О выборах президента в Республике Корея, 2022 год

Общие положения

20-е выборы президента Республики Корея предусмотрены в 2022 году на 9 марта. При этом, срок правления выбранного кандидата начинается 10 мая 2022 г. и заканчивается 9 мая 2027 г. Окончательная регистрация кандидатов осуществится 13-14 февраля. С 15 февраля по 8 марта – период официальной агитации. Всего кандидатов насчитывается на данный момент более 10 человек.

Само голосование будет проходить 9 марта с 6 до 18 часов, подсчет голосов начинается сразу после закрытия избирательных участков, результаты должны стать известны не позднее, чем через два дня после даты выборов. Проголосовать заранее гражданин может на любом избирательном участке, вне зависимости от места проживания. Голосование зарубежных соотечественников проходит только предварительно через специальную страничку на сайте Центральной избирательной комиссии, куда необходимо заранее подать соответствующее заявление. Кроме того, такое заявление необходимо от членов экипажей судов (голосование на борту не проводится), лиц, находящихся в больницах, санаториях, местах содержания под стражей.

Основные кандидаты

Ли Чжэ Мён от Партии Тобуро Минчжудан (더불어민주당 이재명) Демократическая партия Тобуро («Вместе»), 1964 г.р.

С мая 2021 г. лидер партии Сон Ён Гиль, 1962 г.р. Закончил Университет Ёнсе, католик. С 2010 по 2014 гг. – мэр Инчхона. В феврале 2013 г., когда президент Путин был в РК с визитом, получил от него Орден Дружбы, за вклад в развитие добрососедских отношений (передача флага крейсера «Варяг» в годовщину боя у Чемульпо в 1904 г.).

Три срока был депутатом Национального собрания. В 2017 г. назначен президентом Мун Чжэ Ином спецпосланником в Россию, куда приезжал не один раз, вел переговоры политического и экономического характера, в том числе на высшем уровне. Вместе с президентом посещал и ВЭФ во Владивостоке.

Еще несколько фраз о партии Тобуро, затем вернемся к ее нынешнему кандидату Ли Чжэ Мёну. Ее корни идут еще из 1950-х гг., в числе ее основателей были  Чан Мён и Юн Босон, которые недолгое время, между Ли Сын Маном и Пак Чон Хи, даже побыли у власти, возглавляя Вторую республику. С переименованиями и реорганизациями партия дожила до 2015 г., когда в результате очередной реорганизации из «Нового политического альянса за демократию» превратилась в Демократическую партию «Вместе». В 2017 г. ее кандидат Мун Чжэ Ин победил на президентских выборах, а в 2020 г. партия завоевала  абсолютное большинство в Национальной Ассамблее (парламенте), получив 179 мест из 300.

Теперь, что касается Ли Чжэ Мёна. По образованию юрист, работал адвокатом. С 2010 по 2018 гг. был мэром г. Соннам (под Сеулом), десятый по величине из крупных городов Южной Кореи. С 2018 по 2021 гг. – губернатор столичной провинции Кёнгидо. Между прочим, в 2017 г. он участвовал в праймериз кандидата на пост президента от Демократической  партии, но проиграл Мун Чжэ Ину.  На посту губернатора он боролся с коррупцией, помогал пострадавшим от стихийных бедствий, проявил себя в период борьбы с пандемией COVID-19. Он, например, инициировал проверку на COVID всех иностранцев, работающих в провинции Кёнгидо, а также добивался через центральное правительство осуществления выплат всем жителям провинции в связи с коронавирусом.

Официальным кандидатом в президенты стал в октябре 2021 г. По политическим взглядам может быть назван левым центристом. Очень уважает Франклина Рузвельта, и вообще, известен как защитник его экономической политики «либерализм нового курса». Свою позицию по экономике позиционирует как «стремление добиться экономического роста». Считает, что проблемы в экономике возникли из-за его замедления. В свою очередь, отсутствие роста проистекает из-за неверной структуры и поляризации во многих отраслях, что порождает углубление разрыва между малым, средним бизнесом и монополиями, уменьшение возможностей для молодого поколения, разнобой и неэффективность в использовании ресурсов. Еще один важный аспект – технический прогресс и цифровизация, позволяющие обеспечить ответ новым глобальным вызовам.

Одна из его «фишек» в кампании 2022 г. – обеспечение универсального базового дохода, который Ли предполагает сначала распространить на крестьян, рыбаков, молодежь, затем расширить на остальные слои населения, затем поднять на национальный уровень. Средства планируется брать с налога на землю и на предохранение от угдеводородных выбросов.

Что касается внешней политики. Ли заявил, что будет продолжать усилия предыдущих либеральных президентов и правительств по осуществлению переговоров с Северной Кореей, Он считает, что при определенных условиях, если это послужит денуклеаризации СК, с нее могут быть сняты некоторые санкции. Однако, если Пхеньян не пойдет по этому пути, санкции могут быть немедленно восстановлены. Поддерживает необходимость хороших торговых отношений с США. Верит в необходимость американской военной поддержки, однако в свое время критиковал развертывание противоракетной системы THAAD, с учетом возможного экономического противодействия Китая. Когда систему все же развернули, стал говорить о том, что необходимо рассмотреть новые пути развития отношений с США и достижения денуклеаризации КНДР. Применительно к Японии, придерживается стратегии, включающей наличие исторических проблем, обеспечения территориального суверенитета,  и, в то же время, экономических, общественных, дипломатических связей и сотрудничества.

Следующий кандидат – Юн Сок Ёль (국민의힘 윤석열) от партии Сила народа или Гражданская сила,1960 г.р. Бывший Генеральный прокурор. Закончил Сеульский Национальный университет. К партии присоединился летом 2021 г., в ноябре получил от нее официальную поддержку как кандидата на выборах.

Немного о самой партии. Создана в 2020 г. на базе существовавших до этого партий консервативной направленности. В целом придерживается концепций правого либерализма и популизма, антикоммунизма, социального консерватизма, Выступает против излишнего вмешательства государства в жизнь граждан. В то же время, защищает традиционные семейные ценности, национальный патриотизм, критикует ЛГБТ. Некоторые ее деятели даже осуждали феминисток, за что подвергались осуждению в прессе. Имеет в Национальной Ассамблее 103 места из 300.

Юн отвергает обвинения соперников в популизме, в экономической сфере часто цитирует Милтона Фридмана (основатель Чикагской школы экономики, сторонник «свободного рынка»), выступает против излишнего вмешательства государства в экономику. В сентябре 2021 г. призвал США развернуть на территории РК тактическое ядерное оружие (американцы отказались), позже заявил, что помилует бывших президентов Ли Мен Бака и Пак Кын Хе. Как известно, Пак Кын Хе была затем амнистирована президентом Мун Чжэ Ином. В конце прошлого года заявил также о том, что пересмотрит максимальную 52- часовую рабочую неделю (введенную президентом Муном) до максимальной переработки 120 часов в год, а также и понятие минимальной оплаты труда. Отличился также тем, что по его заказу, американская компания Deep Brain, специализирующаяся на работе с искусственным интеллектом, сделала Юну цифрового двойника (аватар). Кандидат хотел этим показать приверженность цифровому будущему, но сразу попал под критику за переход некоторых этических и юридических норм демонстрацией своего изображения. Другие кандидаты, например, Ли Чжэ Мён, тоже эксплуатируют цифровые технологии, но до такого еще не доходили.

Взгляды на КНДР традиционные для консерваторов. Если КНДР согласится на полную и проверяемую денуклеаризацию, то ЮК может подписать с ней мирный договор и оказать финансовую поддержку. При этом санкции, и даже возможность более жестких мер (по некоторым данным, даже военным путем) должны быть сохранены для стимулирования КНДР к полному отказу от ядерного оружия.

Как это бывает на многих выборах во многих странах (ЮК тут не единственный пример) кандидаты одним из аргументов друг против друга считают «черный пиар»: обвинения соперника и его семьи в коррупции, подлогах и всякой иной нечестности.

Так, Ли Чжэ Мёна противники обвиняют в причастности к крупному скандалу в его подведомственной провинции, когда чиновники администрации, пользуясь инсайдерской информацией, скупали задешево земли, на которых планировалось возвести несколько жилых комплексов.

Юн Сок Ёлю досталось отвечать за использование служебного положения в личных целях в бытность генпрокурором, за своих родственников и их подлоги с пенсией, махинации по акциям, фальсификации банковских документов, незаконную скупку земель.

Тем не менее, Ли Чжэ Мён и Юн Сок Ёль, по опросам, идут примерно вровень, хотя то один, то другой иногда выходят вперед. Здесь уместно напомнить, что основной базой левого электората всегда был юго-запад (Чолла и вокруг), правые опирались на юго-восток (Кенсан и вокруг), а столичный регион и центр делились приблизительно вровень, вот за их голоса всегда и идет основная борьба.

Теперь рассмотрим еще двоих персонажей из группы кандидатов на победу.

Ан Чхоль Су  (안철수), 1962 г.р., представитель центристской Народной партии (국민의당) (своеобразные «эсеры»). Профессор нескольких южнокорейских вузов. Начал карьеру как врач (медицинское образование – Сеульский национальный университет, продолжал образование – в США), но потом ушел в digital-индустрию и стал заниматься компьютерными программами. Его компания AhnLab разработала первый в Республике Корея антивирус. Ну, то есть, это как если бы в России Касперский вдруг решил заняться политикой.

Участвовал в президентских выборах 2012 г. как независимый кандидат. Перед выборами 2017 года возглавил Народную партию, которая откололась от «демократов», на выборах 2017 г. пришел к финишу третьим с 21,4%. Является депутатом Национального собрания двух созывов.

Считается, что основная опора Ана – это молодежь, и его даже называли какое-то время южнокорейским Макроном. Для молодежи Ан обещал поменять систему образования, сделать ее более современной и креативной, а также решить проблему безработицы среди молодых за счет увеличения зарплат и количества рабочих мест в малом бизнесе.

Старается представлять себя умеренным, как по отношению к либералам, так и по отношению к консерваторам. Призывает налаживать диалог с КНДР, с другой стороны – сохранять в отношении нее санкции. В свое время поддерживал размещение системы THAAD, но призывал договориться с Китаем, который от этой системы был не в восторге. По некоторым мнениям, его слабым местом является безосновательный популизм, он не понимает, насколько политика – серьезное дело, и отданный приказ автоматически означает результат. То есть, методы управления промышленной компании отличаются от методов управления государством.

Тем не менее, Ан, которому опросы сейчас отдают плюс-минус 10-15 процентов, может повлиять на конечный результат, особенно по отношению к левым, среди избирателей Юго-Запада Корейского полуострова (регион Хонам).

Сим Сан Чжон   (심상정 ), 1959 г.р., от Партии  справедливости (정의당).Сама партия (существует с 2012 г.) характеризуется в разных южнокорейских кругах как умеренные социал-демократы, левые либералы или прогрессисты, более умеренного типа, чем партии Ли Чжэ Мёна и Юн Сок Ёля. Подает себя и свою партию как альтернативу крупнейшим «игрокам» (frontrunners) или как «третью силу».  Одно время Сим Сан Чжон даже обвиняла Ли и Юна в «опасном популизме». Сим отвергла инициативу Ли Чжэ Мёна о блокировании с его партией, и сказала, что скорее объединится с Ан Чхоль Су, чтобы представлять неохваченные крупнейшими партиями слои избирателей.

Сим Сан Чжон получила степень бакалавра по истории в Сеульском национальном университете. Сначала намеревалась стать педагогом, потом увлеклась борьбой за права рабочих, и по этой дороге вышла в политику. Депутат Национального собрания уже 4 созывов.

Ее экономические взгляды отражают прогрессистскую платформу Партии справедливости. Партия поддерживает повышение налогов, выступает против понятия базового дохода, но в защиту прав рабочих и указывает, в частности, на необходимость реформирования южнокорейских монополий (чэболь) в направлении запрета перехода собственности над ними по наследству. Сим является единственным кандидатом в президенты, кто открыто выступают в поддержку корейского ЛГБТ-сообщества и продвигает женское равенство (феминизм). Относится отрицательно к развертыванию на Корейском полуострове американских противоракетных систем и выступает за его безъядерный статус. В этом смысле считает, что мир является главной ценностью и отказывается принимать чью-либо сторону в борьбе за гегемонию в регионе. По отношению к Северной Корее отвергает политику «безусловного умиротворения», делая акцент на гуманитарной составляющей и правах человека. Критиковала правящую партию за умиротворяющий подход к Северу, основанный на корейском национализме, заявляя, что дороже всего жизни своих граждан. Уровень ее поддержки, по опросам, от 4 до 8 процентов.

 

Ну и наконец, необходимо сказать еще об одном кандидате, чьи высказывания в силу обстоятельств, стали известны в России.

Есть в Южной Корее такая Национальная революционная партия (국가혁명당 허경영). Сами корейцы ее, кстати, часто называют шутовской или фиглярской (zany). И вот ее лидер Хо Гён Ён, 1950 г.р., (корейский «Жириновский»), который тоже заявился на выборы как кандидат в президенты, публично заявляет о том, что хочет предложить России, в случае своей победы,  арендовать у нее часть территорий Дальнего Востока в качестве первого шага к созданию совместной зоны экономического процветания в СВА. Для реализации этой идеи Хо предполагает направить в эти районы аж 100 тысяч южнокорейских чиновников.

Что тут можно сказать, кроме того, что пресса, в том числе российская, часто грешит ошибками перевода, вырыванием из контекста, а потом тиражированием тех вещей, которые не говорились, не делались или говорились и делались не совсем так или совсем не так?

В той же информации ТАСС, помимо самого заявления Хо Гён Ёна, указывается, между прочим, что он до недавнего времени считался скорее эпатажной медийной личностью, чем политиком. Он прославился своими заявлениями о том, что умеет левитировать и мгновенно переноситься из одного места в другое, что может лечить пациентов возложением рук, даже выпустил в 2009 г. свой цифровой сингл Call me. Он также регулярно делал различные нереалистичные политические и экономические заявления и обещания, например:

– увеличить ВВП Республики Корея за пять последующих лет в два раза. Это, по его словам, позволит государству выплачивать каждому совершеннолетнему гражданину страны безусловный ежемесячный доход в размере 1,5 млн. вон ($1 250);

– в целях экономии бюджета в три раза сократить число депутатов парламента;

– сделать высшие государственные должности неоплачиваемыми и расформировать ряд ведомств, включая Министерство по делам семьи и гендерного равенства.

Причем эти выборы главы государства у него не первые: в 1997 году он набрал 0,15% голосов, а в 2007-м — 0,4%. В этом же году он получил 18-месячный срок и запрет заниматься политикой в течение 10 лет, так как его президентская кампания содержала прямо-таки неприличное количество лжи, фейков и натяжек. Он также баллотировался в мэры южнокорейской столицы в 2021 году, получив 1,07% голосов.

Несмотря на весь такой антураж, и к удивлению южнокорейских политиков, в декабре 2021 г. Хо даже обошел по результатам опросов в популярности Сим Сан Чжон и Ан Чхоль Су, получив что-то около пяти процентов.

Сим Сан Чжон от этого весьма расстроилась и поставила в январе свою избирательную кампанию на паузу, чтобы все обдумать. Хо на следующий день после этого, типично в своей манере, сказал, что пусть Сим не переживает, если его изберут, он возьмет ее к себе и поручит ей формирование своей администрации и правительства.

Сим какое-то время помолчала, потом сделала публичное заявление, что она молчала вовсе не из-за низкого рейтинга, и теперь возвращается в избирательную кампанию, чтобы бороться против нечестного общества, неравенства рабочих и за равноправие женщин.

В общем, на данный момент, ситуация выглядит примерно так. Есть два кандидата, Ли Чжэ Мён и Юн Сок Ёль, чьи рейтинги далеко впереди остальных, между ними и ведется основная борьба. Вся остальная группа тоже борется за голоса избирателей и надеется отнять часть этих голосов у главных претендентов. Учитывая, что Ли и Юн идут «голова к голове» (хотя то один, то другой опережают друг друга), и победу наверно  будут определять буквально проценты, для Ли Юна могут быть важны приверженцы конкурентов-аутсайдеров. Нельзя исключать, что, ближе к дате выборов, с ними придется договариваться, идти на какие-то уступки, чтобы обеспечить победу на выборах и приход к власти.

3 февраля между четырьмя кандидатами прошли теледебаты, на которых они высказали свои уже известные подходы к разным вопросам. Разногласия возникли по размещению дополнительных американских систем ПРО и о приоритетном порядке встреч победившего кандидата с иностранными партнерами. Ли не стал никого выделять (то есть, как бы, для страны все партнеры важны), Юн и Ан назвали сначала США, и только Сим сказала, что прежде всего постарается встретиться с руководством КНДР.

О России при этом явно негативных вещей никто не озвучивал, что неудивительно. Среди кандидатов не наблюдается открытых оппонентов Москвы, вряд ли кто-то из них пойдет по пути враждебности и противостояния с ней, отношения будут находиться в рамках от нейтральности до позитивного реализма. Вообще, корейцы – очень разумная и трезвая нация, они понимают, что, конечно, экономически и политически пока зависят от США, но и с Россией им делить, по большому счету, нечего, поэтому в наших отношениях при любом победившем кандидате в президенты будет сохраняться разумный баланс.

Николай Иванович Переславцев,

редактор журнала “Asia-Pacific Journal of Marine Science&Education”

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*