазарев, Николаевск-на-Амуре, где в основном, японские суда швартовались. Возили лес. Наше богатство. 

Затем в моей биографии – Управление пограничного округа во Владивостоке.  Потом направили на ОКПП Владивосток, сначала заместителем, потом начальником. 

Вот здесь надо обязательно акцентировать наше внимание. Для меня ОКПП Владивосток – это только наш родной город. И всё! И как я ошибалась!!!  Для меня  совершенно ошеломляющей стала вот такая информация. 

На счету Владимира Ивановича немало заслуг перед краем. Но есть такая страница,  которая вывела край на новый уровень. Без преувеличения. Начиная с 1992 года, благодаря его стараниям, его знанию международной обстановки,  перспективному мышлению и умению объединять людей,  было открыто – вдумайтесь в цифру – ОДИННАДЦАТЬ  пунктов пропуска.    Краскино (автомобильный), Зарубино (морской), Славянка (морской), Полтавка (автомобильный), Гродеково (автомобильный), Турий Рог (автомобильный), Марково (автомобильный), Аэропорт, Морской вокзал, Рыбный порт и единственный на Дальнем Востоке яхт-клуб Морской академии для пропуска маломерных судов! Это такой рывок в развитии края! 

Сегодня всё это воспринимается, как должное. И вряд ли кто представляет, что перечисленных  переходов просто может не быть. И сколько нервов, здоровья, времени потрачено было Владимиром Ивановичем на решение этих вопросов.  И снова один ответ: этому меня учили. Это была моя служба. Просто выполнял должностные обязанности и Присягу. Всё просто.

Только почему-то сердце пошаливать стало. 

 А в каких условиях шла работа тогда? Зарплату задерживали, с питанием проблемы… Вот выделяют часть зарплаты, а тебе решать, как её распределить, кому в первую очередь выдать?  О себе не думал даже. Сначала – отдаленным подразделениям. А уж мы подождем. Так было на КПП Владивосток. Все открытые пункты  как раз и относились к Владивостоку. Такого крупного КПП, как это, не было нигде. 

Следующий, завершающий шаг в карьере – снова работа в Управлении. Оттуда и вышел полковник Владимир Иванович Противень на отдых.  Но он продолжает служить. Потому что действуют все открытые при нём контрольно-пропускные пункты, потому что служат на них настоящие профессионалы, офицеры-пограничники, прошедшие хорошую школу под руководством Владимира Ивановича. А что нужно, по его мнению, чтобы стать настоящим командиром КПП? 

— Руководить такой структурой закрытой, как служба на КПП, может только тот, что прошел все её этапы. От рядового.  Пройти надо все ступени пограничной службы.   Должен знать  моральные  требования  наизусть! Контролер не имеет права принимать подарки. Это записано в правилах. Иногда это даже обижало капитана иностранного судна. От души ведь приготовили те самые сигареты и виски. А тут – отказ. И за стол мы не садимся. Вежливо благодарим и уходим. Может, не слишком красиво по этикету. Но правило есть правило! Вот так надо рассматривать эти  ситуации. Только с этой позиции. Другого быть не может! 

Владимир Иванович объяснял это спокойно, уважительно, даже с легкой усталостью. Мол,  тут и обсуждать нечего. Издан правительством такой приказ, значит надо его выполнять! Причем, так, чтобы выглядеть достойно самому и с уважением к иностранным гостям. Понимать это на уровне рефлекса начинаешь только, пройдя весь путь службы в погранвойсках, на КПП.  

Вот уже  второй десяток  лет  Владимир Иванович на отдыхе. А каждое упоминание о своих подразделениях принимает по-прежнему к сердцу, переживает, если говорят о работе пограничников неуважительно, если критикуют наше КПП. И недочеты в работе видит, как и на службе. От этого уже не избавишься.

А своим последователям желает   всегда помнить, что Пограничные войска – это особый род войск. Они – всегда на передовой.  С пограничников начинается безопасность страны. И каждый, кто служит на заставе, а тем более на КПП, просто обязан быть профессионалом.  Заботиться о чести и достоинстве своего подразделения, своей части и в целом об авторитете  пограничных войск страны.   Как требует того служба, как требует того Присяга, которую принимал каждый пограничник. Дал слово – держи! Потому что это – слово офицера! 

 А оно для пограничника Владимира Ивановича Противня – нерушимо!

Татьяна Богатикова

Фото из архива
Владимира Ивановича Противня

Фото Александр Зюзьков

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*