Стратагемы во внешней политике КНДР

Поведение КНДР на международной арене и ее позиция по ракетно-ядерной программе зачастую воспринимается Западом как иррациональная. Не в последнюю очередь это обусловлено тем, что исследователи в большинстве своем рассматривают страну через призму восприятия западного человека, с его культурой, менталитетом, способом мышления и определенным набором этических норм. Между тем, КНДР в силу исторических и географических факторов – восточная страна со своей философией и мышлением, и игнорирование этого факта мешает не только правильно  понимать ее действия, но и выстраивать с ней конструктивный диалог.

В прошлом Корея была одной страной, где были широко распространены идеи конфуцианства как результат китайского влияния. Вместе с этими идеями в Корее (как и в других азиатских государствах) распространился и такой феномен китайской философской и политической мысли, как стратагемность мышления. Сегодня распространено мнение о том, что конфуцианские принципы сохранились только на Юге Корейского полуострова, тогда как на Севере они были вытеснены идеологией чучхе. Однако это мнение ошибочно. Во-первых, существует немало исследований, подтверждающих, что чучхе основано на конфуцианской философской мысли. Во-вторых, достаточно посмотреть на отношение в КНДР к старшим по возрасту и статусу и своеобразные обычаи (ритуалы), имеющие силу не меньшую, чем законы. А «преданность государю» и поистине безграничная власть главы государства?

Естественно, КНДР не копирует философские учения, идеологии, экономические модели и стратегии других стран. Но она и не отказывается от опыта, зарекомендовавшего себя эффективным (в конце концов, «учиться нужно всегда, даже у врага»). Тем более, что стратагемность нельзя отнести к философии, религии или модели политического устройства. Российский исследователь В.С. Мясников, исследовавший данный феномен, определяет его как “сумму целенаправленных дипломатических и военных мероприятий, рассчитанных на реализацию долговременного стратегического плана, обеспечивающего решение кардинальных задач внешней политики государства”. Задачи внешней политики, равно как и цели их достижения и стратегии уникальны для каждой страны. А значит, стратагемность – не то, что можно скопировать. Существует определенный набор стратагем (стратегический план, в котором для противника заключена какая-либо ловушка или хитрость), систематизированный в таких трактатах, как «Искусство войны» Сунь Цзы и «36 стратагем». Однако число стратагем не является постоянной величиной (иногда составляются новые стратагемы), а их практическое применение определяется целями отдельно взятой страны и в конкретном месте и времени. Популярность 36 китайских стратагем распространилась далеко за пределы Азии, и они уже активно используются не только и не столько в оборонной сфере, сколько в политике, бизнесе и дипломатии. Стратагемы становились предметом изучения многих исследователей, в результате чего было издано несколько книг и предложены различные варианты их толкования. Особого внимания заслуживает книга  швейцарского исследователя Харро фон Зенгера «Стратагемы. О китайском искусстве жить и выживать». 36 стратагем и «Искусство войны» охотно используются даже западными политиками и бизнесменами. КНДР с ее пониманием конфуцианской философии, восточным менталитетом и стратагемным мышлением может применять их куда более эффективно и сделать стратагемы настоящим стратегическим оружием. Осознанно она это делает или бессознательно, второй вопрос. Главное, что КНДР их применяет, что подтверждается тенденциями ее внешней политики на протяжении последних лет.

***

Рассмотрим некоторые из стратагем, которые могла взять на вооружение КНДР.

Стратагема 7.
Извлечь нечто из ничего

Искусство обмана состоит в том, чтобы сначала обмануть, а потом не обманывать. Когда не-обман кажется обманом — это обман истинный. Сначала маленький обман, потом большой обман, потом настоящий выпад.

Данную тактику КНДР использует и во внешней политике, и в обороне. Ярким примером являются МБР и водородная бомба. КНДР заявляла о существовании у нее данных технологий прежде, чем реально стала ими располагать. И получилось так, что сначала она обманула международное сообщество, а потом превратила свой обман в правду, проведя испытания, которые доказали, что она действительно обладает данными средствами. МБР в полном оснащении еще не испытывалась, и среди экспертов есть мнения о том, что возможно она не доработана. Однако факт наличия МБР, даже не подтвержденный, уже повлиял на обстановку в регионе и позицию США. Тот же эффект произвела водородная бомба, вернее ее свойство производить при взрыве ЭМИ. Хотя высокоатмосферного ядерного взрыва КНДР не производила (и может, не произведет в обозримом будущем), США уже начали задумываться над методами противодействия ЭМИ.

Стратагема 10.
Скрывать за улыбкой кинжал

«Приняв смиренный вид, разожги в нем гордыню» (Сунь-цзы. Искусство войны).

Данную тактику КНДР использовала практически на всех переговорах по своей ядерной программе. Не собираясь отказываться от ядерного потенциала, она искусно демонстрировала обратное намерение. В результате КНДР получала преимущество — дополнительное время для развития своих ЯС, а ее оппоненты — призрачную надежду на ее добровольную денуклеаризацию. До сих пор в среде западных экспертов возможность разоружения преподносится как нечто само собой разумеющееся и лишь «дело времени». Здесь на руку КНДР играет и западная консервативность и нежелание отказываться от собственных заблуждений относительно своих “методов убеждения”.

Стратагема 11.
Сливовое дерево засыхает вместо персикового

Можно позволить противнику одержать победу в одной войне. Тем самым увеличить свои шансы на победу в другой войне и в конечном счете победить своего оппонента. Тактика жертвования, проигрывания сегодня ради победы завтра.

КНДР знала, на что шла, испытывая водородную бомбу и МБР. До того момента за каждым испытанием ядерного устройства и запуском ракет следовала резолюция СБ ООН и санкции. Проводя испытания последнего, самого мощного устройства, КНДР должна была осознавать, что за ним последуют не менее жесткие санкции. Тем не менее, она продолжила свою линию и только убедившись, что минимальные силы ядерного сдерживания созданы, начала переговорную и дипломатическую активность. И ее позиции на этих переговорах были гораздо лучше и сильнее, чем несколько лет назад. Таким образом, пожертвовав экономическим благополучием, она создала то, что усилило ее позиции и станет эффективным инструментом при ведении переговоров в дальнейшем.

Стратагема 15.
Вынудить тигра покинуть гору

До недавнего времени у США было не только преимущество перед КНДР в военном отношении, но и определенное моральное превосходство — позиция “великой державы” по отношению к «государству-изгою». Однако пришедший к власти Трамп сравнил «ядерные кнопки», во-первых, подняв КНДР на уровень соперника, с которым необходимо считаться, и, во-вторых, поставив под сомнение способность США этому сопернику противостоять. С этого момента США начали уступать КНДР в моральном плане. США взяли на вооружение “тактику сумасшедшего”, которую многие годы приписывали КНДР, а затем так же внезапно согласились на переговоры и саммит. США осознанно или бессознательно включились в игру по правилам КНДР. Сама же КНДР при этом сохранила путь к отступлению, временно переключив свои внешнеполитические приоритеты на соседние страны и заняв выжидающую тактику в отношении США.

Но для того, чтобы «заставить противника самого прийти», необходимо «заманить его выгодой». Для этого может быть задействована следующая стратагема.

Стратагема 17.
Бросить кирпич, чтобы заполучить яшму

Данная стратагема означает отдать своему противнику нечто, не представляющее для дающего особой ценности и получить взамен нечто действительно ценное.

24 мая 2018 года КНДР в присутствии журналистов из 5 стран уничтожила свой ядерный полигон в в уезде Пхунгери в провинции Хамген-Пукто. 12 июня состоялся первый в истории саммит КНДР-США. На первый взгляд, КНДР пошла на жертвы для убеждения президента США согласиться на саммит. На деле же этот полигон не обладает ценностью, который ему приписывают. Да, КНДР провела там все свои испытания вплоть до водородной бомбы. Но испытания проведены успешно, информация собрана и можно перейти на компьютерное моделирование и субкритические тесты. Для этого полигон не нужен. После этого КНДР получила от США гораздо больше. Первый в истории саммит с президентом США, за которым последовал второй и встреча на границе между Севером и Югом. КНДР не только удалось заставить США поступиться своими принципами и убеждениями, но и подать ободряющий пример другим странам, находящимся в подобном положении и испытывающим давление со стороны Запада.

Стратагема 21.
Цикада сбрасывает золотой кокон

Создать видимость чего-либо. Противник концентрируется на этой «ширме». Перевести реальную деятельность в другое место.

На мой взгляд, такой “ширмой” являются МБР. Международное сообщество сосредоточилось на данной ракете, а испытания более «мелкомасштабных» систем оружия прошли практически незамеченными. При этом МБР вряд ли может считаться основным компонентом ЯС КНДР. Практическое применение их против США (если речь идет об атаке континентальной части) крайне затруднительно. С учетом развернутых систем ПРО США потребуется успешный запуск сразу нескольких МБР. Для производства таких ракет в большом количестве и разработке их КСП потребуется немало времени и ресурсов. На данном этапе МБР КНДР могут быть только одним из средств сдерживания, а то и вовсе эффектной «ширмой».

Однако за этой ширмой КНДР разрабатывает действительно эффективные системы оружия, руководствуясь правилом ведения войны «не полагаться на то, что противник не придет, а полагаться на то, с чем я могу его встретить; не полагаться на то, что он не нападет, а полагаться на то, что я сделаю нападение на себя невозможным для него» (Сунь-цзы. Искусство войны).

Стратагема 23.
Дружить с дальним и воевать с ближним

Данная стратагема, на мой взгляд, определяет всю политику КНДР в отношении США. Географическое положение США и КНДР и разница в их военном и технологическом уровнях делает прямой военный конфликт между ними наименее вероятным. Тогда как соседние Китай и Россия со временем могут стать угрозой независимости и суверенитету КНДР, что может стать причиной конфликта. Отношения КНДР с Китаем никогда не были безоблачны, и КНДР периодически приходилось осаждать соседа, когда он заходил слишком далеко в своем стремлении распространить влияние на Север Корейского полуострова. В данный момент Китай временно вернул утраченное влияние на КНДР. Можно сказать, что он практически монополизировал экономические связи с ней. Распространяя экономическое влияние сегодня, Китай заставляет руководство КНДР задуматься о том, что завтра не исключены попытки влиять уже и на политические процессы, что грозит утратой суверенитета. Несмотря на риторику, отношения с Китаем для КНДР – как удушающие объятия. Для того, чтобы сбалансировать влияние страны масштаба Китая нужна страна равноценного масштаба. В данный момент противопоставить Китаю можно только США. Поэтому КНДР стремится к нормализации отношений с ними, а в идеале – к равноправному партнерству.

Стратагема 26.
Грозить софоре, указывая на тут

Чтобы повлиять на противника, вместо того, чтобы атаковать его напрямую, можно сконцентрировать его внимание на другой цели, но тем самым дать противнику понять свои намерения и возможности.

Данная стратагема предусматривает косвенное воздействие на одного через прямое воздействие на другого. Пример – ЯО КНДР, созданное для сдерживания не только США, но и соседей, но демонстрируемое исключительно посредством сигналов и воинственной риторики в адрес США.

Также с этой точки зрения интерес представляет резкая критика России в статье ЦТАК “Слепой или притворяющийся слепым”. Автор статьи подвергает критике позицию России, не желавшую признавать испытанную КНДР ракету межконтинентальной. Статья и критика России, к которой КНДР в принципе относится нейтрально, если не дружелюбно, были настолько неожиданны, что наводили на мысль о том, что истинное назначение статьи – убедить не Россию, а США в том, что КНДР действительно обладает МБР.

Стратагема 27.
Притворяться глупцом, не теряя головы

Лучшая стратагема, характеризующая “тактику сумасшедшего”, применяемую КНДР время от времени с помощью официальных СМИ. Тактика, кстати, зарекомендовала себя настолько успешной, что ее даже перенял и использовал в своих целях Трамп.

Притворяясь “безумцем”, КНДР ослабила бдительность США и стран Запада, которые не понимают данной тактики, а безумие воспринимают как болезнь и слабость. Это позволило ей добиться успеха и превратить мнимую мощь в настоящую. Вспомним, как КНДР заявляла о наличии у нее ЯО, когда его еще не было. Международное сообщество повело себя как крестьяне из античной басни о пастухе-шутнике и волках: сначала насторожились, а потом утратили интерес. Опомнились они только тогда, когда КНДР действительно создала и продемонстрировала рабочий ядерный заряд.

Также данная тактика работает и на переговорах по ядерной “проблеме”. Выдвижение ложных и нереалистичных целей помогает не только скрыть истинные, но и отвлекать международное сообщество и выигрывать время.

Стратагема 28.
Заманить на крышу и убрать лестницу

Цель данной уловки – сделать так, чтобы противник проник на контролируемую вами территорию или вступил в вашу игру, а затем отрезать пути к отступлению и поставить его в невыгодную ситуацию.

В качестве примера применения данной стратагемы можно привести тактику КНДР, которая привела к саммиту Ким Чен Ына и Д.Трампа. Играя на противоречиях Китая и США, КНДР добилась своей цели – исторического саммита с президентом США. И тем самым отрезала ему пути к отступлению. Трамп теперь не может игнорировать КНДР, но его положение крайне неудобно и невыгодно США. Согласись он на уступки КНДР, это вызовет негативную реакцию в США. Если он продолжит ужесточать санкции и наращивать давление, то тем самым даст КНДР моральное право на возобновление ракетно-ядерной деятельности — не той, что она осуществляет в данный момент, а той, что будоражит международное сообщество и заставляет собираться СБ ООН. И это в конечном счете опять вызовет критику Трампа как в США, так и в странах-союзниках в СВА.

Стратагема 30.
Пересадить гостя на место хозяина

Брать ситуацию под свой контроль, сделать так, чтобы от тебя зависели.

И здесь примером служат отношения в треугольнике США-Китай-КНДР и роль КНДР в нем. У одних обозревателей создается впечатление, что КНДР является заложником ситуации и разменной монетой во внешнеполитических играх Китая и США. На взгляд других, КНДР не только лавирует между двумя великими державами, но и манипулирует ими. Правы и те и другие, если учесть цикличность и смену состояний. Участники постоянно перехватывают инициативу друг у друга, но только на время. КНДР добилась того, что от нее стали зависеть — Китай, рейтинг президента США, и даже мировые фондовые рынки.

Стратагема 36.
[Своевременное] бегство [в безнадежном положении] – лучший выход

“Побеждают, если знают, когда можно сражаться и когда нельзя», а «упорствующие с малыми силами делаются пленниками сильного противника» (Сунь-цзы).

Чтобы избежать столкновения с сильным врагом, армия должна отступить и ждать удобного момента. Это соответствует общепринятым военным принципам.

ВПР КНДР еще в начале года заявило о прекращении добровольного моратория на ракетно-ядерные испытания и пообещала продемонстрировать новое стратегическое оружие. Тем не менее, она пока воздерживается от резких шагов в силу своих внешнеполитических соображений. Во-первых, диалог с США не прекратился, а только временно приостановился и по мере высоких шансов Трампа на переизбрание президентом остается шанс на возобновление переговоров. Во-вторых, причиной могли стать договоренности с Китаем и Россией (и их усилия в СБ ООН по снятию санкций с КНДР). На первый взгляд такая тактика КНДР может восприниматься как отступление. Однако отступление не приравнивается к поражению, и означает лишь смену времени и места применения силы.

Стратагемы, определяемые как уловки и хитрые приемы, воспринимаются как нечто противоречащее западной морали. Хотя это довольно спорно, если вспомнить методы, которыми на протяжении веков руководствовались сильные государства в отношении более слабых. Еще с античных времен существовали труды, посвященные военным хитростям, а множество примеров применения стратагем можно найти и в библии. Так что заявления о противоречии стратагем европейским ценностям и этическим нормам кажутся обычным иезуитством. Уловки и хитрость применяют все страны, но не все достаточно сильны для того, чтобы в этом признаться. Хотя на войне, будь она экономическая, информационная или гибридная, все средства хороши. В деле обеспечения национальных интересов – тем более. И хитрость и умение «побеждать без боя» оказывается куда этичней и гуманней силовых методов решения внешнеполитических проблем, характерных для Запада.

Анастасия Баранникова,

к.и.н., Морской государственный

университет им. адм. Г.И.Невельского

electronicccm@yandex.ru

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*