Богатым придется раскошелиться

Деньги миллиардеров заработают в мегапроектах с государственным участием

Совсем недавно международные рейтинговые агентства выдавали самые мрачные прогнозы в отношении России. Зарубежная пресса писала, что совсем скоро нашу экономику добьют если не санкции, то COVID-19 и жадность предпринимателей, завышающих цены на продовольствие и жилье. Но вдруг агрессивно-критический тон сменился на… весьма доброжелательный. С чего бы это?

Авторитетный журнал The Economist утверждает, что российский рубль – одна из самых недооцененных валют в мире. Аналитическое агентство Bloomberg признает, что в 2020 году спад в российской экономике на фоне пандемии коронавируса оказался меньше, чем во многих других странах. А Вашингтонский институт международных финансов (IIF) ожидает в 2021 году ускорение нашей экономики до 3,9%.

Оценки зарубежных экспертов не намного разнятся с официальной оценкой Росстата: российская экономика в годовом выражении сократилась всего на 3,1%, чего не было с 2009 года. На фоне спада мирового ВВП наша страна выглядит вполне прилично и имеет шанс войти в число пяти самых сильных мировых экономик, как и предсказывал помощник главы государства Максим Орешкин.

Улучшение оценок развития нашей экономики связывают с тактикой гибких противопандемических ограничений, благодаря которой удалось сохранить производство и деловую активность. Так что сокращение ВВП в нашей стране ожидают более мягким и гораздо менее драматичным, чем в других государствах.

Более того, несмотря на пандемию, правительству удалось задать экономике совсем другой настрой, и этого никак не ожидали на Западе. Что бы ни говорили наши недоброжелатели, а задел на перспективу уже просматривается. Этот год вполне может стать для России переломным, когда начнут окупаться инвестиции, сделанные государством ранее, включая вложения в науку, продовольственную безопасность и новые виды стратегических вооружений.

Не будем забывать, что даже при наших проблемах с бедностью мы живем уже в совсем другой стране. Восстановление национальной экономики идет быстрее, чем предполагалось, и это не могли не заметить за рубежом. Международный валютный фонд в своем докладе прогнозирует в 2021 году рост российской экономики не менее 3%, в 2022 году – 3,9% при заданном векторе развития.

Впрочем, вектор вовсе не догма. И хотя отказываться от рыночной экономики никто не собирается, но ресурсы и возможности, которыми сегодня располагает страна, позволяют значительно усилить роль государства в экономике и престать жить чужим умом.

В трудную минуту рассчитывать на милость богатых, как правило, не приходится. Но и о них забывать не стоит, когда речь идет о прорывных проектах. Государство стремится заинтересовать бизнес не играть на биржах, а вкладывать деньги в полезное дело. Прорыв к новым технологиям в России будет обеспечивать так называемый Фонд фондов, вложиться в который изъявили желание семь наших миллиардеров. Соуправляющим Фонда станет Российский фонд прямых инвестиций. При этом доли в капитале бизнеса и государства будут равными.

До сих пор Газпром, Роснефть, Зарубежнефть, Транснефть, Интер РАО, Россети и другие действовали сами по себе, утопая в море бизнеса, и порой забывая об интересах своей страны. Государство решило взять на себя координацию действий всего энергетического сектора.

При этом особую роль должен сыграть Роснефтегаз, собравший под своим крылом акции Роснефти, Газпрома, Интер РАО.

Роснефтегаз выступит «инвестиционной кубышкой», средства из которой могут пойти на развитие таких энергетических мегапроектов, как Северный поток-2, Амурский ГПЗ, Восточная нефтехимическая компания на Дальнем Востоке и др. Кстати, за счет средств Роснефтегаза уже создан перспективный турбовентиляторный двигатель (ПД-14) для гражданской авиации.

Финансирование перспективных проектов, с которыми связывают рывок экономики, решено организовать по-новому, задействовав и государственный бюджет, и суверенные фонды, и средства госкомпаний.

Мало кто обратил внимание на то, что сбор средств на строительство моста через Лену в районе Якутска начали со Сбербанка, который никогда раньше в такие проекты не вкладывался. Но в этот раз ему пришлось выделить первые 25 млрд рублей (львиную долю же стоимости проекта, как предполагается, возьмет на себя государство). При строительстве моста будут задействованы концессионные соглашения. При этом основными концессионерами выступят не иностранцы, а государственные компании, что на порядок снижает долю рисков.

Западные санкции и пандемия коронавируса укрепили позиции государственников. Уже сегодня у нас, по расчетам ФАС, доля государства в экономике составляет примерно 70% (по данным Счетной палаты – 46-48%).

И связано это не только с триллионными расходами казны на борьбу с коронавирусом, фискальными послаблениями и другими нетрадиционными мерами. На Всемирном экономическом форуме в Давосе президент России Владимир Путин признал, что «традиционные механизмы стимулирования экономики исчерпали себя, а дальнейшее ее развитие будет основано на повышении роли государства».

Работы хватит на всех. В перечень современных технологий для заключения специальных инвестиционных контрактов (СПИК) попали более 600 перспективных технологий из различных отраслей. Их запуск позволит создать новый механизм развития реального сектора экономики.

Государство готово заключить контракт с бизнесом на запуск серийного производства современной конкурентоспособной продукции. Сегодня оно берет на себя не только социальные обязательства, но и поддержку стратегических отраслей, развитие умных городов, внедрение IT-технологий в систему госуправления, в экономику и повседневную жизнь.

Да, многими предприятиями по-прежнему управляют зарубежные владельцы акций. У одного аэропорта Домодедово нашлись десятки хозяев, зарегистрованных в офшорах. Но уже 34 страны пересмотрели свое налоговое законодательство по требованию России и согласились повысить ставку налога на дивиденды. Возврат отечественного бизнеса под российскую юрисдикцию может вернуть в экономику десятки триллионов рублей.

Ни для кого не секрет, что локомотивный парк РЖД устарел. Выручать монополиста бросился бизнес. Несколько крупных компаний составили свой план закупки локомотивов, который позволил бы РЖД экономить более 50 млрд рублей в год.

В 90-е годы такое предложение чиновники, наверняка, приняли бы на ура, отдав отрасль на откуп бизнесу. Но сегодня утолять инвестиционный голод стратегической отрасли решило само государство, наращивая закупки локомотивов у отечественных предприятий.

Суть такого непривычного маневра в том, что убытки грузоперевозок покрываются прибылью от высокотехнологичной продукции производства вагонов и локомотивов. А если бы обновлять локомотивную тягу взялись частники, то они вместо новых машин, скорее всего, скупили бы по дешевке старые. И тогда железнодорожная отрасль оказалась бы отброшенной назад.

Решив отказаться от заманчивых, на первый взгляд, предложений бизнеса государство напомнило, кто в доме хозяин. Правда, на обновление подвижного состава пришлось заложить в бюджет дополнительно 128 млрд рублей. На эти деньги удастся сохранить единую кооперационную цепочку от выпуска вагонов и локомотивов на отечественных заводах – до железнодорожных перевозок.

Государственный подход к экономике все больше дает о себе знать, но расслабляться не стоит. В России еще велика доля заграничных товаров. По одним позициям мы зависим от импорта на 50%, по другим – на все 80. Выходит, что экономика до сих пор вынуждена опираться на зарубежную технологическую базу. Ужесточение санкций может усугубить ситуацию.

Что же касается стратегии импортозамещения до 2020 года, то заявленные в ней ориентиры оказались под вопросом. Согласно исследованию Национального рейтингового агентства (НРА), импорт молочной продукции сократился всего на 20% (вместо заявленных 30%), плодоовощной продукции – на 11% (вместо 20%), овощей – на 27% (вместо 70,3%). С ослаблением рубля цены на продукты питания в России в 2020 году, как свидетельствует Росстат, росли в семь с лишним раз быстрее, чем в странах Евросоюза. Продовольствие в нашей стране за прошедший год подорожало почти на 8%, а в странах ЕС – лишь на 1,1%. Причем в то время как у нас росли цены на овощи, жиры и масло, в ЕС они дешевели.

Зато у нас понизились цены на минтай, в супермаркетах возросло число акций со скидками на консервы, другие продукты и товары повседневного спроса.

Да, на прилавках российских магазинов еще немало импорта, но растет экспорт мяса российской птицы. Мы давно уже отказались от пресловутых «ножек Буша». Когда на мировых рынках начались проблемы с продовольствием, Россия по экспорту зерна сохраняла лидирующие позиции.

Нашу пшеницу распробовали в 138 странах мира. За границу отправлено 57,5 млн тонн зерновой продукции. Только Турции мы поставили 11,3 млн тонн.

Но это вовсе не значит, что, уличив удобный момент, наши экспортеры будут и дальше гнать за рубеж зерна столько, сколько вздумается.

Времена нынче другие: ограничения и экспортные пошлины защитят наш рынок от колебания мировых цен. Но самое интересное, что средства, полученные от экспорта, теперь будут возвращать не перекупщикам, а аграриям, в сельхозпроизводство.

Уже третий год подряд увеличивается спрос на российскую сельхозтехнику за рубежом. Высокоточные станки с ЧПУ, изготовленные на нашем пензенском заводе «Станкомашстрой» стали пользоваться спросом не только в Монголии и Венгрии, но и в Германии, Дании. Обрабатывающее производство в России растет уже пять лет подряд.

Как оказалось, мы можем производить лучшие в мире самолеты. А в сфере микроэлектроники, про которую нам советовали забыть навсегда, наши изобретатели предложили аналоговую схему для разработки кварцевых генераторов, стабильность которых не уступает более сложным и продвинутым западным чипам.

У нас в стране строятся 20 заводов-гигантов (скоро появится Восточный нефтехимический комплекс и газохимический комплекс в Буденновске). Инвестиции только в эти заводы – 6,5 трлн рублей. Все это деньги добывающих компаний от экспорта нефти и газа, которые теперь не тратятся, как принято считать, на дорогущие яхты и не уходят за рубеж, а работают на развитие отечественной экономики.

Один такой проект тянет за собой десятки других поменьше, по производству оборудования, стройматериалов, различных расходных материалов. Под него проектируют новые энергетические мощности, дороги, больницы, детские сады, школы, спортивные комплексы в новых микрорайонах.

За пять лет в России открыто более 1300 новых производств. Гигантские инвестиции будут направлены на строительство заводов по глубокой переработке нефтепродуктов в ближайшую трехлетку.

Каждый такой проект – это не только гигантские заводы. С ними, как и в советское время, связана долгосрочная стратегия развития нашей страны, переход от экспорта сырых углеводородов к их переработке.

Да, многим территориям живется нелегко. Муниципалитетам приходится ужиматься, экономить, урезать программы развития. По предварительным данным Федерального казначейства, пандемия привела к дефициту бюджетов 58 из 85 российских регионов. «Спасательный круг» им уже брошен. В нашу пользу – рост цен на нефть.

Государство стремится собрать силы и средства в мощнейший финансовый кулак и вкладывать их в инфраструктуру и реальный сектор экономики. Сегодня ничего не мешает собрать здоровые силы общества и бизнеса, перенастроить экономику, создать задел на будущее, вывести страну на передовые позиции.

Юрий Алексеев

Специально для “Столетия»

Информационно — аналитическое издание Фонда исторической перспективы

Интернет-газета «Столетия»

18.02.2021 г.

Адрес материала:

http://www.stoletie.ru/ekonomika/bogatym_pridetsa_raskoshelitsa_596.htm?utm_source=finobzor.ru

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*