Криптовалюта как предмет финансирования организованной преступной деятельности

Сверхактивное развитие цифровых технологий и как следствие появление в виртуальном пространстве новаторских финансовых инструментов, не подпадающих под контроль государственных или международных структур, создает базис для финансирования преступной деятельности. В представленной статье про-ведено исследование распространения криптовалют в криминальной среде и пред-ложены направлений по подрыву экономических основ организованной преступно-сти путем установления императивного запрета на незаконный оборот цифровых финансовых активов.

Актуальность выбранного для научного исследования направления обусловлена рядом значимых факторов. Во-первых, модернизация современ-ной экономики, и, как следствие, внедрение использования технологии блокчейн и криптовалют в системе безналичных расчетов. Во-вторых, появление новых, ранее не известных отечественному праву групп, законодательно не урегулированных, но экономически привлекательных общественных отношений. В-третьих, проявление интереса к цифровым финансовым активам со стороны криминала, по причине использования их как в целях легализации имущества, заведомого добытого преступным путем, так и финансирования противоправной деятельности. Этот новый экономический тренд дает основание сделать вывод о том, что полный запрет на оборот криптовалют не только не допустим, но и объективно не возможен. Поэтому дальнейшее развитие финансовых цифровых активов, с нашей точки зрения, должно идти по двум основным путям: упреждающе разрешительному и ограничительно-запретительному. Полагаем, что только в комплексе этих двух приемов можно навести порядок в обороте цифровых денег.

Упреждающе разрешительное направление сегодня в России на-ходится в активной фазе развития. В частности, разработан проект Фе-дерального закона Российской Федерации «О цифровых финансовых активах», в рамках которого и предлагается заложить правовой базис оборота криптовалют в Российской Федерации. Разработчиком данного документа является Министерство финансов Российской Федерации. В нем ставится вопрос о регулировании отношений, возникающих при создании, выпуске, хранении и обращении цифровых финансовых активов. Относя криптовалюту и токены к имуществу, в императивной форме отмечено, что они не являются законным средством платежа на территории России. Считаем, что представленные позиции порождают юридическую коллизию внутри самого закона. Если рассматриваемый финансовый инструмент вне закона, как тогда он может быть признан объектом имущественных прав? В проект должны быть внесены изме-нения в части указания на запрет лишь той криптовалюты, которая на-ходится вне правового поля. Вышеизложенное поднимает вопрос об ус-тановлении юридической ответственности за их использование, так как такой прием дает нам легитимное основание выступить с предложением установления особых видов юридической ответственности, в том числе и уголовной, в случае нарушения требований, предъявляемых к их обо-роту, закрепленных в рассматриваемом документе. Полагаем, что это продиктовано необходимостью в корректировке ряда современных ус-ловий оборота криптовалют, существующих в мире.

В частности, сегодня практически невозможно отследить переводы таких валют. Обусловлено это отсутствием единого эмиссионного центра и как следствие децентрализацией их оборота. Для покупки или обмена крип-товалют достаточно лишь наличие одноранговой сети, выход в которую осуществляется путем использования клиент-программ. Да и условная ано-нимность самой сети «Интернет» делает их контроль неэффективным.

Вышеизложенное доказывается приблизительными объемами вир-туальных валют. В настоящее время в обороте находится порядка 1 835 разновидностей криптовалют, с размером общей рыночной капитализаци-ей более 370 миллиардов долларов. Суточный оборот равен 19 миллиар-дам долларов.

Приведенные результаты ставят вопрос не только об правовом регулиро-вании рассматриваемой сферы, но и минимизации рисков по криминальному их использованию. Уже в 2015 году, Европол опубликовал доклад «Оценка угро-зы организованных Интернет-преступлений» где был отмечен не только эконо-мический потенциал виртуальных денег, но и их широкомасштабное использо-вание при проведении мошеннических атак. Да и ФАТФ в своем отчете за 2015 года «Новые риски финансирования терроризма», подчеркнул, что новые пла-тежные продукты, в систему которых входят и цифровые валюты становятся привлекательными для финансирования террористической деятельности по причине их глубокой анонимности.

Криминальное использование цифровых финансовых активов есть оборотная сторона их легализации. Поэтому предлагая запрет на оборот, должны быть обязательно определены границ их легитимности. Крими-нальные же риски должны включать в себя запреты на нарушение установ-ленных законом условий.

В этой связи Министерство финансов России разработал еще и проект закона об уголовной ответственности денежных суррогатов6. В рамках него предложена криминализация действий, сопряженных с незаконным изго-товлением, приобретением в целях сбыта или сбыт денежных суррогатов. Данная уголовно-правовая норма должна быть размещена в Главе 22 УК РФ «Преступления в сфере экономической деятельности», что и определяет объект этого деяния. При этом основной состав преступления, отнесен к ка-тегории средней тяжести, что указывает на достаточно высокий уровень его общественной опасности и репрессивности предлагаемой уголовно-правовой нормы по следующим обстоятельствам.

Во-первых, неопределенность роли цифровых финансовых активов в российской экономике и возможное отнесение деятельности связанных с их оборотом (объектов имущественных прав) к предпринимательству, требуют определенной аналогии в рамках конструирования санкции, предложенной для введения в Уголовный кодекс РФ ст. 1871 УК РФ «Оборот денежных суррогатов». Так, например, ст. 171 УК РФ «Незаконное предприниматель-ство», которая является фактически общей нормой по отношению к выше-указанной, по основному составу преступления отнесена к категории не-большой тяжести.

Во-вторых, в основу криминализации львиной доли экономических преступлений положен стоимостной критерий. Полагаем, что сам противо-правный оборот криптовалют, без учета их финансовой стоимости не обла-дает столь высоким характером и степенью общественной опасности, чтобы выводить его в разряд преступного.

В разрешении выявленной проблемы мы полностью разделяем мнение Э. Л. Сидоренко в том, что оптимальный вариант введения ответственности за оборот криптовалют должен быть основан на институте административ-ной преюдиции, плавно набирающей обороты в системе современного уго-ловного законодательства.

Подводя итог проведенному исследованию, хотелось бы подчеркнуть, что оборот криптовалют будет только увеличиваться. Это диктует потреб-ность в активизации не только процесса их введения в правовое поле, но и как следствие создания эффективных инструментов охраны, цифровых фи-нансовых активов, в том числе и уголовно-правовыми средствами. Но такие решения должны быть обдуманными и рациональными, способствующими дальнейшему развитию этого рынка, а не увод его в теневой сектор.

Мироненко С. Ю.

Сборник материалов

«УГОЛОВНАЯ ПОЛИТИКА И ПРАВОПРИМЕНИТЕЛЬНАЯ ПРАКТИКА»

VII-ой Международной научно-практической конференции, г. Санкт-Петербург, 2019г.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*