Торговое соглашение между КНР и США: противостояние по-прежнему неизбежно?

Прежде чем приступить к рассмотрению подписания «первой фазы» торгового соглашения между Китаем и США, хотелось бы отметить, что в современной системе международных отношений механизмы санкционного давления или так называемой «торговой войны» применяются для давления на того или иного актора с дальнейшей целью реализации собственных национальных интересов. Ситуация, которая сложилась в отношениях двух крупнейших экономик мира, показывает стремление каждого государства доминировать на мировой арене.

15 января 2020 года в Вашингтоне между вице-премьером Госсовета КНР Лю Хэ и президентом США Дональдом Трампом была подписана «первая фаза» торгового соглашения. Текст соглашения между двумя крупными экономиками мира состоит из 7 глав на 96 страницах.

Согласно тексту соглашения, Китай в ближайшие два года должен будет закупить у американской стороны товаров и услуг на сумму в 200 млрд долларов США, причём из этой суммы 52.4 млрд долларов США придётся на энергоносители, а 32 млрд дол. США – на сельскохозяйственную продукцию.

Кроме этого, китайское руководство обязалось не давить на иностранных бизнес, требуя предоставить иностранные технологии в обмен на доступ к закрытому и сверхзарегулированному китайскому рынку. А в случае возникновения споров сделать судебный процесс открытым и прозрачным. Вместе с этим китайское правительство берет на себя обязанности усилить контроль над защитой патентов, товарных знаков, авторских прав, а также доступ таких иностранных платёжных систем как VISA, Mastercard и American Express.

Подписание первой фазы соглашение ставит Китай в невыгодное положение, а вероятность «второй окончательной фазы» далеко неясна. Истинные намерения китайцев и будущее соглашения будут зависеть не сколько от внешних, сколько от внутренних процессов, которые происходят непосредственно в Китае. Однако стоит учитывать, что без личного одобрения председателя КНР Си Цзиньпина подписание такого соглашение не было бы возможно.

Каковы интересы Соединённых Штатов?

Факт подписания «первой фазы» Соглашение для США однозначно является большой победой. На фоне провального переговорного процесса по проблеме денуклеаризации Корейского полуострова, когда, в конечном итоге, лидер Корейской Народной Демократической Республики Ким Чен Ын заявил о возвращении к развитию ракетно-ядерного потенциала, для американского президента является жизненно необходимым получить политические очки и одобрение среди рядовых избирателей. Тем более, что в преддверии президентских выборов в США в ноябре 2020 года, обстановку накаляет иницирование нижней палатой Конгресса слушаний по поводу импичмента Д. Тармпа.

Если по каким-то причинам соглашение между КНР и США будет расторгнуто, то американский президент имеет высокую вероятность с самого начала проиграть президентскую гонку и потерять поддержку своих избирателей. И по всей видимости американские законодатели, несмотря на острую внутриполитическую борьбу, не будут препятствовать ратификации данного документа, так как оно выгодно как для демократов, так и для республиканцев.

Реализация положений торгового соглашения в существенной степени снизит стоимость китайских товаров на американском рынке, а также даёт американскому лидеру возможность заявить, что его предвыборные обещания и лозунг «Make America Great Again» всё-таки исполняются. Стоит отметить, что за два года торгового противостояния, благодаря санкционному давлению американские производители уже начали переносить собственное производство из Китая в США и на Тайвань.

Тем самым, вынуждая Китай подписать соглашение, американцы укрепляют собственные геополитические позиции в Азиатско-Тихоокеанском регионе. Но при этом у американских партнеров есть понимание того, что крах китайской экономики неминуемо повредит самим Соединенным Штатам.

Почему Китай согласился на сделку?

В Пекине решили сделать передышку в затяжном торговом противостоянии. За прошлый год товарооборот между двумя ведущими экономика мира сократился на 14.6%, что составляет примерно 541.22 млрд. долл. США. Импорт американской продукции в КНР упал на 20.9%, составляя 122.72 млрд. долл. США, а экспорт китайской продукции в США уменьшился на 12.5%, что составило примерно 418.5 млрд. долл. США.

На решение китайского руководства пописать торговое соглашение повлияли следующие факторы:

Во-первых, затяжная торговая война в значительной степени вредит экономическому развитию Китая. Правительство КНР стремится поддержать существующий на данный момент темп роста экономики, а именно – 6,5% в год. Для стимулирования экономического развития китайское руководство планирует вводить инновационное производство на предприятиях, а также снижать налоговую нагрузку. При этом, по состоянию на декабрь 2019 года, уровень безработицы составил около 3.61%. А по состоянию на ноябрь 2019 г. уровень инфляции составил 3%.

Для Китая торговое противостояние осложняется тем, что в настоящее время китайская экономика переживает существенную структурную трансформацию. Если раньше Китай являлся «всемирной фабрикой» по производству ширпотреба, то с приходом к власти «пятого поколения» руководителей КНР во главе с Си Цзиньпином, китайские власти резко изменили курс на технологическое производство.

Во-вторых, в начале 2020 года в Китае вспыхнула эпидемия коронавируса. Ситуация осложнилась тем, что вспышка вируса совпала с проведением одного из важнейших праздников в жизни обычного гражданина Китая – Восточного нового года, когда по традиции каждый китаец стремиться вернуться домой. В ходе борьбы с вирусом китайское правительство ввело режим карантина на всю страну, ограничив не только передвижение между населенными пунктами, но также и внутри самих городов. Уже сейчас предприятия, работающие в транспортной отрасли, несут многомиллиардные убытки.

Огромные убытки терпят и передовые технологические компании. Так, Xiaomi, Huawei отложили анонсы и выпуск собственной продукции. Alibaba пообещала проконтролировать заморозку цен на специальные защитные маски для населения, но одновременно с этим запросила у китайского правительства помощи в виде финансовой поддержки. Ущерб нанесен и среднему и малому бизнесу. Запрет на перемещения во многих городах и провинциях Китая лишил предпринимателей значительной части прибыли.

Кроме этого, вспышка нового вируса фактически показала, что государственная система в Китае имеет очень большие проблемы: закрытие Уханя без официального решения из Пекина является грубейшим нарушением «партийной дисциплины». Также под вопросом находится проведение ежегодного съезда Всекитайского Собрания народных представителей, который в марте должен был приступить к обсуждению плана очередной пятилетки.

Кроме экономических издержек, Китай в значительной степени несёт и имиджевые потери. Даже если в самом ближайшем будущем эпидемия будет локализована, то восстановление экономики и морального состояния населения займёт довольно-таки много времени.

Что дальше?

По нашему мнению, вероятность подписания «второй фазы» торгового соглашения между КНР и США весьма проблематична. Китайское руководство пошло на такие шаги только для того, чтобы не нагнетать и так непростое состояние собственной экономики.

Вызывает сомнения, что торговое соглашение будет соблюдаться в перспективе, так как китайскому руководству придётся в корне изменить существующую систему управления, в которую будет входить ослабление валютного контроля и потеря тотального наблюдения над иностранным бизнесом. Но возникает закономерный вопрос: готово ли к таким изменение китайское высшее руководств? Скорее нет, чем да.

Вспышка коронавируса уже нанесла Китая заметный ущерб, от которого экономика Поднебесной будет восстанавливать очень продолжительное время. Одновременно возникают предпосылки ещё большей зависимости Китая от Соединённых Штатов.

Егор Александрович Разумов,

Сотрудник Сектора международной безопасности Центра глобальных
и региональных исследований
ИИАЭ ДВО РАН

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*