Социальное кредитование населения и его влияние на систему тотального контроля в Китае

В начале 2020 года мир захлестнула эпидемия коронавируса, которая в заметной степени стала влиять на мировую экономику и на политику, в частности. Несмотря на то, что, закрыв на карантин город Ухань, являющийся эпицентром нового вируса, китайские власти максимально старались предотвратить распространение эпидемии, но достичь этой цели в полной мере не удалось. С распространением вируса заметно обозначились проблемы в государственном управлении Китайской Народной Республики, в части реализации глобального проекта китайского правительства – система социального кредита.

Стоит отметить, что Китай уже не в первый раз сталкивается с подобными эпидемиологическими проблемами. В начале 2000-х г. страну захлестнула волна вируса SARS, которая унесла огромное количество человек, о чём страна умалчивала.

Вспышка нового коронавируса в значительной степени повлияла на экономику Китайской Народной Республики. С января 2020 г. фактически вся транспортная отрасль оказалась парализованной. Терпят убытки и другие отрасли. Закрылось большое количество иностранных фирм и предприятий, остановили работу заводы, выпускающую техническую и технологическую продукцию. Страдает  крупный и малый бизнес. Карантинные меры запрещают функционировать компаниям, занимающимся ретейлингом. С ужесточением превентивных мер городские районы были разделены на закрытые микрорайоны, перемещение в которых осуществляется только по специальному разрешению.

В условиях карантина актуальным стал бизнес т.н. «информационного потребления», с которым Китай уже сталкивался в прошлые годы. Так, во время мирового финансового кризиса 2008 г. в условиях сокращения экспорта бытовой техники и услуг, китайское руководство приняло меры по стимулированию внутреннего рынка, тем самым выйдя из кризиса с минимальными потерями. Но разница в том, что в тот период Китай не играл столь  ведущую роль в мировой экономике, как это имеет место сейчас.

Развитие системы социального кредита в Китайской Народной Республике

В 2014 г. правительство Китая приступило к разработке, так называемой системы социального кредита. По замыслу разработчиков, к началу 2020 г. на всей территории КНР должна была функционировать система отслеживание финансовых операций и передвижений граждан. При этом система предусматривала наказание или поощрение граждан, исходя из социальной и производственной активности.

Самым продвинутым городом в плане социального кредита стал город Ханчжоу. Исторически сложилось, что Ханчжоу, в отличие от других городов Китая, в технологическом плане более развитый город.

По китайским планам цифрового развития, в этом городе первоначально запустили государственную программу цифровой медицины. Этот проект фактически явился аналогом российских госуслуг, предоставляющий гражданам возможность записаться к врачу через интернет.

В середине декабря 2016 г. Си Цзиньпин на заседании Политбюро ЦК КПК заявил: «Для борьбы с острой проблемой недостатка доверия нужно крепко взяться за создание системы оценки надёжности, покрывающей всё общество. Нужно совершенствовать как механизмы поощрения законопослушных и добросовестных граждан, так и механизмы наказания тех, кто нарушает закон и утратил доверие, чтобы человек просто не осмеливался, просто не мог потерять доверие». По мнению китайских властей, в условиях стремительного роста национальной экономики ведущую роль должна была сыграть система кредитования.

Наряду с этим социальные и политические меры по контролю населения для властей оставались не менее важными. Китайский политолог Дэн Юйвэнь так отражает современную ситуацию в КНР: «Общество, в котором этические границы постоянно размываются, происходит распад личности, нет даже элементарных сдержек — что добродетель, что бесчестие, когда вся нация руководствуется лишь интересами, такое общество деградирует до уровня борьбы за существование, до животного уровня».

В программных установках по выполнению планов 13-й пятилетки подчеркивалась необходимость строительства единой государственной информационной инфраструктуры. Это стало основополагающим моментом реализации системы социального кредита.

В документах 15-й пятилетки уделяется большое внимание развитию информатизации и технологий. Особая роль в ускорении процесса информатизации в Китае отводится проекту «Интернет+». На государственном уровне было заявлено, что правительственные органы станут предоставлять услуги через сеть Интернет. Тем самым предполагается, что это существенно облегчит способ получения государственных услуг: запись к чиновнику или врачу, получение необходимых справок от государственных органов, подача онлайн-декларации о налогах и прочее. В комментариях отраслевых министерств к тексту 15-й пятилетки говорится о необходимости строительства специализированной информационной инфраструктуры. Таким образом, «единые государственные цифровые центры», а также «центры обработки и хранения облачной информации» не только станут основой для продвижения и поддержания принятых китайским высшим руководством планов, но и обеспечат национальную безопасность, послужат толчком для дальнейшего развития цифровой экономики Китая. В планах правительства КНР предусматривается построить центры  по обработке данных, которые бы покрывали отдельно взятую сферу жизнедеятельности общества (экономическая деятельность, религиозная, лесная, газовая, нефтяная, водная сфера). Тем самым единая система будет предполагать полноценное использование данных об отдельно взятом человеке, основанных на собранных ранее в центрах обработки сведениях.

Проект Госсовета КНР под названием «Интернет+» интересен тем, что он направлен на предоставление государственных услуг населению. Но, несмотря на грандиозные замыслы китайского высшего руководства, на данный момент вышеуказанная система реализуется не на всей территории Китая. В основном она удачно показала себя в таких больших городах, как Пекин, Шанхай, Шэньчжэнь, Гуанчжоу и др. Проблема в том, что в экономическом и технологическом аспекте Китай развивается неравномерно, и это не даёт возможности повсеместно внедрять «технологические блага». По данным китайского агентства CNNIC, Пекин, Шанхай, Шэньчжэнь являются городами с самым высоким уровнем цифровизации и технологического развития.

Если раньше главным элементом системы социального рейтинга являлся Народный банк Китая и некоторые государственные структуры, то с 2014 г. функции по внедрению системы социального кредита возложены на Центральную государственную комиссию по реформам и развитию КНР. Именно эта структура занимается воплощением государственных планов по строительству системы, а также несёт ответственность за её провал. Отправной точкой внедрения системы социального кредита Китая стоит считать 2014 г.,  именно в это время Госсовет КНР опубликовал «Программу создания системы социального кредита (2014—2020)». Необходимо отметить, что она не представляет собой единую и целостную систему, монополизированную государством. Основным её принципом, как указано в документе, является то, что она «возглавляется правительством, но строится обществом». Характерными её чертами являются:

1. Правительство КНР стремится создать экосистему социального кредита, ключевым условием функционирования которой является работа всех необходимых технических составляющих;

2.В программе подчёркивается роль информационных технологий в создании системы социального кредита: информационные системы используются для регистрации и отслеживания кредитной информации юридических и физических лиц, кроме того, на их основе создаются механизмы обмена кредитной информацией между государственными организациями;

3.Указывается, что ключом к созданию системы социального кредита является практика поощрений и штрафов, однако точные предписания на этот счёт в Программе отсутствуют. При этом предполагается, что поощрением для граждан может стать положительное освещение их деятельности в печатных и электронных средствах массовой информации и приоритет в ускоренном получении государственных услуг. Что касается штрафных санкций за невыполнение кредитных обязательств, то в документе для отдельных лиц и организаций предусматриваются механизмы социального морального осуждения, а также внесение их в чёрный список.

Таким образом, из текста Программы следует, что в 2020 г. не только каждая компания, но и каждый житель материкового Китая будет отслеживаться и оцениваться системой в режиме реального времени. Рейтинг доверия физлиц будет привязан к внутреннему паспорту, при этом рейтинги будут публиковаться в централизованной базе данных в интернете в свободном доступе. Что касается иностранцев, то им для идентификации необходимо получить китайскую банковскую карту и номер телефона. Это даёт государственным органам возможность считать, что иностранец является резидентом Китая. Китайская система построена таким образом, что без идентификации гражданина в социальном пространстве сложно получить все блага. Располагая сведениями о гражданине, государственные органы вносят их в единую базу данных, после чего у него также формируется единый кредитный рейтинг Ограничения в информационном пространстве и необходимость идентификации пользователей прописаны в двух законах КНР: законе «О кибербезопасности» и «Антитеррористическом законе», не допускающих использования чужих имён и доменов с информационным пространством.

Таким образом, эти законодательные акты подразумевают формирование базы, регулируемой определёнными «правилами поведения». На данный момент описываемая система социального кредитования реализована только в отдельных регионах страны. Для повышения рейтинга граждан китайскими властями были введены специализированные центры, где каждый желающий может сделать пожертвование на развитие Китая. С января 2015 г. Народным банком Китая было утверждено 8 фирм, которые могли официально присваивать социальный рейтинг: Ant Financial’s Zhima Credit, Tencent, Sinoway Credit, Lakala Payment Co, Intellicredit Inc., China Chengxin Credit, Pengyuan Credit Service Co Ltd, Qianhai Zhengxin, unit of Ping An Insurance. Наиболее распространёнными коммерческими системами социального кредита являются Sesame Credit, разработанная Ant Financial Services Group — дочерней компанией Alibaba,— и Tencent Credit, разработанная Tencent Holdings. По состоянию на 2018 г. кредитные агентства предоставляли своим пользователям широкий спектр преимуществ, в том числе право на получение кредитов, более лёгкий доступ к различным услугам (например, аренда велосипедов или автомобилей), ускоренное получение иностранных виз, возможность выбора медицинских учреждений и бесплатные медицинские осмотры. В то же самое время система социального рейтинга ориентирована на молодёжь, которая использует услуги мобильных платежей для ежедневных транзакций. Кредитные баллы Zhima Credit обновляются один раз в месяц и рассчитываются и взвешиваются на основе пяти критериев: кредитная история, поведение пользователя (например, покупательская история, пожертвования на благотворительность), способность погашать долги и стабильные личные активы, личная информация (данные государственных служб) и поведение в социальных сетях.

По данным «43-го Статистического отчёта о развитии китайского интернета», подготовленного китайской компанией CNNIC, общее количество пользователей в китайском сегменте сети Интернет по состоянию на декабрь 2018 г. составило 829 млн чел. При этом рост аудитории, по сравнению с аналогичным показателем прошлого года, составил 55 млн чел. Количество пользователей мобильного интернета на декабрь 2018 г. насчитывало 817 млн чел. — на 64 млн чел. больше, чем в 2017 г. Согласно данным доклада, 98,6% от всех пользователей составляют пользователи мобильного интернета, увеличение численности которых неизбежно повышает количество экономических транзакций онлайн, а следовательно, может являться важным источником информации для китайских кредитных компаний. Кроме электронных методов сбора информации в Китае также применяется другой способ, заключающийся в использовании услуг специализированных «сборщиков». Их задача — получение неэлектронных сведений для дальнейшего анализа в специализированных центрах обработки данных. В основном подобная практика применяется в небольших городах и посёлках.

Для юридических лиц «правила игры» сформулированы более чётко. Деятельность организаций проверяется на соответствие экологическим и юридическим нормам, инспектируются условия и безопасность труда, финансовая отчётность. Если никаких претензий нет, компании присваивается высокий рейтинг, и она пользуется льготным режимом налогообложения, хорошими условиями кредитования, по отношению к ней упрощаются административные процедуры по принципу «принятия неполного комплекта». Это означает, что в случае предоставления в какую-либо инстанцию неполного пакета документов обращение компании всё равно принимается в работу, а недостающие бумаги позволяется принести позже или выслать по электронной почте. В свою очередь, обладателям низкого рейтинга достаются дорогие кредиты и повышенные налоговые ставки, запреты на эмиссию ценных бумаг и инвестирование в компании, акции которых торгуются на бирже, а также необходимость получать государственное разрешение на инвестирование даже в те отрасли, доступ к которым в принципе никак не ограничивается. В официальных документах подчёркивается, что верховная власть должна стать локомотивом и примером для подражания в новой системе социального кредита. Однако конкретные меры и тестовые проекты пока распространяются лишь на партийных чиновников низового уровня. Например, партийная школа при Комитете КПК пров. Сычуань подписала с Университетом электроники и технологий КНР соглашение о создании системы «Умное красное облако» — первой в стране системы рейтингов и оценки надёжности для госслужащих низших звеньев иерархии.

«Большой брат» дал сбой?

Несмотря на то, что система социального кредита на бумаге имеет большие перспективы тотального контроля над всеми юридическими и физическими лицами внутри Китайской Народной Республики, фактически система ещё сыра не готова к различным кризисным моментам, которым, в данные случае, стал коронавирус.

Можно было предположить, что во время эпидемии китайские власти отслеживали передвижение заболевших коронавирусом. Но на самом деле ситуация несколько иная: в середине февраля с.г. на официальном аккаунте главного китайского информационного издания «Жэньминь жибао» в WeChat’t появилась информация, в которой содержался призыв сообщать о собственных передвижениях по определённым авиа, железнодорожным и автомобильным маршрутам. Причем в списке были маршруты как в закрытый к тому моменту город Ухань, так и из него.

Несмотря на то, что провинциальными властями была закрыта провинция Хубэй, передвижение за её пределы всё же осуществлялось. Да и подобные просьбы со стороны государственных СМИ говорят о том, что система тотальной слежки за гражданами на данный момент  полностью не отлажена.

Подобный сбой можно обосновать тем, что единой системы социального кредита не существует, как и не существует единых регуляторов в данной области. В каждой провинции функционирует собственная модель социального кредита и собственные механизмы сбора информации.

Но сразу возникает логичный вопрос: если все говорят, что низкий социальный рейтинг не даёт возможности купить билет на скоростной самолёт или поезд, то тогда почему система не может отследить перемещение граждан, обращаясь к китайской сознательности? Вероятно, это может быть связано с перегрузкой серверов и тем, что с начало карантина почти все жители поднебесной начали носить защитные маски, тем самым усложняя системе задачу распознавание личности по лицу.

С другой стороны, привязка аккаунта китайского юзера к платёжной системе даёт возможность китайским властям собирать информацию о платёжной активности того или иного человека, но и фиксировать его передвижение по стране. Тем более, что с эпидемией коронавируса китайские граждане стали отказываться от использование бумажных денег.

Кроме этого, в значительной степени снизилось количество бесконтактной оплаты, используя механизм считывания биометрических данных гражданина. Переход на бумажные юани также снизил вероятность слежки за гражданами. Но и здесь не без вопросов: при покупке билета на самолёт, ж/д или речной транспорт, гражданин Китая должен показать свой id – аналога паспорта. Но отслеживание за передвижениями граждан почему-то не происходит.

Стоит отметить, что система тотального контроля над перемещениями граждан в КНР хорошо функционирует только в области высокоскоростных дорог и авиасообщения. В остальных случаях, несмотря на требования предоставлять собственное ID, информация о гражданах и покупке билетов хранится только на локальных серверах компаний. Проблема передачи данных государственным структурам также сильно выражена в микрорайонах городов и сельской местности потому, что учет граждан и прочая информация до сих пор производится на бумажных носителях. И её транспортировка или оцифровка требует значительных затрат. Особое место в сборе информации о гражданах имеют полицейские участки, но и здесь существует немало проблем. Китайская бюрократическая машина настолько неповоротлива, что передача информации государственным структурам может затянуться на месяц.  Этим объясняется то, что в тотальном контроле над китайскими гражданами внутри Китая были сбои.

Несмотря на это, в январе и начале февраля с.г. китайским правительством была предпринята попытка ограничения функционирования информационных и прочих систем у жителей Уханя, которые самовольно пытались покинуть провинцию Хубэй.

Вместе с этим заметно усилился контроль над информационным пространством и мессенджерами. Большинство форумов и приложений для высказывания своего мнения было также закрыто. Таким образом китайское руководство стремилось снизить уровень напряженности, который сложился запретом на работы и режимом карантина. Поэтому китайская молодёжь стала постепенно искать другие места для самовыражения. Таким мессенджером стал Telegram, куда пыталась перейти часть китайских юзеров. Но здесь они столкнулись с проблемой: незнание иностранного рынка приложений и барьеры, связанные с китайской версией операционной системы Андроид.

Стоит отметить, что с 2000-ых годов в Китайской Народной Республике функционирует т.н. проект «Золотой Щит». Суть проекта в том, чтобы ограничить доступ китайских граждан к информации, противоречащей официальной государственной линии. Таким образом, китайские граждане лишились доступа к мировым информационным и развлекательным сервисам.

При этом возросла роль пропагандистской работы не только  со стороны официальных информационных агентств, но и различных мобильных приложений. Так, в популярном китайском приложении Douyin (Tiktok) стало популярным публиковать маленькие видео сюжеты как простых пользователей, так и  отдельно взятых государственных структур о том, как они не боятся коронавируса и всячески в шутливой форме стараются его высмеять.

Усиление контроля над информационным пространством Китая обуславливается очень быстрым распространением слухов и различных «фейк ньюс», о том, что председатель КНР Си Цзиньпин, во время рабочей поездки в Ухань, заболел коронавирусом и на некоторое время пропал из новостного пространства. Это дало повод китайским блогерам предположить, что лидер Китая «скоропостижно умер», а вместо него в информационном пространстве китайские власти показывают «другого Си Цзиньпина».

Некоторые итоги

По аналогии с японскими властями после аварии на АЭС в Фукусиме, китайские власти всё же решили понизить уровень карантина, чтобы запустить собственные производственные мощности и дать возможность малому и среднему бизнесу продолжить работу. Делается это для того, чтобы в короткие сроки приступить к восстановлению китайской экономики и снизить социальное напряжение среди китайский граждан, которые за почти три месяца только и делают, что поглощают информационно-развлекательный контент.

Учитывая тот факт, что легитимность Компартии Китая базируется на экономическом росте, китайскому правительству жизненно необходимо запустить процесс «реанимирования» собственной экономики.

Что касается системы социального кредита, то можно с уверенностью сказать, что для тотального контроля над социальными процессами в Китае придётся ещё много сделать. Это объясняется тем, что как таковой единой государственной системы пока не существует, а разные провинции сталкиваются с проблемами её реализации, которые в основном базируются на разных технологических мощностях и разных подходах к системе оценки действий граждан и компаний. Скорее всего, уже после победы над коронавирусом китайскими властями будут учтены ошибки и предприняты меры, чтобы в будущем система сбора информации о гражданах могла противостоять внезапно появившимся эпидемиям и кризисам.

Егор Александрович Разумов,

Сотрудник Сектора международной безопасности Центра глобальных
и региональных исследований
ИИАЭ ДВО РАН

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*