…Имя на корабле

Дочь контр-адмирала Александра Александровича Рогоцкого Ирина Александровна Туманова (Рогоцкая)

Сколько их, кораблей больших и малых, с именами-фамилиями людей бороздят моря и океаны… Тихоокеанский флот тоже может представить целый перечень таких судов. У каждого – своя особая история, своя судьба. Как и у человека, чье имя ему присвоено. И всё же – вдумайтесь! Грамотных, толковых, с адмиральскими погонами военачальников, для которых служба на Тихоокеанском флоте стала жизнью, намного больше, чем тех, кто продолжает нести свою нелегкую морскую службу уже именем на борту.

Поэтому настоящим событием стал государственный заказ на строительство малого гидрографического судна самого современного класса на Благовещенском судостроительном заводе для гидрографической службы Тихоокеанского военно-морского флота. Почти полвека не строились корабли такого класса. И вот со стапелей спустили и перегнали во Владивосток для ходовых испытаний, установки, регулировки и проверки огромного количества новейшего оборудования МГС «Адмирал Рогоцкий».  

Самого Александра Александровича Рогоцкого, гидрографа ВМФ, контр-адмирала 1918 года рождения не стало в 2000 году. И вот он вернулся на службу, которой было отдано больше 36 лет, именем на корабле. 22 июля был подписан акт приемки-передачи судна Тихоокеанскому флоту. На этом торжественном событии присутствовала дочь контр-адмирала Ирина Александровна Рогоцкая, сейчас Туманова. Для нее Приморский край – родной и близкий. Именно здесь вместе с родителями прошло ее взросление, становление, как личности.  Ирина Александровна всегда гордилась и сегодня гордится своим именитым отцом. Она убеждена: то, что именем отца назван корабль – это заслуженная ему награда.

– Мне однажды раздался звонок из Владивостока. Спросили действительно ли я, Ирина Александровна Туманова, являюсь дочерью Рогоцкого… «А вы знаете, что принято решение о строительстве корабля?» Сказала «Не знаю. Есть подводная гора в Ледовитом океане, названная именем моего отца Рогоцкого Александра Александровича – это знаю. Про корабль – нет!» «Мы вас нашли, чтобы проинформировать об этом важном событии». 

Ирине Александровне не просто сообщили о постройке судна имени её отца, но и пригласили приехать в любимый Владивосток, чтобы присутствовать на торжественном подписании акта приемки корабля. 

– А что такое вообще гидрография? Самое простое восприятие для простых людей – это маячная служба, локация, определение погодных явлений. А по настоящему – это разведка. Корабль настолько современный, что по техническим характеристикам, это – маленький ледокол. У него очень мощное оборудование, которое позволяет сканировать морское дно на большой глубине. У него очень большая способность лавировать. Он разворачивается на месте, вокруг своей оси на 360 градусов. То есть, как сказали военные, которые здесь служат по этому профилю, что с этим кораблем связывают огромные надежды, на него плавны огромные возлагают. Потому что по техническому состоянию – это корабль новейшего поколения. Он, действительно станет флагманом среди гидрографических кораблей.

Все эти знания Ирина Александровна получила и усвоила от папы контр-адмирала. Причем, без всяких специальных рассказов или лекций. Просто отец жил этим, видел особую значимость своей службы, важность задач гидрографии. И в семье это видели и понимали. Конечно, можно много говорить о том, каким эрудитом, сильным ученым, человеком широких знаний был начальник Гидрографической службы Рогоцкий. Но для двух своих дочерей он прежде всего был замечательным отцов. Добрым, любящим, внимательным.

– Для меня папа всегда был самым справедливым, самым сильным и достойным человеком. Настоящий офицер. Человек чести. Ответственный, дисциплинированный, уважительный. Конечно, служба отнимала у него много времени. Выходные были нечасто. В основном только одно воскресенье. Но на коньках кататься, на велосипеде, – это папа научил нас с сестрой. В семье было три велосипеда: для папы, для меня и сестры. Он вообще очень любил детей. Отец был душой компании. Если тамада – это он. Очень любил танцевать. В училище военном танцам обучали обязательно. У него был хороший слух. Песни любил петь. Шутки любил. У нас в доме всегда запросто останавливались люди. И мои друзья, и его коллеги. Гости никогда в тягость не были. И, вместе с тем, папа был очень дисциплинированным человеком. Слово всегда держал. О папе все отзывались только по-доброму. Тепло, искренне, уважительно. Он таким и был.  Настоящим. Во всём. И нас этому своим примером учил. Именно примером, а не красивыми словами. 

Остался в памяти еще такой момент. Папа был начальником Гидрографической службы Балтийского флота. Потом его перевели сюда, во Владивосток, на Тихий океан. Так вот многие офицеры, услышав, что к ним начальником едет Рогоцкий, написали рапорта. Кто о переводе на другое место службы, кто вообще об увольнении. А когда он начал здесь службу, то искренне жалели о своих поспешных шагах. Он всегда очень бережно относился к людям, ценил своих подчиненных. Взять такой штрих. Как начальник, он часто подолгу засиживался на службе. Всегда досконально изучал, осваивал новые особенности. И отметил, что также подолгу сидят на рабочих местах его подчиненные, или заходят к нему, чтобы спросить разрешения уйти домой. Он собрал руководителей подразделений и объяснил им, что, если человек постоянно задерживается на службе, то он или не справляется со своими обязанностями, или неправильно распределяет их, или это не его профиль деятельности. Так что, если работа выполнена в полном объеме, то выжидать, когда уйдет домой начальник – не надо. И не надо спрашивать разрешения уйти со службы, если вопросов нет и все дела завершены. Вот такой у него был подход к людям. Ему было важно, чтобы для служащих были созданы нормальные бытовые условия. При нем был построен дом для сотрудников Гидрографии, открыта типография Гидрографии Тихоокеанского флота. Он сделал выездную дачу на Садгороде для детского сада Гидрографии. Для него, как для руководителя, эти вопросы стояли наравне с вопросами службы. Такой вот подход. 

А вот к нам на родительские собрания в школу папа не ходил. Это была обязанность мамы. Он мог позвонить домой, чтобы для очередной какой-то анкеты уточнить, в каком классе мы учимся. Один раз он все же пришел в школу. И к нему тут же директор обратилась с просьбой помочь определить для школы шефов. И он таких шефов предоставил. Ни много-ни мало, а парусник «Седов». Этот парусник и «Крузенштерн» были под его началом, когда он служил начальником Гидрографии Балтики. Таким образом, старшеклассники, в том числе тогда уже старшеклассницей была и моя  сестра, –  мы им страшно завидовали – получили таких шефов. И периодически отправлялись туда на экскурсию. Да, папа любил порядок. Но он никогда не был придирой. Мог сам легко делать многие домашние дела. Он прекрасно разбирался в электрике, мог столярными работами заняться. А в походах с нами подбирал обычные, на наш взгляд, ветки. Потом дома обжигал их и выстругивал удивительно красивые узоры, просто загляденье! Дома до сих пор хранятся две его работы, все восхищаются. Папа никогда не поучал нас, не произносил высоких фраз. Он просто своим поведением нам показывал, что ты в жизни практически все можешь сделать сам. А если кто-то слабее – тому ты должен помочь. Вот после 4-х лет работы в стройотрядах, я ремонт дома спокойно делаю сама. Побелить, обои поклеить…- это запросто. Так же, как помочь это сделать друзьям. Папа прекрасно готовил. Времени на это, конечно, было у него мало. Но если выпадал выходной день, и мы не отправлялись кататься на велосипедах, то папа говорил: сегодня обед готовлю я. Получалось у него все та-а-ак вкусно! С такой фантазией. Наверное, вот такой папин подход к воспитанию, научил меня ценить людей, дорожить дружбой, стараться любую работу делать на высшем уровне, брать ответственность на себя. Когда меня пригласили на работу в крайком комсомола Приморья, пошла с папой советоваться. Он ответил: ничего не проси сама, а если предложили – никогда не отказывайся от нового дела. Осваивай, учись! Только всегда цени опыт и знания тех, кто рядом с тобой. Уважай, опирайся на своих коллег, на товарищей и друзей. Это стало для меня настоящим девизом в жизни. Поэтому до сих пор у меня здесь во Владивостоке – хотя давно уже живу в Питере – остался большой круг надежных друзей, настоящих подруг, моих коллег-комсомольцев. Это тоже – папина заслуга, его жизненные уроки. Он – яркий, удивительный, хотя и очень скромный человек. Это все его сослуживцы отмечали. Самый скромный адмирал Тихоокеанского флота, – говорили о нём. 

Что еще? Я всего один раз была свидетелем, когда отец разговаривал с мамой на повышенных тонах. Как выяснилось, речь шла о … корабельной краске! Мама узнала тогда от кого-то, что есть корабельная краска, которая очень быстро сохнет, а ей надо покрасить подоконник! И папа ей резко пояснять стал, что как он может допустить такое нарушение? Он обязан показывать пример служебной дисциплины, порядка – и взять для личных целей краску? Такое даже обсуждаться не может! И больше речи об этом мама никогда не заводила. 

А перед отъездом в Питер он пришел домой и принес для меня и мамы красивые отрезы ткани на платья. Взял он это – первый раз! – в специальном флотском магазине. А мы о нем и не знали даже. И никогда не отоваривались в этих специализированных магазинах. Это тоже был папин принцип.

Такие вот его человеческие качества. Он сам выучил английский язык. Будучи на научных конференциях за рубежом, доклады делал на английском языке!

Что еще интересно – папа никогда и не мечтал о море. Он просто его не знал.  Потому что родился в Белоруссии. Родители – железнодорожники. И поступал он в железнодорожный институт Ленинградский. Но был тогда тревожный 1939 год. И со второго курса лучших студентов просто в приказном порядке перевели в высшие военные училища. Это был сталинский набор: сильных студентов – в военные ВУЗы. Папу направили в высшее военно-морское училище имени Фрунзе. Так началась его морская служба.

И прошел он её так, что его именем, – хотя достойных, заслуженных, в больших чинах морских офицеров на Тихоокеанском флоте немало, –  решено назвать самое современное новое малое гидрографическое судно. И это не только дань талантам военного офицера, отменного ученого своего профиля адмирала Александра Александровича Рогоцкого, но и признание, благодарность его высоким человеческим качествам, его моральным принципам, которые всегда выделяли настоящих офицеров флота Российского. Таким был адмирал Рогоцкий.  Таким он и останется в памяти всех, кто его знал. А МГС «Адмирал Рогоцкий» продолжит служить России, заставляя нынешних морских офицеров стремиться быть похожими на того, чье имя вписало еще одну гордую строку в книгу Славы Тихоокеанского флота нашего Отечества. 

Татьяна Богатикова

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*