Контр-адмирал Рогоцкий Александр Александрович – легенда гидрографии ВМФ России

Гидрограф ВМФ, контр-адмирал. Родился 18.06 1918 г. на ст. Полота, ныне Полоцкого района Витебской области Республики Беларусь, белорус. О море мальчишкой он и не мог мечтать, поскольку никогда его не видел. Отец – мастер на железной дороге, а потому сначала в его жизни была школа, потом ФЗУ рабфак, завод в Великих Луках, а дальше ЛИИЖТ (ленинградский институт железнодорожного транспорта).  В сентябре 1939 году в сентябре в числе лучших студентов-комсомольцев по комсомольскому призыву  был направлен со 2-ого курса института на 2-ой курс училища Военно-Морского Флота им. М.В. Фрунзе.  Война застала его на практике в Таллине. Ускоренный выпуск в училище состоялся в Астрахане в октябре 1941 года, куда было перебазировано училище. Там ему было присвоено звание лейтенанта. 

Из воспоминаний А.А. Рогоцкого: «Большинство из окончивших училище лейтенантов получили назначение в морские бригады.

Меня и еще нескольких лейтенантов оставили там, где был наш наркомат. Нас предполагали назначить на торпедные катера. Однако когда мы возмутились, что нас оставили без основания, нас направили в морские бригады. Я был назначен помощником командира стрелковой роты 66 отдельной морской бригады. Знания мои сухопутной техники ограничивались месячной подготовкой в окрестностях Астрахани. Ротой командовал младший лейтенант – участник финской кампании и сержант.

В январе 1942 г. в бою на Карельском фронте командир роты был тяжело ранен, и меня назначили командиром роты. 14 февраля 1942 г. в бою я получил сквозное осколочное ранение нижней трети правой голени с повреждением берцовой кости. На излечении находился  в 1771 эвакогоспитале в Архангельске. 5 июня 1942 г. был выписан из госпиталя и направлен в отдел кадров  офицерского состава Беломорской флотилии.»

С началом войны на Северном театре военных действий ограждение и проведение конвойных операций для Северного флота приобрело важнейшее значение. А для Гидрографических служб Северного флота и Беломорской военной флотилии навигационно-гидрографическое обеспечение боевых действий флота стало одной из главных задач. Сюда относились лоцманская проводка военных кораблей и, главным образом, транспортов (как в составе конвоя, так и в отдельном плавании), обеспечение траления мин и плавания судов и кораблей по фарватерам (ФВК), обеспечение сухопутного фронта: перевозка войск, снабжения, эвакуация морем раненых обеспечение переброски десантов морем и высадка их на побережье противника.

Успешность навигационно-гидрографического обеспечения этого вида боевой деятельности флота определялось хорошо отработанной организацией военно-лоцманской службы на Северном флоте. Основное ядро военных лоцманов составляли кадровые офицеры-гидрографы и призванные из запаса на военную службу капитаны пароходов.

Первый союзный конвой военные лоцмана ввели в порт Архангельск 31 августа 1941 года.

Из воспоминаний А.А. Рогоцкого: «С 12 июня 1942 г. по май 1943 г. я служил  в Военно-лоцманской службе Беломорской флотилии сначала военным лоцманом, а потом начальником Беломорского лоцманского пункта. За время службы в ВЛС участвовал в проводке советских, союзных транспортов, кораблей и конвоев на Северном флоте. Лоцманская служба являлась подразделением Гидрографического отдела флотилии. Лоцманами и начальником лоцманского пункта были мобилизованные лоцмана, капитаны судов, пароходов и гидрографы.

Первое время чувствовал себя «не в своей тарелке», но с помощью опытных лоцманов и усиленному самообразованию я вскоре влился в эту дружную семью лоцманов, и в конце 1942 г. меня назначили начальником Беломорско-военным лоцманским пунктом.

Были в работе и неожиданности. Как-то встречали конвой и привели его в порт. Мне достался транспорт типа «Либерти». Подошел к бакарице. 

По правилам необходимо суда ставить носом на выход. Указал капитану: вот Ваше  место швартовки. Капитан, англичанин, весьма пожилых лет джентльмен, ставить корабль отказался, сказав, что это обязанность лоцмана. Я знал, что многим лоцманам приходилось заниматься швартовкой, но, как правило, капитаны это делали сами. Мне легко удалось развернуть судно носом на выход, дальше отдать якорь и встречный ветер сделал свое дело. Для меня это был первый случай швартовки одновинтового транспорта кормой на течение. Первый раз в моей квитанции о завершении лоцманской проводки появилась запись «very good pilot» (очень хороший щтурман).

Другой случай о благовидном поступке, который, к счастью, хорошо окончился. Как-то осенью группа лоцманов прибыла на пирс для вывода кораблей конвоя. Стоял густой туман. Видимость  нулевая. Договорились, что из трех корветов, стоявших «на выход», на первый пойдет самый опытный лоцман. Я попросил, чтобы он от меня не отрывался, а я постараюсь не отставать. Подошел к нам матрос и спросил, кто назначен на такой-то корвет, посмотрел квитанции, оказалось, что – я. Я поднялся на мостик. Это был  флагманский корабль. Представился адмиралу, а за это время корабли отдали швартовы. Решил лечь на курс и предложил стать на якорь, т.к. видимость нулевая. Следуя малым ходом, а это узлов десять, увидел, что кто-то без остановки настойчиво претендует на пост. Решил следовать до встречи с этим судном. В створе разошлись с нашим тральщиком правыми бортами, и решил предложить адмиралу стать на якорь до улучшения видимости. Но здесь я увидел прямо по курсу поворотную веху, которая стоит на Соломбальских створах. Лег на курс створа, прибавил скорость, чем очень удивил адмирала. Вскоре показался Соломбальский берег, потом вырисовался передний знак створа, и я без всяких помех вышел, и дальше держался середины. Мне показалось, что видимость улучшилась, я увеличил скорость. Я знал, что если видимость не улучшится, и подходя к острову, створа мы не увидим, то придется становиться на якорь. Но оказалось все проще, хотя створа в видимости не было, но я знал характер берегов и успешно вывел свой корабль на рейд. Адмирал лично угостил меня отличным обедом, угостил сигаретами, и в моей квитанции появилась приятная запись: «очень хороший лоцман».

Этот случай научил меня, что риск должен быть умным. Я рисковал не напрасно. Остальные корабли пришли значительно позже.

В мае 1943 года я был назначен командиром Ново-земельского манипуляторного отряда, который сформировали в Архангельске, а затем перебазировали на Новую Землю.

Как известно, разгром конвоя PQ-17 летом 1942 года вынудил Союзные правительства пути следующих конвоев направлять более северо-восточным путем, ближе к Новой Земле. Для обеспечения безопасности кораблей в этом районе был сформирован отряд и перебазирован в бухту Белужья на Новой Земле. Сложность была в управлении и снабжении монопунктов, которые были расположены в проливах: Маточкин Шар, Карские Ворота, Югорский Шар, а также Андерма, остров Беринга и другие пункты.

К концу 1944 года надобность в монотряде отпала. Приказом командующего Беломорской флотилии  № 0131 5 декабря 1944 года я был назначен командиром 3-его манипуляторного отряда Главной Базы Беломорской флотилии. Осенью 1945 года я был отправлен в спецкомандировку в Германию по приемке и перегону кораблей бывшего немецкого флота.

13 апреля 1946 года был назначен помощником буксирного теплохода «Юнзберг» (теперь М-6), участвовал в перегоне его из Свинимюнде вокруг Скандинавского полуострова в Мурманск. После перегона остался командиром корабля М-6. 13 декабря 1946 года приказом командующего Северного Флота № 0307 был назначен командиром буксирного парохода М-8 (водоизмещением 1607 тонн). За участие в Великой Отечественной войне, которую я закончил в звании капитан-лейтенанта был награжден двумя орденами «Красная Звезда», медалями: «За боевые заслуги», «За оборону Советского Заполярья», «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945 г.г.», «Участнику Северного конвоя» (с надписью на английском языке «Вечная память морякам»), «Участнику Северного конвоя в годы Великой Отечественной войны 1941-1945 г.г.».

С июня 1942 г. А.А. Рогоцкий – военный лоцман Военно-лоцманской службы гидрографического отдела, с января 1943 г. начальник военно-лоцманского пункта Беломорской военной флотилии (г. Беломорск). Начальник манипуляторного отряда Чешского гидрографического участка Печерско-Новоземельского гидрографического района Беломорской военной флотилии (5.1943 – 12.1944). С декабря 1944 г. начальник 3-го манипуляторного отряда гидрографического района главной базы Беломорской военной флотилии. С ноября 1945 г. по октябрь 1946 г. – в распоряжении командующего Северным флотом и направлен в спецкомандировку в Германию для приемки и перегона кораблей бывшего немецкого флота. 

13 апреля 1946 года был назначен помощником командира буксирного теплохода «Юнзберг» (М-6), участвовал в перегоне его из Свинимюнде вокруг Скандинавского полуострова в Мурманск. После перегона назначен командиром данного корабля. 

Войну отец закончил в звании капитан-лейтенанта. 13 декабря 1946 г. приказом командующего Северным Флотом А.А. Рогоцкий был назначен командиром буксирного парохода М-8 (водоизмещением 1607 тонн)  Отдела вспомогательных судов тыла и гаваней Северного флота, в апреле 1947 г. Он – помощник командира ГИСУ «Мгла» Северного флота, а в мае 1948 г. Служит помощником командира ГИСУ «Курсограф» Черноморского флота.

В январе 1949 г. А.А. Рогоцкий поступает в Военно-морскую академию кораблестроения и вооружения им. А.Н. Крылова на Гидрографический факультет (специальность «штурман высшей квалификации»), которую заканчивает с отличием в 1952 г.

А дальше в его жизни была Балтика: флагманский штурман 98-й бригады Охраны водного района рижской военно-морской базы 8-го ВМФ. В январе 1954 г. назначен начальником 2-го отделения гидрографического отдела 8-го ВМФ. С февраля 1956 г. начальник гидрографической службы тыла Балтийского флота. С июля 1960 г. начальник гидрографической службы Балтийского флота. Семья следовала за ним в Ригу, Таллин, Калининград.

В апреле 1966 г. Отец получил назначение на Дальний Восток начальником отдела, а с марта 1967 г. – Управления гидрографической службы Тихоокеанского флота, которую возглавлял до марта 1975 г.  

Рогоцкий  А.А. внес большой вклад в развитие средств навигационного оборудования (СНО), проектирования и строительства маячных объектов, занимался научно-исследовательской работой, был членом Совместного Национального комитета Тихоокеанской научной ассоциации, участвовал в работе ЮНЕСКО по совместному изучению течения Куросио.

Из воспоминаний А.А. Рогоцкого: «За все предыдущие плавания штурманом, лоцманом, помощником командира различных кораблей и судов мне не нравилась работа приборов штурманского вооружения, поэтому сразу занялся анализом работы этих приборов на кораблях флота, особенно на крейсерах, эскадренных миноносцах и подводных лодках. Сначала эту работу проводили в мастерской на стендах, а затем на кораблях эскадры. В результате командиры и штурмана стали не только полностью доверять  приборам, но и уважать специалистов гидрографии. 

Видимо, это было одной из причин моего назначения на должность начальника гидрографической службы Восточно-Балтийской флотилии. Такое предложение сделал командующий флотилией адмирал Чероков. Мою кандидатуру поддержал адмирал Абанькин, начальник Гидрографической службы Военно-Морского флота.»

36 лет безупречной службы на всех флотах России. В сентябре 1975 г. уволен в запас по возрасту с должности начальник 2-ого управления 9-го НИИ ВМФ (г. Ленинград).

За заслуги перед Родиной в военное и мирное время Рогоцкий  А.А. награжден пятью орденами (тремя орденами «Красной Звезды», орденами «Трудового Красного Знамени», «Отечественной войны I степени») и  двадцатью пятью  медалями («За боевые заслуги», «За оборону Советского Заполярья», «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945 г.г.», «Участнику Северного конвоя», «Участнику Северного конвоя в годы Великой Отечественной войны 1941-1945 г.г.», «Медалью Жукова», «За успехи народного хозяйства СССР», «За воинскую доблесть», «За безупречную службу» и другими). 

Умер 1 июля 2000 г., захоронен на Серафимовском кладбище Санкт-Петербурга.

Именем А.А. Рогоцкого названа подводная гора в Чукотском море, севернее о-ва. Врангеля.

19 февраля 2016 г.  в г. Благовещенск на ОАО «Судостроительный завод им. Октябрьской революции» состоялась закладка малого гидрографического судна «Александр Рогоцкий» проекта 19910. Судно предназначено для выполнения гидрографических и лоцмейстерских работ в прибрежных районах морей России. Его основной задачей является постановка и снятие навигационных буев, обслуживание средств навигационного оборудования, перевозка различных грузов.

МГС «Александр Рогоцкий» будет иметь водоизмещение 1227 тонн, длину 59 метров, ширину 11,4 метра, высоту борта 5,4 метра, а усиленный ледовый класс «Arc4», согласно регламенту Российского морского регистра, предполагает самостоятельное плавание в разреженных однолетних арктических льдах при их толщине до 0,6 м в зимне-весеннюю навигацию и до 0,8 м в летне-осеннюю. Плавание в канале за ледоколом в однолетних арктических льдах толщиной до 0,7 м в зимне-весеннюю и до 1 м в летне-осеннюю навигацию.

В соответствии с техническим заданием, судно будет оснащено современным движительно-рулевым комплексом на базе дизель-электрической установки, винторулевых колонок и носового подруливающего устройства. Для обслуживания плавучих предостерегательных знаков и проведения грузовых операций на судне будет установлен двухгаковый электрогидравлический кран грузоподъемностью 8 тонн на вылете стрелы 12 метров. Стоимость заказа составляет порядка трех миллиардов рублей.  Спуск на воду запланирован в 2018 г.

Это день стал знаменательным для благовещенского судостроительного завода, и конечно, для всех родных и близких моего отца – Александра Рогоцкого. Это был человек незаурядных способностей, человек со счастливой судьбой. Стремление не просто выполнить поставленную задачу, а добиться наилучшего результата была его отличительной чертой. Мальчишкой в ФЗУ, как участник стахановского движения….

Строгий и взыскательный командир, по характеру – лидер, он и нас, своих дочерей,  наставлял: «Никогда никуда не просись, ни от чего не отказывайся!»  Приветливый, общительный, дружелюбный, гостеприимный, любимец с первой минуты общения всех детей. Отец был однолюб, его женой и нашей матерью стала однокурсница по ЛИИЖТУ Мария, их долгожданная свадьба состоялась только после войны.

Надеюсь, такая судьба ждет и корабль с его именем на борту.

Татьяна Богатикова

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*