МВД разрабатывает механизмы ареста и конфискации криптовалют

Правоохранители РФ разрабатывают правовой механизм ареста и конфискации «виртуальных активов». Срок разработки большой — ответственные должны прислать свои предложения до 31 декабря 2021 года. Отвечает за подготовку предложений МВД совместно с Росфинмониторингом, Генеральной прокуратурой, Следственным комитетом, Минюстом, ФСБ, ФТС и ФССП при участии Верховного суда.

Понятие «виртуальные активы» включает, прежде всего, криптовалюты. «Тенденция постоянного роста числа преступлений с использованием виртуальных активов, незащищенность частных лиц от данного вида преступных посягательств, конечно, диктуют необходимость разработки механизмов правового регулирования и контроля за оборотом виртуальных активов», — комментирует ситуацию руководитель практики уголовного и административного права НЮС «Амулекс» Алена Зеленовская.

Для того, чтобы криптовалюты можно было бы конфисковать, их нужно легализовать. В настоящий момент они находятся в РФ в «серой зоне», юридических нормативов работы с ними нет. Виртуальные валюты нужно сначала признать либо товаром, либо денежным эквивалентом.

Процесс законодательного регулирования запущен, но работает он крайне медленно. Так, еще в 2017 году стартовала разработка законопроекта о цифровых финансовых активах. В мае прошлого года его приняла Госдума. Сейчас уже полтора года готовится ко второму чтению новая версия. В этом документе регулируется выпуск, учет и обращение ЦФА (цифровых финансовых активов). Под этим термином понимаются также цифровые аналоги долговых расписок, облигаций и прав участия в капитале, которые оформлены через блокчейн. Законопроектом вводятся и термин «цифровые валюты», но однозначного определения этого термина все же нет.

«Если силовые органы начинают обсуждать конфискацию криптовалюты, то фактически они запускают механизм легализации криптовалюты на территории России. Но, по моему мнению, Банк России будет серьезно сопротивляться этому», — говорит эксперт по криптовалютам Константин Голиков. Стоит отметить, что в международной юридической практике не раз и не два встречались ситуации, когда криптовалюты конфисковали по решению суда, несмотря на отсутствие законодательного регулирования.

Игроки рынка утверждают, что основным способом реализации механизма конфискации могут стать международные договоренности в отношении оборота и эмиссии криптовалют. На международном уровне нужно разработать определение юридического статуса виртуальных активов, плюс единые стандарты для определения процедур, которые связаны с их оборотом.

Если механизм конфискации будет разработан, то арест виртуальных активов с целью их конфискации будут проводить по решению суда сотрудники СК, следователи ОВД или сотрудники ФСБ. Правда, у таких решений могут возникнуть технические сложности. В первую очередь, потому, что держатели криптовалюты хранят виртуальные активы либо в своем криптокошельке, либо на криптобирже. Правоохранителям будет сложно получить доступ к этим активам, не зная цифровой ключ. Знает его владелец, но он может его либо забыть, либо просто не сказать. Кроме того, придется доказывать, что определенный криптоактив принадлежит конкретному лицу.

В случае криптобиржи силовики могут написать официальный запрос с требованием блокирования средств определенного клиента, либо с требованием перечислить средства на специальный счет. Но эти требования можно направить только площадке, которая признает полномочия российских правоохранителей. По факту такими организациями являются лишь биржи из стран СНГ и Китая, но и они, строго говоря, могут не подчиниться требованиям российского законодательства.

Для того, чтобы было куда перечислять криптовалютные средства в процессе конфискации, госорганам следует завести официальные криптосчета. Кроме счетов, важный вопрос — хранение изъятых средств, ведь в большинстве случаев у них высокая волатильность. Эксперты считают, что для этих целей стоит создать государственную криптобиржу и крипторубль с устойчивым курсом, который и будет стандартом хранения.

Несмотря на то, что юридически криптовалюты в РФ пока никак не регулируются, прецеденты по изъятию уже есть. Так, в мае 2018 года Девятым арбитражным апелляционным судом, который рассматривал дело о реализации имущества при личном банкротстве было вынесено прецедентное решение. Суд постановил обязать должника дать конкурсному управляющему доступ к криптокошельку. Соответственно, криптовалюта была признана имуществом.

Второе решение вынес суд в Нижнем Тагиле. Он рассматривал требование прокурора признать запрещенной информацию о криптовалюте Tagilcoin. В частности, прокурор указал, что распространение данных о криптовалюте способствует росту теневой экономики и повышает риск вовлечения криптовалюты в преступные схемы. Тем не менее, суд отказался удовлетворить требование прокурора, указав, что информация о криптовалюте не является запрещенной.

Ну а в феврале 2019 года уже Верховный суд решил, что законодательство о легализации преступных доходов распространяется и на криптовалюты.

К слову, не только российские политики, но и международные организации считают криптовалюты угрозой. «Я считаю, что подрывные элементы и все, что использует технологию распределенного реестра, называйте их криптовалютами, активами, валютами, как хотите, явным образом расшатывают систему», – заявила глава МВФ. Она заявила, что значительные изменения в сфере финансов страны, связанные с этими технологиями, не могут происходить без мониторинга регуляторов.

Максим Агаджанов

(https://habr.com/ru/users/marks/)

07.11.2019

Адрес материала: https://habr.com/ru/news/t/474878/

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*