Почему Россия против Мирового правительства

О терпеливом детальном рассуждении

На своем канале я начинаю цикл публикаций, не объединенных какой-то общей целью, задачей или темой. Если подходить к этим терминам стандартно. Единственное, что их объединяет – это терпеливое детальное рассуждение. Это может быть и Русский геополитический код, и проблема дискурса или языковых игр современных политтехнологических подходов, или тема создания элитных (действительно элитных для страны, а не для детей богатых родителей) школ и многое другое – все то, что не вошло или не входит по каким-то причинам в другие бумаги, но которые (размышления или темы), тем не менее, имеются и по которым не хочется, чтобы они лежали в столе.

Почему Темы. Не только потому, что это довольно популярное в определенной среде понятие – «тема», но и потому что так легче будет писать – от темы к теме – они ведь ничем не объединены.

Почему «терпеливое детальное рассуждение». Дело в том, что из всех определений философии, в том числе «строгих», как в советском философском словаре, данное – «философия есть просто терпеливое детальное рассуждение», автор которого Бертран Рассел (один из создателей современной логики и теории «значения» наряду с Г.Фреге и Л.Витгенштейном), считаю лучшим.

Именно оно возвращает философию как первую науку в смысле Аристотеля (метафизика, стоящая над физикой) и совпадает с пониманием философии (феноменологии как строгой науки – Э.Гуссерль) Мартином Хайдеггером, учение которого о Da-Sain во многом определило путь развития современной философии, если бы она таковой оставалась. Но – «няма таго, што раньш было».

Философия как наука давно умерла. И это хорошо. Так как в просто терпеливом детальном рассуждении нет прогресса или «науки о методе», «методологии» в смысле декартовского «Cogito, ergo, sum», заложившего научное познание эпохи Нового времени.

Нет метода как источника познания мира, так как он на порядок ниже метафизики (философии), так как относится к физике познания, к физике процесса познания. И поэтому историчен, научен или антинаучен, прогрессивен или анти- и т.д. Все то, к чему в конечном итоге пришел постпозитивизм и методология науки (к вырождению философии и водворению на ее пьедестал физики процесса познания) в лице Куна, Поппера, Лакатоса и т.д в 50-60 годы ХХ века.

В чем различие между этими ребятами и, скажем, Хайдеггером, Витгенштейном, Кантом? Дело в том, что этих «философов» можно читать как Дюма – десятками страниц в час – их тексты потребляются как информация, в то время как упомянутую для примера выше тройку – максимум 5-8 страницами. Почему?

Потому что когда читаешь их и возникает то самое терпеливое детальное рассуждение, о котором говорил Бертран Рассел. На одно прочитанное предложение возникает множество других, если не целые страницы, и поэтому тебе надо время, чтобы все это пере-варить, об-думать. И поэтому ты не можешь прочесть больше. Лично у меня Хайдеггер «шел со скоростью» не более 4-5 страниц в час. И то только пару раз. А так – 2-3. В литературе, кстати, есть только один образец подобного чтения – это Борхес.

Вот и подошел к концу первый тематический пост, в котором оказалось, что собственно к заявленной теме (Дыхание Империи: Русский геополитический код) у меня подойти и не получилось, так как все пространство текста заняло одно рассуждение как подготовка читателей к тому, что будет дальше.

Тут, кстати, возникла проблема нумерации (кстати, одна из проблем теории множеств – нумерация это ведь так, пустячок) – считать этот пост как пост №1 или вообще не считать его за Тему (пост №0), так как тема в нем вроде как и не прописана. Вместе с тем, он же все же чему-то посвящен – но чему?

По этой теме (с чего начинать нумерацию и является ли, скажем, число 10 частью десятка или это число, стоящее вне этого множества) есть разные мнения, в том числе, нобелевских лауреатов. Но мы люди простые, звезд с небес не хватающие, поэтому пойдем по старинке – путь в тысячу ли начинается с первого шага. Значит, так и запишем – это была Тема №1.

****

Дыхание Империи: Русский геополитический код

Так вот, если мы спокойно сядем в кресло, закурим сигаретку (или сигару), отхлебнем из бокала глоток виски и посмотрим на карту Европы за последние несколько столетий, уделяя особое внимание той ее части, где она граничит (граничила) с Россией (Российской Империей, СССР, Российской Федерацией), то увидим очень простую вещь – эта часть Европы подобна береговой линии и набегающей на нее волне.

Кто тут берег, а кто волна – зависит от того, с какого «берега» смотреть. Данное рассуждение, кстати, лучшее подтверждение того, что вся наука есть собрание наиболее правдоподобных ключевых метафор, начиная со строения атома (кекс, по орбитам которого бегают изюмины-электроны) до теории струн, которая сама как теория существует только как понятная людям метафора. А вот если мы уберем понятие «струна», то саму теорию никто и не поймет. Так что мы понимаем на самом деле – природу или метафору? Мир или язык? Мы летаем в космос по правилам природы или по правилам созданной нами математики?

А если математика будет иная, может, мы сможем летать также как инопланетные корабли (НЛО) – изгибая пространственно-временной континуум и не создавая ни звуковых волн (оглушающих при такой скорости при движении по законам стандартной физики), ни инверсионного следа, и мгновенно меняя направление движения вплоть до противоположного на огромной скорости?

Но вернемся из поверхностных «глубин» языковых игр (теория позднего Людвига Витгенштейна) на политтехнологическую поверхность.

Что мы видим (умственно, карты можно оставить в стороне)? Что Европа и Россия образуют единый геополитический организм приливов и отливов (инь и ян). Если смотреть со стороны российского берега – то мы побеждаем воду и возвышаемся над ней (надстраиваем Острова в духе Сталкера Лема-Тарковского), либо она отвоевывает свое пространство у нас.

Наши окраины на Западе в начале двадцатого века – это Финляндия, Польша. Украина, Галиция, Бессарабия. Границы России в начале двадцатого века на Западе – это Швеция, Германия, Австро-Венгрия. Затем следует сокращение до границ СССР 1924 года. Затем, по итогам Второй мировой войны, Берлин уже наш, вместе со всей Восточной Европой. 1991 год – и мы вновь ужимаемся, на этот раз еще сильней, чем по итогам Первой мировой и Гражданской войны.

То есть, распад СССР и социалистического блока нам обошелся гораздо серьезней, чем распад Российской Империи. Только сейчас, спустя тридцать лет после распада, мы начинаем свое возвращение. Абхазия и Южная Осетия, Донбасс – проба пера. Впереди – Белоруссия, Приднестровье и часть Украины.

Ядерные элиты Европы, прежде всего, нашего главного геополитического оппонента – Британии, прекрасно понимают это вековое движение геополитических плит. Поэтому пытаются нас остановить на старте, когда скорость нашего движения еще не велика. Именно этим обусловлена сила их информационных нападок. Ибо иного инструментария у Европы и шире Запада – нет. Это прекрасно надо понимать.

В любом случае, это движение уже идет, мы уже находимся в этой истории нового расширения России. Например, это важно для понимания того, почему при всех нюансах Москва не сдала Лукашенко. Дело не в Лукашенко. Дело в Территории. В геополитическом Пространстве. Это пространство в последние годы надо было держать несмотря ни на что. Это был наш Сталинград 2020-2021 года. Именно здесь определялась будущая судьба не только Украины и «Северного потока-2», но и самой Исторической России – посыплется она дальше или нет. Не посыпалась. И выборы в Госдуму прошли спокойно. И Союз с Белоруссией не за горами. А как только этот Союз в начале ноября текущего года оформится, то и в мире, и в Европе, а на Украине так вообще (Харьков, Днепр, Одесса и т.д. – подготовиться), наступит совершенно иная геополитическая ситуация.

Поэтому Байден и Меркель так спокойно обещали Зеленскому транзит российского газа через территорию Украины в 2024 году – не будет Украины в 2024 году, поэтому сегодня обещать можно все, что угодно.

****

Почему Россия против мирового правительства

Эта тема – мировое правительство – очень важна для понимания того, где мы (Россия) находимся в плане мировой геополитики. Как известно, в России доминируют два подхода к этому вопросу. «Патриотический» (православно-коммунистический – тут ребята (термин коллег из ДСС)) сходятся) подход критикует идею «мирового правительства», объявляя все это происками – евреев, масонов, глубинного государства и так далее. В общем, мы против.

Либералы (молча) поддерживают идею мирового правительства в надежде на то, что их не забудут и включат в команду МП и дадут генерал-губернаторсские полномочия по надзору за российской территорией. Они будут делать все как сказали в мировом центре принятия решений, отстегивать 99% прибыли, что дает территория, но и оставшегося 1% им будет за глаза хватать для того, чтобы на несколько порядков финансово-экономически возвышаться над «стадом» нищих россиян.

Что касается власти, она делает вид, что данной проблемы не существует.

Естественно, такое положение дел не может быть признано нормальным. Его главная причина состоит в том, что у России сегодня отсутствует четко сформулированный собственный глобальный проект. У нас нет идеи этого проекта. И это самое важное.

Возвращаться в СССР – не хотим, мы уже достаточно обуржуазились для этого и обросли собственностью. Не хочет не только элита, не хочет и народ, который, конечно, бухтит, что нет справедливости (и это правда, тут проблема есть), но снова пахать с 8 до 18 за копейки и с очередями за все, начиная от туалетной бумаги и мыла, не хочет. Он хочет жить как сейчас – при капитализме, но чтобы при этом была еще и справедливость как при социализме. Строить «дикий капитализм» – тоже не хотим, ибо и там нет справедливости.

Сегодня ни российская элита, ни народ в своем подавляющем большинстве вообще не хотят напрягаться. В ХХ веке мы пережили 3 достаточно больших временных промежутка, связанных с перенапряжением элит и народа.

Сначала – Первая мировая война, распад Российской империи и Гражданская война. Потери – более 7 млн человек. Второй период – Вторая мировая война. Потери – более 20 млн человек. Третий период – распад СССР и социалистического блока. Потери – около 100 млн человек.

Никто не будет спорить, что на 100 лет это много, с учетом того, что было потеряно две страны. И это тоже говорит о качестве тех элит, что правили в эти периоды времени, и о качестве управления. Можно сколько угодно ругать англичан и американцев, но они за эти сто лет только нажились. И это говорит как о качестве элит.

Поэтому и русский народ, и элита максимально стараются избегать перенапряжения. Еще не зарубцевались предыдущие раны. Поэтому и проекта нет – все живут сегодняшним днем с небольшим забегом вперед в плане вооружений – с тем, чтобы снова не напали.

Неизвестно, конечно, сколько продлится этот состояние глобального нестояния, но рано или поздно он закончится. И наиболее четким свидетельством его окончания будет заявка части элит о том, что Россия готова к тому, чтобы миром правило мировое правительство. Более того – мы готовы его сформировать и, как минимум, блокирующий пакет (25% + 1 акция) в принятии решений должен быть у России.

Кстати, сегодня у нас 20% в ООН. И тоже блокирующих. Так что 25% – это не немного. Вопрос, чем они обеспечены – «дивизиями» и гиперзвуком и готовностью (политической волей) эти дивизии и гиперзвук двинуть при необходимости вперед или горбачевской болтовней.

Это что касается формальных признаков. Что касается содержательных, то, несомненно, мы должны предложить под свое понимание мирового правительства свои ИДЕИ, которые будут отстаивать не столько наше видение мира и его стратегического будущего, сколько нашу готовность за именно такое будущее воевать.

****

P/S

Будущее мира – за Россией, можете даже не возражать, без России – мира не будет, это уже доказанная теорема. Хотите вы этого или нет, но будущее прописано, там – в Небесной Канцелярии.

Автор: Славик Яблочный (cont.ws/@slavikapple)

Платформа для социальной журналистики «КОНТ» 

(www.cont.ws) 

06.10.2021 

Адрес материала: https://cont.ws/@slavikapple/2102901

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*