Кто научил Суворова науке побеждать?

Этот военачальник смело применял новые тактические приемы, был сторонником активных наступательных действий, горячо любим солдатами и уважаем противником. Практически всё тоже самое, можно повторить и о А. В. Суворове, но в данном случае речь о том, под чьим началом он одно время служил – Петре Александровиче Румянцеве.

Тайна происхождения

Существуют две версии рождения будущего российской армии – официальная и альтернативная. Согласно первой, у генерал-аншефа Александра Ивановича Румянцева и его супруги Марии Андреевны Румянцевой, 15 января 1725 года в Приднестровье, в селе Строенцы родился мальчик, которого назвали Петя – как императора.

И по слухам, назвали так не зря. Дело в том, что Мария Румянцева, по отзывам современников, была любовницей Петра I и Петя-младший, вполне мог быть внебрачным сыном самодержца. Подогревало эти слухи и то, что крестной матерью малыша стала жена Петра I Екатерина I. И по второй версии, появился он на свет в Москве, под бдительным оком государевым.

Понятно, что при таком родстве, что реальном, что приписываемом, у мальчика ожидалась блестящая карьера и в 14 лет отроду, парня решили приписать в дипломатическую миссию в Берлине. Главным образом, так поступили для того, чтобы образумить молодого человека, отличавшегося буйным нравом и не признающего никаких авторитетов, кроме отца.

Но фокус не удался, Петр лишившись опеки строгого родителя, окунулся в европейскую веселую разгульную жизнь, благо возможностей к тому она предоставляла не в пример больше, чем в России. Пришлось через год его отозвать и отправить на военную службу в Сухопутный шляхетский корпус, как думали – под твердую руку….

На удивление, военные чины продержались гораздо меньше дипломатов. Всего через 4 месяца, уступая их настоятельным просьбам, кадета забрали обратно домой. А в 1741 году кто-то надоумил его родителей отдать сорванца на очередную войну со шведами и случилось чудо – вчерашний сорвиголова нашел здесь применение своему буйству, своеволию и кипучей энергии.

16-летний подпоручик заслужил уважение подчиненных заботой о их положении, строго следя за тем, чтобы все были сыты, обуты, одеты и здоровы. Ел и спал среди солдат, тянул службу вместе с ними. После всего этого не удивительно, что его подразделение отличилось в боях и русско-шведскую войну Румянцев закончил уже в чине капитана.

За боевые заслуги он был избран нарочным для доставки в Петербург донесения о заключении Абосского мира, а уже в столице произведен в полковники и назначен командиром Воронежского пехотного полка. Можно предположить, что императрица Елизавета Петровна учитывала возможное родство юноши, когда устраивала его карьеру.

Как надо воевать

Он все делал громко и после насильной женитьбы ушел в такие загулы, о которых судачила вся Россия, сама императрица в письмах просила его отца найти на сына управу. Вероятно, стыд за отпрыска и связанные с этим переживания, не добавили пожилому дипломату здоровья и в 1749 году он почил. Удивительно, но именно это событие стало поворотным в жизни и поведении его сына.

На Семилетнюю войну с Пруссией он попал уже в чине генерал-майора и в полной мере раскрыл свой полководческий талант. Своими действиями, молодой генерал буквально взрывал мозг дисциплинированным прусским служакам, воюя нестандартно и неожиданно, не по правилам, как было тогда повсеместно принято, а по ситуации. Слава его быстро росла и не только в рядах российской армии.

Заслуженные прусские вояки стали всерьез опасаться молодого русского гения наступательной войны. В сражении при Кунерсдорфе, его дивизия находясь в самом центре австро-русских войск, попала под разящий удар считавшейся непобедимой прусской тяжёлой кавалерии. Однако, как мы помним, Петр Александрович авторитетов не признавал и выдержав первый навал, лично повел своих солдат в контратаку.

В результате, пруссаки пораженные гибелью своей элитной кавалерии, побежали без оглядки, да так, что прусский король Фридрих II потерял свою знаменитую треуголку, ставшую одним из трофеев русских. Снова и снова, нешаблонные действия Румянцева заставляли прусских командиров путаться в перестроениях, нарушать строй, порядок, порождая в их головах хаос, переходивший в бардак на поле боя.

В самом конце Семилетней войны, Петр Александрович взял крепость, считавшуюся прежде неприступной, проявив упорство и недюжинный талант. О нем стали говорить по всей Европе, как о лучшем полководце своего времени. Новые приемы боя и маневренная наступательная тактика, которую впоследствии доведет до совершенства уже Суворов, доконали короля-воина Фридриха II.

Он уже всерьез подумывал о капитуляции и отречении от престола, но тут умирает Елизавета Петровна и на трон в России заступает Пётр III, истый поклонник прусского короля. Прекратив уже выигранную войну, новый император вернул все завоеванные территории и предложил пруссакам союз. На удивленье многих, Румянцев не стал обсуждать новую политику, реализуя правило «Приказы не обсуждаются — приказы выполняются».

Железной рукой

Воплощение позора для русских войск продлилось недолго, в результате переворота на трон взошла Екатерина II и снова Румянцев всех удивил, не принимая присягу до получения известия о смерти Петра III. Не дожидаясь опалы он подал в отставку, однако юная Фике в свою очередь проявила государственное мышление и подход. Отклонив прошение, она назначила Румянцева на очень сложный пост.

Со времен воссоединения Малороссии с Россией, шляхта там жила на особенном положении, по сути паразитируя на труде и заслугах всей остальной страны. УкрАинские магнаты не платили налогов, не давали рекрутов в армию, больше того – не были известны даже размеры их состояний и размеры собственности! И надо полагать, никто из них не стремился терять свои привилегии.

Румянцев впервые провел генеральную опись населения и имущества помещиков и магнатов. Для Российской империи это позволило прекратить постоянные дотации в регион (они еще и деньги со всей России тянули!) и начать получать немалые налоги с оборзевшей укрАинской шляхты. На посту генерал-губернатора Малороссии Петр Александрович Румянцев останется до самой смерти.

Служил,
и ещё послужу

Однако почивать на лаврах было еще рано, в 1768 году началась русско-турецкая война и Румянцева назначили командующим, сменив на этом посту нерешительного князя Голицина. И Петр Александрович вновь продемонстрировал быстроту, натиск и маневренность, которая принесла ему успех в Пруссии. Вся Европа с замиранием сердца следила за его победами над превосходящими силами противника.

В редком сражении перевес сил турок был меньше, чем 4-х кратный, а зачастую и более того, но исход оставался неизменным – османы разбиты наголову, бегут теряя всё что можно было потерять, включая честь и славу, а от соотношения потерь европейцы просто впадали в оторопь: 1 русский воин к 50/60 турецких! Неувядаемой славой полководец покрыл себя в битве при реке Кагул.

32-тысячная русская армия противостояла 150-тысячной турецкой, ожидавшей подхода 100-тысячного корпуса крымского хана Каплана II Гирея. В такой ситуации, никто кроме Румянцева не стал бы даже думать о атаке, но Петр Александрович не сомневался ни секунды. В ночь накануне турецкой атаки, он выдвинул часть войск в направлении османского лагеря, а часть отправил прикрывать тыл от крымчаков.

Построившись в каре, неприступные для турецкой кавалерии, русские полки подошли вплотную к ставке турецкого паши, когда тот решился бросить в бой янычар. Яростная атака которых, буквально развалила одно каре, а побежавшие солдаты стали искать спасения в порядках других построений, нарушая их и ставя под угрозу разгрома всю армию.

И тут наблюдавший за ходом боя Румянцев спокойно сказав офицерам «Теперь настало наше дело», устремился к отступавшему каре. Увидев любимого генерала солдаты воодушевились, под огнем и напором янычар смогли восстановить нарушенный строй и погнать турок вспять! Бежавших в панике османов гнали до Дуная, захватывая орудия, обоз, знамена и пленных.

Особо отличились тогда крымчаки: хан Гирей узнав о разгроме, не стал испытывать судьбу и развернув своих «храбрых» воинов, побежал что есть мочи под прикрытие турецких крепостей. Но в Измаиле татар попросту погнали в шею, опасаясь, что их присутствие привлечет к городу страшного русского генерала. В итоге, Измаил тогда (первый раз) был взят почти без боя….

Великий

С победой при Кагуле, личным письмом Румянцева поздравил даже старый противник – прусский король Фридрих, наградив его орденом Черного Орла. А сам генерал продолжал гнать турок, беря город за городом и в конце концов загнал османского визиря в тупик, отрезав тому отступление неожиданным и смелым маневром.

Несмотря на 3-х кратное превосходство, турки запуганные мастерством Румянцева запросили мира и согласились на все условия. Екатерина по достоинству оценила заслуги полководца: Высочайшим указом повелела генерал-фельдмаршалу графу Петру Александровичу Румянцеву присоединить к фамилии его наименование «Задунайский», пожаловав награды, имения и крестьян.

В честь приезда фельдмаршала Румянцева в Берлин, король Пруссии Фридрих II устроил прием, который не оказывал никому в своей жизни: полки прусской армии прошли парадным маршем в присутствии всего высшего прусского генералитета. А австрийский император Иосиф II, всегда держал на обеденном столе один лишний прибор – в честь отсутствующего на трапезе П. А. Румянцева.

Остается лишь с сожалением отметить, что история в случае с Суворовым, повторила судьбу Румянцева – оба они были оттеснены очередными фаворитами и окончили жизнь в своих имениях, не принимая никого, даже детей. Должное им воздали уже потомки, бережно храня память свершенных ими побед и охраняя славу русского оружия! Будем помнить и мы

Яндек-Дзен канал

Великая Евразия

(https://zen.yandex.ru/velikayaeurasia)

05.10.2021

Адрес материала: https://zen.yandex.ru/media/velikayaeurasia/kto-nauchil-suvorova-nauke-pobejdat-615bc8b27afe6d06dea5d039

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*