Выдуманный праздник?

Вокруг праздника День народного единства со дня его учреждения «сломано не мало копий». Бои ведутся на различных дискуссионных площадках: в печатных средствах массовой информации, на государственных и частных телеканалах, в интернет блогах и комментариях.

Знатоки истории обвиняют инициаторов, что дата праздника выбрана неправильно, что Кремль был освобожден от поляков не четвертого ноября, а пятого. И делают вывод, что: «Эти, ничего правильно сделать не могут, даже правильно посчитать перевод с одного летоисчисления на другое».

Многие обвиняют учредителей Дня Народного Единства в том, что этим праздником они пытаются единить народ с олигархами и правящей, якобы «антинародной» верхушкой. 

Свои мысли о мотивах «учредителей» выскажу позже, а пока – о сути событий, предваряющих НАРОДНУЮ победу. Коротко.

Задачи любого «капитала» – захват власти в конкурентном государстве с целью его разграбления и обеспечения преференций в торговом обороте. Россия из-за её обширных, богатых ресурсами территорий всегда была вожделенной добычей. Для создания возможностей грабежа на выбранной территории необходимо создать смуту для снижения стоимости материальных ценностей: ресурсов, имущества.

Во второй половине 16 века Российское (Московское) царство стало одним из крупнейших государств мира. Для европейских государств это произошло довольно неожиданно. 

Запад давно, если не сказать всегда пытался и пытается взять под контроль Россию с целью увеличения своей «капитализации» за счет её природных и людских ресурсов. Схема простая. Сначала они пытаются осуществить захват власти изнутри с помощью «пятой колонны», если не получается, создают точки напряженности в обществе, раскалывают его, организовывают гражданские войны, перерастающие в прямую интервенцию.

Захватить власть в Московии запад, а именно Польша попытался с помощью польского боярского клана, который сформировался в правящей верхушке Московии в период правления государя Василия Третьего (1479-1533гг), и Ивана Четвертого (1530-1584) из родственников и их соратников второй жены Василия Третьего — Елены Глинской. Её отец Василий Глинский (1465-1515гг) и её дядя Михаил с родственниками и соратниками перебрались в Москву после разгрома организованного ими в Великом Княжестве Литовском мятежа (1508г.). 

К концу 16 века «польская партия» на столько усилилась, что попыталась взять Московию под свой контроль. Естественно, это делалось в прямом взаимодействии с западными (Польскими) кураторами. После смерти Василия III Елена Глинская расправилась со своим дядей Михаилом, сблизилась с Сигизмундом III, заключив с ним договор и приблизив Польско-литовскую аристократию. Первая попытка мирного захвата Западом Московии была сорвана Иваном Четвертым, разгромившим «польскую партию» и «пятую колонну» с помощью опричнины, а потом и Борисом Годуновым (1552-1605гг), который разбил пятую колонну в лице клана Романовых. Разбил, но, как оказалось, не добил. Глава дома Романовых Федор Никитич (1553-1633гг) – Филарет, был пострижен в монахи, остальные его родственники либо казнены, либо отправлены в изгнание. Разгром польской партии и пятой колонны означал, что сил у запада на «мирный» захват власти в России нет, поэтому требовалось «внешнее воздействие». С начала 17 века запад начал готовить второй вариант захвата власти – раскол общества и гражданскую войну.  Инструментом стал самозванец, якобы выживший сын Царя Ивана Грозного – Дмитрий.  «Самозванство» — излюбленный инструмент захвата власти западным капиталом, применяемый им и ранее, и в дальнейшем. И не только в отношении России. Во времена правления Екатерины Второй смуту организовывали около 40 самозванцев. В разных формах оно используется и в настоящее время. Пример — Венесуэла в 2019г.

Следует обратить внимание, что деятельность «пятой колонны» абсолютно не освещается в предоставляемых общественности исторических документах и учебниках истории, а роль её в любой «смуте» огромна. Ни одна держава не начнёт военную агрессию, если не имеет союзников в лице внутренних противников власти. Примеров в истории предостаточно. Даже Гитлер рассчитывал на внутренние народные протесты в СССР при его нападении в 1941 году. Но основные лидеры пятой колонны в СССР были заранее «выведены» из игры.

В городе Тула Самозванца Лжедмитрия Первого и сопровождавших его поляков встретили представители «пятой колонны»: Масальские, Милославские, Голицыны. И так как Борис Годунов вдруг скоропостижно скончался (он уже долго болел), вхождение Лжедмитрия Первого в Москву было упрощено (1605г). Монаху Филарету (Федору Романову) был дарован сан Митрополита Ростовского, его двенадцатилетнего сына Михаила Романова назначили царским стольником, прах всех убитых Годуновым и умерших в изгнании членов семьи Романовых перевезли и перезахоронили. Пятая колонна получила своего законного представителя в лице Филарета. 

Однако неподготовленность Лжедмитрия Первого к исправлению государственных обязанностей, а также его жадность, выразившаяся в отказе делиться с поставившими его на царство приобретенным им имуществом в виде Московского государства, привела к его свержению. Польша и вслед за ней Российская «пятая колонна», дистанцировались от Самозванца. Сейм Польши принял решение заменить безродного самозванца какой-либо статусной фигурой. На Сейме предложили фигуру Василия Ивановича Шуйского (1552-1612гг), как представителя рода Рюриковичей. Его имя выкрикнули на площади «в царя», и он сел на престол Московии. 

Надо помнить, что целью захвата власти в Московии было её разграбление, на которое рассчитывали все участники «мероприятия». И король Польши Сигизмунд Третий, и польские аристократы, и московская «пятая колонна», — все рассчитывали на солидный прирост собственного благосостояния. Но общего понимания «справедливого» дележа, и кто будет главным в распределении благ, у стоявших возле «кормушки» не было. Каждый пытался развернуть её в свою сторону. 

Грызня и распри сформировавшейся «правящей элиты» привели к тому, что государственное управление нарушилось и государство вверглось в хаос. Народ сверг Шуйского, который в дальнейшем скрывался в Польше (якобы в плену) и прогнал «пятую колонну», в которой, к тому времени, произошел раскол. Так как грабеж России с помощью захвата власти не получился, настал этап военной агрессии. Малороссийская и Польская аристократия, используя организованные ранее народные волнения, решили сами взять «Российский пирог», организовали своего Лжедмитрия (Второго) и пошли на Московию с целью банального грабежа территории, вывоза ресурсов и создания хаоса. Филарет, уже как «названный патриарх», поддержал Лжедмитрия Второго и фактически руководил разорением России.

Сигизмунд Третий, видя, что процесс грабежа идет без его участия, открыто возглавил войну с Московией, что вызвало возмущение польской аристократии в стане Лжедмитрия Второго. Там считали, что Польский король идет забрать то, чего они более достойны и заслужили своей кровью (право грабить).

В оправдание своего похода Сигизмунд Третий заявил, что Князь Польши Болеслав сажал в 1069 году на престол Киевского княжества Изяслава Ярославовича (1024-1078гг), и, так как Московия – приемник Киевской Руси, а род Рюриковичей прервался, значит у него имеются основания посадить на престол своего представителя, и Московия отныне становится Польским вассалом. На трон Московии Сигизмунд назначал своего сына Владислава Четвертого (1595-1648гг).

Лжедмитрий Второй был убит. Сигизмунд подписал в 1610 году с «пятой колонной» в лице находившегося в Польше Филарета договор. По договору Московия становилась частью Польши на правах вассала. В Москву Владислав не прибыл, но его правительство в Москве было сформировано.

Обманутые Сигизмундом банды Лжедмитрия II, под предводительством Заруцкого, Ляпунова и Трубецкого организовали первое «народное ополчение», которое 19 марта 1611 года подошло к Москве, но не стало захватывать Кремль, в котором закрылись поляки и охраняемое ими Московское правительство. Лидеры ополчения стали восстанавливать властные государственные структуры, т.е., делить власть. На этой почве в руководстве ополчения возникли разногласия, Ляпунова убили.

Князь Пожарский, который ещё ранее понял «антинародность» первого ополчения, когда его пытался убить Заруцкий, с помощью «выборного человека» Минина собрал и возглавил второе ополчение, которое завершило освобождение Московии и от польских захватчиков, и от бандитских остатков первого ополчения. Заруцкий бежал из Москвы.

Вот такая краткая предыстория события, которое нам предложено отмечать, как День Народного Единства. 

Так выдуманный это праздник или нет? 

Энциклопедия трактует понятие «праздник», как: «отрезок времени, выделенный в календаре в честь чего-либо или кого-либо, имеющий сакральное (не бытовое, мифическое) значение и связанный с культурной или религиозной традицией», день какого-либо радостного события.

Давайте подумаем, для чего людям праздники? По-моему, для создания атмосферы радости, для единения народа вокруг какого-либо события. Праздник всегда принадлежит определенной группе людей. День шахтера – шахтерам, день танкиста – танкистам, день военно-морского флота – морякам. И не важно, на сколько этот праздник искусственный. Встречаются праздники, изменившие со временем свой смысл, наложенные один на другой с подменой понятия, смысла и персонажей. Исторические, по датам не «бьются». Но изменяет ли значимость праздника неточное понимания даты рождения Иисуса Христа? 

И неужели, сохранение государственной целостности и независимости — не повод для народной радости и сохранения этого события в народной памяти. И неужели, такое событие, как освобождение России от Польских интервентов народным ополчением, объединенным общим желанием защитить свою веру и культуру, не повод для празднования? И неужели, это событие не достойно того, чтобы изучить и понять его глубже? Ведь сказать откровенно, многие плохо знают историю своей Родины. А как строить будущее, не зная прошлое?

О том, что имели себе на уме инициаторы этого праздника, мы вряд ли узнаем. Скорее всего, как это часто бывает, разные инициаторы преследовали разные цели. Кто-то, вероятно, попытался «размазать» советский праздник 7 ноября, а кто-то, вероятно, преследовал цель напомнить народу, что когда-то народ смог, объединившись, справиться и с внутренними врагами, и с внешними.

Мной лично этот день воспринимается, как день единства народа в борьбе с захватчиками. Не единства кого-то с народом, а просто Российского многонационального, многоконфессионального, мультикультурного «Народа». Причём понятие «народ» стоит очень далеко от понятий «олигархи» и «правящая верхушка». 

И, по-моему, народ России заставить «единиться» с угнетателями не получится не под каким соусом. Русский народ — народ максималист и волюнтарист. Живёт своим умом и обладает обостренным чувством справедливости. В этом его сила. И народу второстепенно, кто, с какой целью, создавал этот праздник. Главное, есть повод изучить свою историю, проникнуть в исторический смысл событий и трезво это всё обсудить за «рюмкой чая». Никому не навязывая свое мнение, (вспомним, что праздник – понятие субъективное) автор считает, что День Народного Единства — хороший и полезный праздник. И название красивое.

Продолжая анализ дальнейших событий «смуты» 16-17 веков, можно прийти к выводу, что народ всё-таки был обманут боярами. И воцарившиеся в 1613 году на Российском троне Михаил и Алексей Романовы вели политику явно «пропольскую» и антинародную. Все дальнейшие реформы: церкви, крепостничества, сельскохозяйственная и сырьевая ориентация государственной экономики, говорит о том, что скорее всего «пятая колонна» убедила Польшу, что она может рассчитывать на Россию фактически как на своего вассала.

В дополнение хочется добавить раскрытую недавно исследователем родословных Игорем Яковлевым информацию о происхождении первой жены Ивана Васильевича (Грозного) Анастасии. В ходе исследования своего рода Игорь Яковлев документально доказывает, что Анастасия является не прямой родственницей Романовых, а относится к их параллельной ветви Яковлевых. Что кардинально меняет отношение Романовых к претензии на Российский трон. Родство Романовых с Анастасией было сфальсифицировано ими путем уничтожения разрядных книг и искусственно созданных легенд и рассказов. Игоря Яковлева поддерживает и историк Александр Пыжиков, подтверждающий, что в архивах имеются старинные документы, в которых фамилия Романова подписана к имени Анастасии явно позже. Яковлевы, как прямые родственники царицы, занимали более высокие посты, чем Романовы.

Зная это, теперь мы понимаем, почему Романовы возглавили «пятую колонну» Московии и вошли в сговор с Польскими интервентами. Имея второстепенный род, этому семейству пришлось бы довольствоваться второстепенными ролями, что и имело место фактически до организованной ими смуты. 

Как известно, расследуя дело (преступление), рекомендуется искать, кому выгодно. В выгоде Романовых, польских магнатов и Сигизмунда III мы разобрались. Но были ли еще «бенефициарии»? И тут не грех вспомнить, что отношения Ивана Грозного с королевой Англии Елизаветой I были более чем теплые. Однако в 1569 году резко изменились, вплоть до прекращения переписки. Своим последним письмом Елизавете Иван Васильевич отменил все привилегии, дарованные английской «Московской торговой компании» со дня её основания в 1551 году. А привилегии были исключительные, разрешалось даже хождение английской монеты в Москве, Новгороде и Пскове. Монопольная торговля предполагала запрет на вхождение других иностранных судов в порты Московии и много ещё чего. После смерти Ивана Грозного в 1587 году указом царя Федора Иоановича некоторые привилегии компании были возвращены, но это не удовлетворило Елизавету I, которая требовала дать Московской компании монополию на торговлю со всей Россией, закрыв доступ в Россию всем иностранным купцам. Однако ни при Федоре Иоановиче, ни при Борисе Годунове таких абсолютных привилегий, как ранее, англичане не получили.

Справедливости ради стоит отметить, что и при Романовых англичане их не получили, а при Петре Первом в 1698 году компания утратила вообще все привилегии. Зато исключительные привилегии получили голландцы. Даже на вывоз громадного количества древних скифских золотых украшений, добываемых голландцами прямо из курганов. 

В материале использовались работы историка
Александра Пыжикова.

Михаил ШЕЛЕСТ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*