Гайдовский мятеж

К 100-летию прошедших событий

Разведчики 1 роты Чешской дружины, переодетые в форму австро-венгерской армии, перед отправкой в разведку в тыл врага

Наш относительно молодой город в своей истории хранит такое огромное количество знаменательных дат, что любой читатель, проявляющий к этому даже незначительный интерес, найдет среди них события, отвечающие любым вкусам и пристрастиям. 

Так, в ночь с 16 на 17 ноября 1919 года уставший от потрясений, переворотов, смены властей Владивосток вновь был взбудоражен беспорядочной пальбой и стрельбой на улицах города. Даже теперешним историкам, обогащенным различной архивной информацией, обладающим воспоминаниями непосредственных участников этих событий, трудно найти однозначный ответ КАК, ПОЧЕМУ, и, главное, К ЧЕМУ МОГЛИ ПРИВЕСТИ произошедшие события?

Чтобы в какой-то степени попытаться ответить на эти вопросы, необходимо вернуться на несколько лет назад…

 28 июля 1914 года началась Первая мировая война между Германской, Австро-Венгерской империями (Центральные державы) и Антантой (Россия, Англия, Франция). 

Чешские и словацкие земли входили в состав Австро-Венгрии. Их мужское население было призвано в армию. Большинство было категорически против такого решения. 

Следует подчеркнуть, что мнение значительного ряда историков о повсеместном нежелании чехословацких подразделений сражаться на стороне Центральных держав не совсем соответствует действительности. Так ряд чешских подразделений, сражавшихся на Южном фронте, в достаточной степени проявили себя как вполне боеспособные части, показали высокий уровень подготовки как офицерского, так и рядового состава.  Достаточно сказать, что экипажи нескольких подводных лодок, действовавших против итальянского флота на Адриатике, состояли в основном из хорватов и… чехов.

В то же время некоторые чешские воинские части, прибыв на Восточный фронт, сдавались целыми полками, переходя на сторону противника. Проживавшие же в России чехи не только не пожелали возвращаться в Австро-Венгрию, но и обратились к правительству России с просьбой разрешить им с оружием в руках участвовать в боях на ее стороне.

В Петербург были командированы представители Чехословацкого национального совета. Делегацию принял император Николай II. Ему был представлен политический проект борьбы за независимость чехов и словаков, предполагавший и формирование в составе русской армии чехословацких воинских подразделений. 

Император дал указания Военному министру, и уже 8 августа 1914 г. последовал приказ «О формировании особых чешских воинских частей из добровольцев», которым предусматривалось: «…формировать один или два полка или в зависимости от числа добровольцев батальон. Употребление не боевое, а из-за политических соображений, и с ориентацией на будущее восстание постоянной и прочной организации не придавать (выделено С.К.)…».

Набор добровольцев осуществлялся во Франции, Италии и даже США. Основной костяк будущих воинских подразделений формировался в Киеве.  Национальный совет выделил для этого 300 чехословацких офицеров.18 августа 1914 г. дружинники получили русскую полевую униформу с малиновыми погонами без шифровки и малиновыми петлицами на шинели. Так они, за исключением желтого металлического прибора, ничем не отличались от солдат Лейб-Гвардии 3-го Стрелкового Его Величества полка. 

Первым командиром Дружины был назначен полковник Лотоцкий. Он и прибывшие с ним унтер-офицеры ранее проходили службу в Дубненском дисциплинарном батальоне. Последние обучали дружинников соответствующим «русским способам воспитания», что вызывало возмущение среди чехов, большинство которых имело высшее или среднее специальное образование. После ряда реорганизаций, смены высших офицеров, неоднократных протестов чехов командование Дружиной принял бывший участник Русско-японской войны и уже проявивший себя в боях с немецкими частями полковник Вячеслав Платонович Троянов (1875-1918). Сам факт назначение на эту должность боевого офицера говорит об изменение доктрины российского командования об использовании чешских частей. 

В начале октября Чешская Дружина была направлена в распоряжение командования Юго-Западного фронта, где вошла в состав III армии. 1 ноября 1914 г. чехи во главе наступающих русских частей включились в преследование отходящих австрийцев. 3 ноября дружинники впервые направились в разведку. 

Из деревни Махова они двинулись через Тарнов к Биале с целью узнать, отступили ли австрийцы за реку Дунаец. Чехи не только выполнили этот приказ, но сумели даже переправиться через реку и занять деревню Биалу, где оставались до подхода главных российских сил. 

Затем роты Дружины проделали тяжелейшее отступление летом 1915 г., в ходе которого понесли большие потери. Благодаря активной деятельности Троянова дружина достаточно быстро восстановила боеспособность. Вячеслав Платонович стал непререкаемым авторитетом среди чешских добровольцев. Несмотря на разбросанность рот и взводов он лично посещал чехов на фронте помогая решать всевозможные проблемы. Благодаря его активности была подготовлена почва для переформирования дружины в полк, позднее в бригаду. 

Чехословацкие подразделения приняли самое активное участие в подготовке и осуществлении Брусиловского прорыва (22 мая – 7 сентября 1916 года). (Позднее признана лучшей операцией союзников за весь период войны. Только австрийские войска потеряли четверть миллиона пленными). Сам генерал А. А.Брусилов, оценивая действия чехов, писал: «Они великолепно сражались у меня на фронте. Во все время они держали себя молодцами. Я посылал эту дружину в самые опасные и трудные места, и они всегда блестяще выполняли возлагавшиеся на них задачи».

Самый отличившийся чешский солдат Карел Вашатко

В конце 1916 года общее количество чешских добровольцев в российской армии насчитывало 20 тысяч. А приведенные выше только два примера полностью опровергают мнение некоторых сегодняшних «аналитиков от истории», стремящихся доказать, что чехи в силу своей мягкости были абсолютно невоинственны, что мешало русскому командованию направлять их на фронт. Этому же противоречит и такой факт: российский рекорд по количеству георгиевских наград принадлежит чеху.

Карл Иванович Вашатко (так он проходит в российских документах, в некоторых —  как Кирилл) родился в 1882 г. в Литоградах.  До войны работал в России и в августе 1914 г. вступил в Чешскую Дружину. Отличился в разведках в Карпатах и Галиции. Весной 1915 г. участвовал в агитационной работе, которая завершилась переходом к русским австрийского 28-го пехотного полка «Пражские дети». Произведенный в офицеры, он был назначен командиром чехословацких пленных в Дарницком лагере в Киеве. С февраля 1917 г. снова сражался на фронте заместителем командира 2-й роты 1-го Чехословацкого стрелкового полка, а с мая — командиром роты. В битве у Зборова был тяжело ранен в голову. За участие в ряде операций, храбрость и мужество заслужил полный георгиевский «набор»: орден св. Георгия 4 –ой ст. (высшая российская военная награда), солдатский Георгиевский крест 4-й ст. с лавровой ветвью, Георгиевские кресты 1,2, 3 и 4-й ст., а также Георгиевские медали трех степеней. В списке его наград упоминается и именное Георгиевское оружие. Кроме того он был награжден французским Военным крестом, Чехословацким орденом Сокола.

В 1918 г. Вашатко, не излечившись, вернулся в строй и был прикомандирован к штабу Чехословацкого корпуса. Но незажившая рана дала себя знать, и 9 января 1919 г. он умер в Челябинске. В память о герое его имя носила 2-я рота 1-го чехословацкого стрелкового Мистра Яна Гуса полка. 

После Февральской революции 1917 г. ситуация вокруг Чехословацкой бригады кардинально изменилась. Ее полки при общем развале фронта стали одними из самых монолитных и боеспособнейших соединений российской армии. 

В мае 1917 года в Россию вместе с группой соратников приехал чешский социолог и философ, видный европейский общественный и государственный деятель, один из лидеров движения за независимость Чехословакии, будущий первый президент этой страны Томаш Гарриг Масарик (1850 — 1937). В 1913 году на немецком языке вышла его книга о России — глубинный труд, представляющий независимый взгляд на историю и место России в Европе. С 1916 года являлся председателем Национального чешского совета за рубежом. В этой функции он принимает решение о создании чехословацких иностранных легионов во Франции и в России. Австро-венгерскими властями был приговорен к смерти. (Был женат на американке Шарлотте Гаррик Масарик, чью фамилию и взял Томаш. Посещал США в 1878, 1902, 1907 гг. (Последнее важно для понимания проводимой им политики в дальнейшем как в отношении России, так и непосредственно чехословацких легионов). Масарик побывал в Киеве, Москве, Петрограде. Отлично знающий все хитросплетения политической жизни во Франции, Англии и России, он в совершенстве разыгрывает очередную карту и убеждает Временное правительство в необходимости создания полностью самостоятельной чехословацкой бригады. Масарику была нужна будущая национальная армия (о чем он, естественно, не проговорился ), а Керенскому — реальные боеспособные части. Соглашение было достигнуто.

В боях у города Зброво чехословацкие подразделения вновь проявили себя в столкновениях против немецких и австро-венгерских частей.  (В этих боях дрались многие легионеры, ставшие впоследствии известными за пределами наших стран — Я. Гашек, Людвиг Свобода и др.). Их героизм произвел большое впечатление на русское командование, которое одобрило план увеличения чешских частей, временное правительство сняло все еще существующие ограничения на формирование чехословацкого легиона. Численность корпуса достигла 50 тысяч человек.

Но происшедшая Октябрьская революция очередной раз меняет для всех сторон все виды предполагаемых политических и военных конфигураций. В силу ведения сепаратных переговоров между новой Россией и Германией, Чехословацкая армия фактически теряет возможность воевать на Восточном фронте. Попытки осуществить ее переброску во Францию через Архангельск и Мурманск не увенчались успехом. Исключение составили отправка двух пароходов: отряда капитана Гусака (1240 бойцов) и значительно меньшего отряда капитана Гибиша.

Новой властью принимается решение об отправке легионеров на французский фронт… через Владивосток, что, естественно, вызвало крайнее недовольство последних. Чрезвычайно важная для понимания дальнейших событий деталь: хотя де-факто чехословацкий корпус воевал в составе российской армии, де-юре он уже с декабря 1917 года подчинялся военному руководству Франции.  И именно решением французского Генштаба легионерам предписывалось «следовать на Западный фронт через Поволжье, Урал, Сибирь во Владивосток».

Первоначально легионеры в силу автоматически крутившегося военного молоха продолжали сражаться с наступающими немецкими частями вместе с вновь образованными соединениями Красной Гвардии, затем Красной армии.  Основной целью германского командования на тот момент была оккупация Украины.  В начале марта 1918 года в боях под городом Бахмут (после 1924 г. —  г. Артёмовск) офицером штаба 4-го полка 1-ой Чешской дивизии подполковником Ушаковым Б.Ф. (будущий начальник штаба российских войск в составе Чехословацкого корпуса), была умело и квалифицировано организована оборона полка, позволившая отражать наступление противника до подхода большевистских частей. Позднее Ушаков примкнул к Белому движению и через полгода погиб уже в одной из стычек с отрядом красных партизан.

Одновременно германские войска силами двух дивизий подошли к городу Бахмачу, где в ожидании погрузки в эшелоны находились три чехословацких полка. В течение пяти дней легионеры обороняли город. Потери немецкой стороны в этих боях только убитыми вдвое превысили чешские. Правда, мотивы столь упорного сопротивления чехов, в данном случае были более весомым и, чем ранее. Чехословакам угрожало окружение значительно превосходящими силами противника, а в случае пленения и выдачи австро-венгерским властям – расстрел «за измену».

Незначительная часть легионеров – интернационалистов полностью перешла на сторону Советской власти.  В этом направлении основные события развернулись в Самаре, куда еще в апреле прибыл Ярослав Гашек. Основной целью его «командировки» было формирование чехословацких частей …Красной армии.

Ярослав Матей Франтишек (1983-1923), будущий автор знаменитой книги «Похождения бравого солдата Швейка». До войны — писатель юморесок и фельетонов, направленных в основном против австро-венгерских и немецких властей. Эксцентрик, бродяга и мистификатор. Неоднократно эпатировал читателей достаточно правдоподобными литературными выдумками. В 1915 году призван в Австро-Венгерскую армию, но симулировал болезнь, что было признано попыткой дезертирства. Осужден на 3 года с отбытием наказания после войны. На фронт отправлен в арестантском вагоне.  Участвовал в боях в Галиции и даже был награжден серебряной медалью за храбрость. В сентябре 1915 года добровольно сдался в плен русским войскам. В России вступил в Чехословацкий легион.  За участие в выше упомянутых боях за Зброво российским командованием награжден Георгиевским крестом 4-ой степени. Вступил в партию большевиков.

Направление его в качестве комиссара в Самару объяснится тем, что он длительное время находился здесь в Тоцком лагере военнопленных чехословаков. По приезде в город Гашек установил связь с большевистской организацией и представителями Советской власти и начал проводить агитационную работу. Вместе со своими товарищами они ежедневно встречали на вокзале очередной эшелон, вступали в разговоры с легионерами, разъясняли им политику Советской власти, призывали не уезжать во Францию, а остаться в России. Ярослав Романович (как тогда он представлялся землякам)  рассматривал Октябрьскую революцию как освобождение Чехии от гнета Австро-Венгерской монархии, В одной из самарских листовок, выпущенной на чешском языке, было сказано: «Вы покидаете Россию. Не кажется ли вам, что вы совершаете предательство русской мировой революции? Чешская революция — её часть. Отстраниться от русской революции означает снижение боевой силы и размаха революции мировой. Отъезд во Францию ослабляет русскую революцию».

Им был организован «Чешский военный отдел для формирования чехословацких отрядов при Красной Армии». Сообщение московскому руководству начальника чешского отряда Ярослава Гашека об истории формирования отряда от 27 мая 1918 г.: «Отряд начался формировать 15 апреля с. г. из чехословаков и сербов, не желающих выехать во Францию с корпусом. Все вступили в отряд по своем убеждению и сознанию для углубления революции и полной победы пролетариата в лице Советов народных Комисаров и Р.С.К., депутатов вне и внутри РОСС. СОЦ. Фед. РЕСПУБЛИКИ.

Число членов к 27 маю с. г. 120 тов. Из них 2/3 чехов-словаков и 1/3 сербов, но я убежден, что в течении месяца мы сформируем несколько рот-полк., так как наша агитация теперь успешно действует. (Приложено одно из наших воззваний).

Все члены участвовали в боях против немцев на Украине».) (Орфография подлинника полностью сохранена —  С.К.)

Первоначальной точкой разрыва «нормальных» отношений между чехословацким легионом и новой властью стало 3 марта 1918 года — заключение без ведома и согласия союзников по воющей коалиции Брестского мира. Одним из условий германской стороны было запрещение отправки чехословацких, как было записано в документах «военнопленных», через Архангельск. 

Советское правительство, в том числе под давлением французской стороны, приняло решение о выводе их через Сибирь во Владивосток. В результате эшелоны первой и второй дивизий легионеров отправились в Пензу. Политическое и военное руководство Чехословацкого корпуса повело с советским правительством новые переговоры об условиях дальнейшего продвижения корпуса на восток. Переговоры велись одновременно в Москве и в Пензе. Предполагалось, что вся эта армада (более 50 тыс. человек) должна была следовать в 63 военных составах по 40 вагонов каждый.

Я.Гашек. Самара. 1918 год

После трехдневных переговоров 26 марта 1918 г. в Пензе представители Совета народных комиссаров и чехословацкого корпуса подписали соглашение, по которому гарантировалась беспрепятственная отправка чешских подразделений к Владивостоку. Из телеграфного сообщения наркома И. В. Сталина представителям чехословацкого армейского корпуса от того же числа: 

«…Совет Народных  Комиссаров считает предложение Чехословацкого корпуса справедливым и вполне приемлемым при непременном условии немедленного продвижения эшелонов по направлению к Владивостоку и немедленного устранения контрреволюционного командного состава.

Чехословаки продвигаются, но не как боевые единицы, а как группа свободных граждан, берущих с собой известное количество оружия для своей самозащиты от покушений со стороны контрреволюционеров. (выделено С.К.)

Совет Народных Комиссаров поручает Пензенскому совету – товарищу Кураеву – сменить всех старых комиссаров и назначить новых надежных для сопровождения до Владивостока с тем, чтобы комиссары эти охраняли целость Чехословаков как организованного целого и систематически осведомляли Совет Народных Комиссаров обо всех происшествиях с продвижением Чехословаков. Соответственная телеграмма будет разослана Советом Народных Комиссаров всем заинтересованным совдепам. Передайте чехословакам, что Совет Народных  Комиссаров готов оказать им всякое содействие на территории России при условии их честной и искренней лояльности». (Орфография подлинника полностью сохранена – С.К.).

 Корпусу разрешался проезд при условии сдачи большей части оружия, увольнении контрреволюционных русских офицеров и допуске в эшелоны чехословацких коммунистических агитаторов. 27 марта в приказе по корпусу N 35 указывалось: «…В каждом эшелоне оставить для собственной охраны вооруженную роту численностью в 168 человек, включая унтер-офицеров, и один пулемет, на каждую винтовку 300, на пулемет 1200 зарядов. Все остальные винтовки и пулеметы, все орудия должны быть сданы русскому правительству в руки особой комиссии в Пензе, состоящей из трех представителей чехословацкого войска и трех представителей советской власти…».

Комиссия после приема выдавала каждому эшелону письменное разрешение на свободный проезд до Владивостока: «Этот эшелон проверен комиссией по разоружению в Пензе и согласно приказу Совета народных комиссаров не должен более досматриваться и останавливаться. Именем Совета народных комиссаров и на основании его приказа просим вас сотрудничать с Чехословацкой революционной армией по дороге на Владивосток и оказывать ей всяческую помощь». 

Первый эшелон под командованием французских офицеров выехал из Пензы 27.03.1918 и в конце апреля прибыл в наш город. Остальные эшелоны, в том числе и не проходящие через Пензу, растянулись по железной дороге на тысячи километров от Самары и Урала до Владивостока.

События в стране и на фронтах гражданской войны вновь пошли по другому сценарию. Из-за различных проволочек по формированию чехословацких эшелонов для отправки во Владивосток и серьезных разногласий между легионерами и принимаемыми мерами и решениями Москвы 17 мая 1918 г. начались волнения в чешском корпусе. Положение усугублялось давлением Германии, требовавшей от большевистского правительства полного разоружения чехословаков.

Бывшая царская армия окончательно прекратила свое существование, в то время как РККА и белые армии только начинали формироваться и потому не отличались организованностью и просто четким пониманием стоящих перед ними задач. Чехословацкий легион оказался чуть ли не единственной боеспособной силой в России. Отношение большевиков к нему было настороженным, что еще дополнительно усугублялось рядом конфликтов. 

В это же время и по условиям того же договора в обратном направлении к границам с Германией из Сибири двигались эшелоны с пленными немцами и мадьярами. Более того на первоначальном этапе многие отряды большевистской Красной Гвардии в Сибири наполовину и более состояли из иностранных «добровольцев» — немцев и мадьяр, у которых не было никаких оснований относиться к ехавшим на войну чехам с «любовью». Между последними исторически сложились сильнейшие национальные антипатии.

Продолжение следует

Сергей Юрьевич КРЮКОВ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*