«ЧИМКЕНТСКОЕ ДЕЛО» НАЧИНАЛОСЬ ВО ВЛАДИВОСТОКЕ

Участники событий

В октябрьском выпуске прошлого года, приуроченном к 100-летию образования уголовного розыска, газета рассказала о специализированном подразделении приморской милиции, сформированном в середине  80-х годов прошлого столетия, занимавшимся исключительно борьбой с наркопреступностью. Сотрудники оперативно-поискового отдела по незаконному обороту наркотиков Управления уголовного розыска УВД Приморского края (впоследствии — самостоятельное Управление в системе службы криминальной милиции,  затем отдельное ведомство — федеральная служба по контролю за оборотом наркотиков) одними из первых в стране стали успешно реализовывать оперативные разработки по борьбе с наркобизнесом, в том числе и на международном уровне. Благодаря их действиям, в 1994 году была пресечена попытка сбыта на территории России крупной партии тяжелых наркотиков: на пограничном переходе Хасан – Туманган  оперативниками совместно с сотрудниками контрразведки Тихоокеанского флота и пограничной службы были задержаны два гражданина Северной Кореи, у которых было изъято более 8-ми килограммов героина высшей степени очистки.

Сегодня кавалер ордена Мужества, подполковник милиции в отставке Владимир Колосов, стоявший у истоков создания этого спецподразделения, впоследствии возглавивший оперативно-поисковый отдел по незаконному обороту наркотиков УУР краевого УВД, вспоминает  еще об одной успешно проведенной операции, получившей мировую известность. 

В 1988 году объединенными силами советской милиции была разгромлена крупная межрегиональная наркобанда, организовавшая разветвленную сеть распространения наркотикосодержащих препаратов, похищенных с  Чимкентского химико-фармацевтического завода Казахской ССР, являющегося ведущим производителем лекарственных субстанций.

Изначально предназначенные для медицинских нужд морфин, кодеин, промедол, попавшие в руки торговцев «белой смертью», по налаженным каналам расходились по регионам страны. Тогда по этому делу в разных  городах  России и союзных республик было арестовано более 120 человек. Примечательно, что раскручиваться это громкое дело, получившее широкую огласку, началось во Владивостоке…

Так называемое «Чимкентское дело» стало боевым крещением молодого подразделения по борьбе с наркотиками, когда от поимки пацанов с «косяками» приморские оперативники перешли на разработку организованных преступных групп, занимавшихся распространением наркотиков на межрегиональном и межгосударственном уровне. 

— В те годы популярной у  приморских травокуров была «химка», получаемая из местной маньчжурской конопли, нередко они  баловались эфедроном, изготовленным из китайских таблеток, — вспоминает о событиях более чем 30-летней давности Владимир Колосов. – Поэтому, когда на рынке сбыта во Владивостоке, а затем в Находке появились наркотики морфиновой группы, нас не могло не заинтересовать его происхождение и откуда он поступает. Сразу же начали отслеживать эту тему…

В экспертно-криминалистической службе краевого УВД, изучив порошок, изъятый у любителей «кайфа»,  выдали заключение: морфин (опий лекарственной формы). В следующий раз, опять же не без помощи опытнейшего эксперта-криминалиста Сергея Стробыкина, был определен еще один наркотикосодержащий препарат промышленного производства — кодеин (в переводе с греческого – головка мака). Также выяснилось, что эти наркотики поступают в Приморский край извне.

Перед оперативниками  стояла задача: перекрыть наркотрафик, а для этого как можно быстрее  выявить наркокурьера. Было задержано немало людей  с поличным, но их деяния  подпадали под признаки незаконного приобретения либо хранения наркотиков. Дело стало продвигаться, когда в разработку попали владивостокские таксисты одного из автопарков на мысе Чуркина, приторговывавшие наркотиками. Удалось установить и личность одного из них – Лёша Киевский, а также его постоянную клиентуру. 

— Поставить «наружку» за таксистом, — продолжает Владимир  Колосов – перспектива малоэффективная. Было решено взять по всему городу под наблюдение одновременно 8 точек, где скрытно велась торговля наркотиками. Это дало положительный результат. Вскоре на одной из точек мы зафиксировали сбыт. «Приняли» сначала покупателя, затем по горячим следам – Лёшу Киевского.  Но таксист оказался пустой: наркотиков при нём не оказалось. Однако при обыске на его квартире под линолеумом был найден морфин-основание…

Таксист сознался, что наркотиками его «заряжает»  местный барыга, известный в криминальных кругах по прозвищу «Карась». В кратчайшие сроки оперативники вышли на нового фигуранта получившего раскрутку уголовного дела. Уже находясь в СИЗО, тот долго молчать не стал и назвал имя наркокурьера из Казахстана – Ровшан, который, как позже выяснилось, поставлял в Приморье морфин и кодеин, похищенный с Чимкентского химфармзавода.

С этого момента начался следующий этап уникальной операции по ликвидации банды наркоторговцев. К её проведению подключилось подразделение МВД СССР, специализирующееся на  борьбе с наркобизнесом, которое возглавлял Александр Сергеев (бессменный начальник УБНОН, ГУБНОН, Государственного комитета по противодействию незаконному обороту наркотических средств и психотропных веществ при МВД России, генерал-лейтенант милиции). В частности, приморские сыщики стали плотно взаимодействовать со своим земляком из главка, Виктором Матвеевым, начинавшим служебную карьеру в Приморском крае. За «засвеченным» наркокурьером КГБ установило наружное наблюдение. 

И всё же основная роль оставалась за работниками оперативно-поискового отдела по борьбе с наркотиками УВД Приморского края, которым предстояла дальняя командировка в среднеазиатскую республику.

— У нас на руках имелась санкция на арест Ровшана. В Чимкенте мы должны были тихо и без шума взять его с «товаром», после чего вывезти из города и этапировать во Владивосток, — рассказывает  участвующий в операции по задержанию наркокурьера Владимир Колосов. – Готовясь к поездке, мы знали, что сделать это будет непросто: когда пошла раскрутка по «чимкентскому делу», организованная наркопреступность сильно разволновалась,  даже была сделана попытка отбить во Владивостоке при конвоировании из следственного изолятора одного из фигурантов этого дела…

Всего в командировку выехали 5 человек, включая следователя краевого УВД Константина Буряка. В пункт назначения оперативно-следственная группа добиралась окольными путями. Сначала Узбекистан, затем – Алма-Ата, где ребят встретили представители столичной казахской милиции в лице заместителя начальника Управления уголовного розыска  Артеменко. Он оказал содействие в обеспечении автотранспортом, дал в помощь своих людей. 

— Прибыв в Чимкент, мы особо там не светились и на тамошних оперов не выходили.  Хотя  знали, что у них имеется информация по фактам хищения  наркотиков с завода,  которую они держали при себе и не давали ей хода, — продолжает Владимир Колосов. — Что такое чимкентский химфармзавод?  Единственное предприятие в стране, где перерабатывался опий-сырец, закупаемый в Индии и Пакистане. Режимный объект огорожен по периметру высоким забором с наблюдательными вышками. Для фиксации нелегального проникновения на его территорию оборудована, как на зоне, контрольно-следовая полоса. Охрану завода  обеспечивало подразделение милиции из вневедомственной охраны. В систему охраны также входили меры по недопущению попыток тайного выноса наркотикосодержащих веществ. Прежде чем заступить на смену работник проходил через душевую процедуру полного досмотра интимных частей тела, а также личных вещей, после чего переодевался в спецодежду.  Еще более тщательно проверялись работники при выходе с завода…

И всё же, несмотря на комплекс предупредительных мер, морфин и кодеин с регулярной частотой попадали в руки наркодельцов.  В преступную схему были вовлечены недобросовестные лица из числа персонала завода, имеющего доступ к лекарственным препаратам. В доле с наркодельцами были и работники вневедомственной охраны, с помощью которых «товар» беспрепятственно покидал территорию чимкентского химфармзавода  (из корыстных побуждений подкупленные охранники не хотели уходить в отпуска по 3 – 4 года, боясь лишиться халявных денег).

Тем временем, приглядевшись и ознакомившись с местной спецификой, приморские оперативники приступили к реализации плана по поимке наркокурьера. Была задействована местная «наружка». Надо сказать, взять с поличным Ровшана было нелегко. Бандиты тоже не дремали и отслеживали каждый шаг приезжих милиционеров.

— Вскоре казахские коллеги, негласно сопровождавшие Ровшана, дали нам хороший расклад: наркокурьер возвращается один после похорон в город,  — вспоминает Владимир Колосов. – Взяли его очень удачно, без посторонних глаз. В автомобиле была изъята партия подготовленных к продаже наркотиков. Осознавая, что задержанного по дороге могут отбить, мы ночью скрытно вывозим его в соседнюю республику…

Помог усыпить бдительность наркодельцов следователь Константин Буряк, за которым была установлена слежка. Те видят: утром он встал и из гостиничного номера никуда не выходил. А тем временем закованный в наручники Ровшан уже садился на борт самолета, следовавшего во Владивосток.

Через день после задержания начались обыска в квартире и гараже Ровшана, а также у его подельников с привлечением сил местной милиции. Обескураженные происходящим бандиты начали выяснять между собой отношения, пытаясь узнать, кто сливает информацию? Начались разборки, вплоть до совершения убийств.

— Наша разработка по «чимкентскому делу» дала мощный толчок к активным действиям правоохранительных органов всей страны, — завершает рассказ Владимир Колосов. – К расследованию махинаций на Чимкентском химфармзаводе подключились Комитет государственной безопасности СССР, МВД Грузии, Армении и других союзных республик. Свои следственно-оперативные группы в Казахстан направили органы внутренних дел Новосибирска, Ленинграда, Москвы и Подмосковья… Ведь сбыт наркотиков лекарственной формы велся по всей стране. О масштабах той операции говорит такой факт: обыска и аресты продолжались на протяжении нескольких месяцев, были возбуждены сотни уголовных дел. Большой вклад в реализацию начатого нами дела внесли сотрудники подразделения по борьбе с незаконным оборотом наркотиков МВД СССР, которые помогли скоординировать наши усилия. В одиночку мы бы навряд  ли справились, работая далеко за пределами Приморья…

Это была первая серьезная операция по пресечению наркотрафика на межрегиональном уровне, проведенная в 1988 году вновь созданной  по инициативе заместителя начальника краевого Управления уголовного розыска Виктора Григорьевича Гаврилова (впоследствии начальник УУР УВД Приморского края, первый заместитель начальника УВД – начальник службы криминальной милиции УВД Приморского края, генерал-майор милиции), краевой специальной группы по борьбе с тяжкими преступлениями, связанными с наркотиками. 

За успешное проведение операции Приказом Министра внутренних дел СССР были отмечены наградами сотрудники уголовного розыска Владимир Колосов, Сергей Акулов, Сергей Кулиговский, Александр Руднев, Владимир Олех.

На совещании ХОНЛЕА, где ежегодно рассматривается международно-правовое регулирование отношений в сфере противодействия незаконному обороту наркотических средств и психотропных веществ, разработка по пресечению наркотрафика, проведенная приморскими милиционерами, была признана лучшей в Европе.

Бюллетень «Совершенно секретно» (№ 7, декабрь 1989 года), общественно-политическое издание, публикующее серьезные расследования, учредителем и главным редактором которого являлся Юлиан Семенов, наградил денежной премией особо отличившихся сотрудников органов внутренних дел разных регионов страны, которые участвовали в ликвидации банды расхитителей и сбытчиков наркотиков из ПО «Чимкентбиофарм». Среди награжденных был и наш земляк — старший оперуполномоченный уголовного розыска Владимир Анатольевич Колосов.

Федор Асалханов

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*