За опытом — в Малайзию?

Как бывшая британская колония создала одну из ведущих экономик мира

В современной Малайзии, ставшей после двухвекового британского колониального владычества конституционной монархией в 1957 г., реальная власть принадлежит премьер-министру. Нынешний премьер — Махатхир Мохамад. Именно с его именем связывают «экономическое чудо», свершившееся в стране. Малайзия за сравнительно небольшой срок смогла выйти из экономических и социальных аутсайдеров в локомотивы развивающихся экономик мира.

В России об этой удивительной стране известно немного. Правда, недавно сообщалось, что супруга бывшего короля Малайзии, русская, родила ему сына…

Турпоток из России в Малайзию за 2018 г. хотя и вырос на 7,7%, сообщили недавно в Минтуризма, но достиг всего около 73 тыс. человек. В то время как общее количество туристов в эту страну составило более 25 млн человек, а в следующем году власти намерены увеличить их число до 30 млн. Наверно, это у них получится: правительство реализует программу «Малайзия приветствует мир», которая заключается в обучении обслуживающего персонала гостиниц более качественному обслуживанию туристов, а также в обучении сотрудников таможни и полиции. И главное, люди чаще едут туда, где кроме неизведанных красот их встречают еще комфорт, благополучие и достаток.

Такой, к примеру, штрих: граждане Малайзии ведут гораздо более богатый образ жизни по сравнению со странами с уровнем дохода на душу населения выше среднего, скажем, как Мексика, Турция или Бразилия. Или — такой: с 1 января 2019 г. введена единая для всей страны минимальная заработная плата в размере 1100 ринггит (267,44 долл. США) в месяц.

Вместе с тем торговый оборот России с Малайзией тоже мизерный. Согласно данным Федеральной таможенной службы России, в 1 квартале 2019 г. он составил: по экспорту немногим более 98, 5 млн долл., по импорту почти 18 млн. В целом по сравнению с аналогичным периодом 2018 г. товарооборот увеличился на 11,75%. Но эта цифра как-то не внушает оптимизма, особенно в сравнении с многомиллиардными суммами, которые определяют торговлю Малайзии, скажем, с Японией, США и Сингапуром, занимающиими большую долю местного рынка, а также Китаем и другими странами региона. Россия, по-моему, декларируя поворот на Восток, все-таки несколько не доворачивает. В контексте ухудшения отношений с Западом необходимость находить общий язык со странами Азии, особенно Юго-Восточной, похоже, становится для России не только все более важным аспектом внешней политики, но и суровой необходимостью. Разумеется, в таких условиях Малайзия является одной из тех стран, с которыми России следует развивать отношения особенно активно.

Традиционными направлениями сотрудничества на данный момент являются оборона и торговля, причем оборона — это, прежде всего, тоже торговля, но вооружениями. Кстати, военно-техническое сотрудничество обеих стран началось еще в 1994 г. и было углублено после создания в 1999 г. российско-малайзийской межправительственной комиссии. Руководство Малайзии планирует в ближайшие несколько лет создать на территории страны мировой и региональный аэрокосмический хаб, и рассчитывает на поддержку и активное участие Российской Федерации в этом проекте.

В ноябре прошлого года в Сингапуре на полях 33-го саммита АСЕАН состоялась встреча президента РФ Владимира Путина и премьер-министра Малайзии Махатхира Мохамада. Можно ожидать, что теперь Малайзия и Россия будут стремиться наладить более широкие отношения. Так, осенью 2019 г. в Москве запланировано провести первое заседание Совместной российско-малайзийской комиссии по экономическому, научно-техническому и культурному сотрудничеству. Это, разумеется, здорово, хорошо, выгодно и т.п.

Но есть еще одна сфера, которой, думается мне, России следовало бы уделить первостепенное внимание.

Какая и почему? Прежде чем ответить на этот вопрос, предлагаю обратиться к аналитике, опубликованной в американском издании Bloomberg Economics. Разумеется, к мнению, мягко говоря, недоброжелателей нужно относиться, если и не с осторожностью, то с большой долей скепсиса, но, похоже, этот тот самый случай, когда обнародованная информация требует серьезного подхода. Так, американцы сомневаются в том, что «российское правительство сможет добиться удвоения национального ВВП к 2024 году по поручению президента РФ Владимира Путина».

Напомню, в 2018 г. Владимир Путин подписал указ «О национальных целях и стратегических задачах развития Российской Федерации на период до 2024 года», в котором поставил задачу обеспечить место России в пятерке ведущих экономик мира. Американские аналитики подчеркивают, что для реализации поставленной задачи были сформулированы национальные проекты, на которые по предварительным оценкам необходимо потратить гигантскую сумму — около 396 млрд долл. Но и это, считают в США, успеха не принесет. Российские же специалисты полагают, что стабильное финансирование нацпроектов в связке с созданием стимулирующей деловой среды — ключ к успешному выполнению Плана Путина. Но, по мнению советника Института современного развития Никиты Масленникова, создание деловой среды в стране тормозится из-за скорости создания соответствующей законодательной базы.

На необходимость «доводить госсредства до нацпроектов» указывает главный аналитик «БКС Премьер» Антон Покатович. «Мы надеемся, что к концу 2019 года государственные средства все же начнут доводиться до непосредственных субъектных получателей, что позволит рассчитывать на ускорение экономики во второй половине 2020 года», — сказал эксперт.

Думается, аналитики показали главные болевые точки нашего роста. И амбициозные задачи, стоящие сейчас перед Россией, во многом похожи на те, которые пришлось решать в свое время Малайзии. Причем последняя находилась в гораздо более сложных условиях, чем нынешняя Россия. Малайзия получила независимость после двух веков колониального владения Британии, пребывая в качестве ее сырьевого придатка. До того она была колонией голландцев, ранее – португальцев. Западные колонизаторы старались выкачать из захваченных ими территорий как можно больше природных богатств, оставляя аборигенов в нищете. Но Малайзия уже прошла тот путь, который России еще предстоит одолеть. Не совсем тот, конечно, не аналогичный, но, в общих чертах, очень похожий, и ее опыт может быть весьма полезным для нашей страны. Разумеется, с учетом национальных особенностей. Это и есть та сфера, которая, уверен, требует к себе отдельного внимания.

Сегодня экономика Малайзии является третьей по величине в Юго-Восточной Азии и 38-й в ​​мире. Производительность труда в Малайзии значительно выше, чем в соседнем Таиланде, Индонезии, Филиппинах или Вьетнаме из-за высокой плотности отраслей, в которых задействованы специалисты с высшим образованием. Помимо аграрных производств в Малайзии быстрыми темпами развивается производство электротехнических приборов и продуктов.

Согласно Докладу о глобальной конкурентоспособности 2017 года, экономика Малайзии является 23-й наиболее конкурентоспособной страной в мире в период с 2017 по 2018 год. Как отмечают специалисты, экономический подъем Малайзии – одна из удивительнейших историй современности.

Секреты такого подъема и его идеологические обоснования многочисленны, но из всего этого многообразия можно вычленить те принципы, которые могут поспособствовать и России решить ее задачи.

Небывалый экономический прорыв, осуществленный Малайзией в эти годы, превративший ее из страны — источника топливного и сельскохозяйственного сырья в высокоразвитое индустриальное государство, базировался на разработанном Махатхиром «малазийском плане». В основе его лежат принципы так называемой экономики «корпоративного национализма», суть которой состоит в создании корпораций в прорывных высокотехнологичных отраслях экономики. Приоритетом для таких корпораций на данном этапе должна быть не прибыль, а работа на благо и процветание всего общества. Государство же со своей стороны должно по отношению к такой корпорации быть не палкой в колесе и не хозяином, а равноправным партнером.

За десятилетия правления Мохамада такой подход дал заметные результаты. Были созданы национальные компании нового типа, причем не только в нефтяной сфере (например, «Петронас»), но и в автостроительной (компания «Протон»), телевизионной (сервис спутникового телевидения «Астра») и во многих других. Экономический рост в стране за десятилетие (1988-1997 гг.) составил 10 % (самый динамичный показатель по Азии), уровень жизни вырос в 20 раз. По сути, была побеждена бедность, присущая постколониальным странам.

Показательный для деятельности Мохамада пример. На одной из конференций мусульманских стран он подчеркнул, что Малайзия развивалась не по советам иностранных советников, а действовала совершенно иным и местами противоположным образом. Иностранцы советовали сохранить Малайзию как экспортера дешевого сырья, а Малайзия индустриализовалась.

Иностранцы предупреждали против начинаний в области социальной справедливости, а Малайзия осуществляет новую экономическую политику, которая гармонизировала общество и предотвратила трения между этническими и религиозными группами.

Иностранцы советовали не начинать развитие автомобильной промышленности, а Малайзия это сделала и достигла заметных успехов. Иностранцы советовали не начинать большие проекты инфраструктуры, а руководители Малайзии мыслили большими категориями — большие проекты дают большой экономический эффект. Например, 840-километровая автомагистраль с севера на юг, Пинангский мост, телебашня в Куала-Лумпуре, международный куала-лумпурский аэропорт, рассчитанный на обслуживание 25 млн пассажиров ежегодно, и другие проекты основной инфраструктуры.

Заметим, лидер мировой экономики Китай тоже создавал свою мощь под лозунгом опоры на собственные силы. Примечательна здесь и модернизация Малайзии. Ее инициатор доктор Махатхир Мохамад проводил реформы, направленные в первую очередь на изменение отношения граждан к торговле и повышение уровня образования.

Он, отмечу, разграничил религию и политику, после чего взял курс на развитие страны. Его знаменитое высказывание «Если я захочу молиться, я поеду в Мекку, а если захочу знаний, то поеду в Японию» стало основой общественного сознания малазийцев. Таким образом, наряду с современными достижениями, высоким экономическим ростом и уровнем жизни, малазийское общество сумело сохранить свои религиозные традиции и культурные основы. Это действительно чудо под названием «Малайзия», которое вместе с феноменом Южной Кореи стало одним из самых ярких экономических успехов в Азии. Но Южной Корее и Японии «протежировали» американцы, Малайзия боролась за место под солнцем самостоятельно и шла по собственному пути.

В одном из интервью на вопрос, почему арабы не могут совершить подобный рывок, Махатхир Мохамад ответил: «Как мы можем возрождаться, опираясь лишь на славу предков? Египет и страны Персидского залива – это древние цивилизации, эти государства – колыбель человечества. Однако, к сожалению, потомки не смогли продолжить дело своих предков. Смогут ли они совершить подъем? Когда вот, перед ними, живой пример – это опыт Малайзии, положение которой в то время, когда я взял на себя миссию управления государством, было ничуть не лучше положения большинства арабских стран». Иными словами, Мохамад отделил идеологию от экономики и делал то, что полезно стране.

У нас идеологии вообще нет, зато есть «религия», которая влияет как на внутреннюю, так и на внешнюю политику государства: это либерализм, невидимая рука которого, по убеждению его последователей, «разрулит» все социально-экономические проблемы.

И, несмотря на то, что результаты либеральных реформ «бандитских» 90-х оказались провальными, апологеты этого порочного для России вероучения по-прежнему находятся у государственного кормила. Короче говоря, подходы к реализации Плана Путина тоже требуют решительного уточнения.

Повторюсь: Махатхир Мохамад сыграл ключевую роль в экономическом подъеме Малайзии. За время его руководства страна из аграрной, опиравшейся на производство и экспорт сырья, превратилась в развитое индустриальное государство, в котором вклад промышленного сектора и сферы услуг в ВВП составляет 90%. Сегодня доля промышленных товаров составляет 85% от общего объема экспорта. А 80% автомобилей на малазийских дорогах – местного производства. В общем, у Малайзии есть чему поучиться.

Мохамад, как известно, стремится диверсифицировать внешнеполитические отношения страны, в течение десятилетий балансируя между великими державами. Но и другие державы, в том числе и не очень великие, но не слабые в экономическом отношении, со своей стороны стремятся наладить взаимовыгодные отношения с Малайзией. На днях, например, министр иностранных дел Турецкой Республики Мевлют Чавушоглу по итогам трехсторонней встречи в саудовском городе Джидда с коллегами из Пакистана и Малайзии отметил, что Малайзия и Пакистан являются для Турции ключевыми партнерами. Почему Пакистан, понятно. Но где та Малайзия? Россия, обладая серьезными военными возможностями, безусловно, является одной из тех держав, с которыми Мохамад попытается сотрудничать. Думаю, нам такое сотрудничество лишним не будет. Петр Великий, напомню, простым плотником поехал за опытом строительства кораблей в Голландию, военные технологии он тоже привез из Европы. У нас в повестке дня – азиатское направление.

Российский телеканал «Моя Планета» пару лет тому назад провел небольшое исследование о том, что знают о России и русских в разных странах. Ответы в Малайзии, честно говоря, могут изумить не меньше, чем «русская свадьба» малайзийского короля.

Приведу в подтверждение несколько выдержек из высказываний малайзийцев: «В России было много мыслителей, среди которых — Достоевский и Толстой. А советская власть поощряла развитие культуры и чтение»; «Независимые люди, осознающие свою культуру и единство. Консерваторы, во многом мыслящие по-коммунистически»; «Сильные люди, так как обладают развитыми технологиями, в том числе ядерными»; «Очень большая страна. Сильная страна за счет армии и ядерного оружия»; «Путин — сильный и влиятельный лидер». И чуть ли не через ответ звучало: «Красивые женщины…» А еще – «Красивые люди. В первую очередь девушки. Любопытная страна, стоит того, чтобы посетить».

Теперь, надеюсь, понятно, по какой причине Мухаммада V отказался от королевского трона. Зато у нас с Малайзией появились и родственные связи, причем на высшем уровне. Шутка, конечно! Но опыт Малайзии, уверен, нам бы пригодился. И что немаловажно, отношение там к России совсем иное, чем на Западе.

Максим Столетов

Специально для «Столетия»

Информационно — аналитическое издание Фонда исторической перспективы 

Интернет-газета «Столетия»

08.06.2019

Адрес материала: http://www.stoletie.ru/ekonomika/za_opytom__v_malajziju_306.htm

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*