Олег Мельников: «Рабство 21 веке приобретает новые формы, но оно никуда не делось»

В ежегодном докладе Госдепа США Россию причислили к «третьей категории» государств, которые не отвечают минимальным мировым стандартам в борьбе с торговлей людьми. Однако это, мягко говоря, неправда. В Москве активно действует общественное движение «Альтернатива», которое вызволяет людей из рабства по всему миру.

Конечно, обидно в восьмой раз оказаться в одной кампании с Южным Суданом, Туркменией и Афганистаном. Тем не менее, нельзя не согласиться с авторами доклада в том, что в России сегодня не существует национальной стратегии по пресечению торговли людьми. Нет и структуры, которая ответственна за борьбу с рабством. Правда и то, что случаи принудительного труда постоянно фиксируются сотрудниками МВД. Но попавшие в беду люди звонят не в полицию, а в «Альтернативу».

В интервью «НИ» основатель и руководитель движения «Альтернатива» Олег Мельников уточнил: в год в Российской Федерации пропадает от 80 до 100 тысяч человек. Из них 7–8% попадают в рабство.

Русские люди попадают в ловушку

– Олег, вы не преувеличиваете, когда говорите о рабах, рабстве? Все-таки люди не на галерах веслами работают…

– Рабство в средние века почти ничем не отличается от сегодняшнего. Да, современного раба не заковывают в кандалы и даже не привязывают к батарее. Они работают на производстве, на ферме или, как девушки, в кабаках. Но по определению Международной организации труда, сегодня раб – это человек, который не получает заработную плату, он не может отказаться от выполнения той или иной работы, он подвергается физическому и психологическому насилию, издевательствам. Раб является собственностью, которую могут продать, передать по наследству, подарить.

– Современное рабство, какое оно?

– В России рабство устроено так же, как и во всем мире. Я недавно общался с коллегами из Нидерландов, которые сказали, что у них такая же точно ситуация с приезжими поляками, румынами, украинцами – со всеми теми, кто приезжает к ним в страну на заработки, при этом не знает языка и попадает в лапы криминальных структур. Другими словами, в рабство.

Специалисты делят современное рабство на три основные категории – трудовое, сексуальное и нищенское. Наиболее распространено во всем мире, да и в России – трудовое рабство.

Схема «заманивания» людей в ловушку чрезвычайно простая. Допустим, мужики из провинции едут в Москву в поисках работы, но они не понимают, как и где ее искать, и первое время живут на вокзале или за гроши снимают койку в общаге. Через два-три дня они попадают в поле зрения так называемых «вербовщиков». Те подходят к намеченной жертве и говорят: «Для тебя есть хорошая работа!» Чаще всего вербовщики не сообщают, где именно находится «райское место», либо говорят «на юге». Воображение рисует пальмы, белый песок, море…

Как водится, за успешное трудоустройство мужикам предлагают выпить, а потом люди, «оглушенные» клофилином, просыпаются в Дагестане, Калмыкии или в любом другом месте, где есть стройки, шахты или фермы. Работягам объявляют, что за них заплатили деньги, а документы обещают вернуть, когда они их отработают.

Современные рабовладельцы обычно называют небольшие суммы – 15-20 тысяч рублей. Но их невозможно отработать, вот и говорят кандидату в рабы: «Сегодня ты заработал 500 рублей, на твое питание потратили 300, а за жилье отдали 600». Счетчик щелкает, а «долг» постоянно растет.

– Я недавно обратил внимание на священника, который просил милостыню вблизи храма. Он что, тоже работает на дядю?

– Однажды в качестве эксперимента я сам встал на инвалидной коляске около одного из храмов на Таганке, – рассказал Олег Мельников. – Ко мне сразу подошли «качки» и, поняв, что я чужак, начали угрожать. Мы пытались выйти на тех, кто «крышует» нищих, но нас спалили журналисты, которые встали рядом в своей «незаметной» белой машине с надписью «Общественное телевидение России»,

В Луганской области, в доме для престарелых, жила женщина, которая еще в юности потеряла зрение. К ней от московских цыган пришел вербовщик и пообещал отвезти ее в Россию, где якобы врачи восстановят ей зрение. Женщина, мечтавшая об этом всю жизнь, согласилась. В итоге вместо того, чтобы помочь восстановить зрение, ей зашили глаза. И чем больше гноились у старухи глаза, (она стояла возле Курского вокзала в Москве), тем больше сердобольные москвичи кидали ей денег. Но если б они только знали, что каждый такой инвалид приносит своему хозяину от 10 до 15 тысяч рублей в день! Взамен «нищие» рабы получают лишь миску супа и койку для ночлега.

Если увидите священника, который просит милостыню вблизи храма, знайте – это мошенник или подневольный человек, который работает на дядю. По правилам Русской Православной Церкви, сбор милостыни может осуществляться только на территории храма. Тем не менее, сегодня лже-священников по российским городам очень много.

На самом деле, попрошайничество – это второй вид рабства. Здесь всегда подневольный труд. Просто так стоять на Тверской и просить деньги у прохожих никто не позволит. Криминальные боссы обязательно подошлют своих «контролеров» к попрошайке-индивидуалу и начнут выяснять, кто такой и на кого работает. Если конкурент не уберется, его могут избить или даже убить.

У так называемых «попрошаек», которых мы каждый день видим в метро или на площадях и улицах Москвы, всегда есть хозяева. Это – настоящие рабовладельцы. В 1990-е столичных «нищих» прибрала к рукам грузинская этническая ОПГ, но стараниями правоохранительных органов она прекратила свое существование в 2004 году. Сегодня в столице остались молдавские цыгане, которые активно завозят из Одесской области дедушек, бабушек и инвалидов. А все потому, что сердобольные жители больших городов перестали подавать милостыню таджикам в халатах и тюбетейках.

А вот астраханские цыгане, которые тоже обосновались в столице, – в основном попрошайничают сами, иногда, чтобы вызвать у москвичей жалость, используют краденых детей, – констатировал руководитель «Альтернативы».

О Боже, матери продают своих детей!

– Олег, откуда у цыган берутся чужие дети?

– Это – большой вопрос. Грудничков активно продают мигранты, неблагополучные семьи, студентки, случайно «залетевшие» от своих сокурсников. Темненький младенец стоит примерно 100 тысяч рублей, светленький – 300-400 тысяч.

Продажу детей очень сложно отследить, потому что, когда ребенок появляется на свет, в роддоме родителям выдают справку о рождении. Но пока эту справку не отнесут в ЗАГС, ребенка как бы не существует. Были случаи, когда по одному свидетельству о рождении проходили пять разных детей. А ДНК-экспертизу для установления родительства можно сделать только после возбуждения уголовного дела.

Проблема в том, что в УК есть статья 151, «Вовлечение несовершеннолетнего в совершение антиобщественных действий». Но грудники под нее не попадают, так как сами не могут попросить об этом полицию. Так что, у цыган дети что-то вроде реквизита!

Как правило, такие дети на руках у цыганских «мадонн» живут от полутора до трех месяцев. Чтобы они не ныли, их пичкают наркотиками!

Каждый, кто дает деньги попрошайке, должен понимать, что фактически оплачивает мучения и смерть этих детей!

– Назовите наиболее проблемные регионы России.

– Центром рабства по традиции принято считать Кавказ, но бандиты других регионов нашей необъятной не отстают от южных коллег. Рабство процветает на Дальнем Востоке, в Москве, Санкт-Петербурге, на всем юге России.

В Краснодарском крае и на Ставрополье рабский труд используют на сельхозработах. В Дагестане, когда мы туда приехали, было больше 600 кирпичных заводов, где активно использовался подневольный труд. Сегодня там поработали правоохранительные органы, посадили, кого надо, и заводов осталось всего 4, а рабов не стало. В этом, признаться, есть и наша заслуга.

– Олег, вы как-то сказали, что сейчас очень много случаев, когда молодые мамаши продают своих детей…

– Вот свежий случай. Некоторое время назад в социальной сети появилось объявление: молодая женщина готова за вознаграждение отдать своего новорожденного ребенка. Мы подобные сообщения отслеживаем, берем их под контроль и просим МУР принять меры. Наш сотрудник в этом конкретном случае связался с горе-мамашей и просил уточнить, почему она решила избавиться от сына? Женщина ответила: «Ни мне, ни мужу ребенок не нужен. Хочу 100 тысяч рублей!»

Как это уже бывало в нашей практике, мы еще и еще пытались отговорить ее, не продавать новорожденного сына. При этом, естественно, не расшифровывали себя. В итоге женщина прилетела из Казани в Москву, жила какое-то время в гостинице. Наш подставной покупатель снова провел с ней беседу, отговаривал, обещал даже оплатить какие-то ее расходы в Москве. «Мы тебе покупаем обратный билет, даем денег на дорогу, и ты возвращаешься домой, в Казань, но со своим ребенком», – настаивал «покупатель». В ответ она повторяла свое: «Нет, мне нужны деньги!»

Горе-мамаша написала расписку, что, мол, претензий иметь не будет. После того, как ей передали деньги, она была задержана полицией. Все фиксировалось на видеокамеру. Сейчас преступница находится в СИЗО, ребенок – в больнице, а сотрудники «Альтернативы» дают показания в Следственном комитете. В делах, касающихся торговли детьми, наша организация работает в одной связке с органами.

– Какой срок она может получить?

– За подобные деяния полагается от двух до четырех лет лишения свободы. Конечно, женщину лишат родительских прав.

Куда смотрит ФСБ?

«Альтернатива», как выяснилось со слов ее руководителя, совместно с полицией борется не только с торговлей детьми, но также с незаконным суррогатным материнством.

– Позвольте, в России суррогатное материнство разрешено Федеральным законодательством…

– Вы правы, у нас в стране эта процедура юридически разрешена. Сегодня этим активно пользуются различные преступные группировки за рубежом, особенно в Азии. Основные заказчики сидят в соседнем с Россией Китае. Схема выполнения «заказа» на рождение суррогатного ребенка и его незаконную переправу за кордон отработана до мелочей. И потом, в России, увы, всегда найдутся женщины, которым позарез нужны деньги и поэтому они готовы на все, даже рожать детей для китайцев.

– Что, в Китае людей не хватает?

– Я приоткрою только часть проблемы. Как вы думаете, сколько времени в Европе и США надо ждать получение донорских органов для пересадки больным детям? Полтора года. А в Китае за хорошие деньги несчастным родителям помогут за 7-12 дней!

– Неужели китайский криминал наладил в России такой страшный бизнес?

– Сейчас в основном «заказывают» новорожденных детей в России, потому что везде в мире запретили суррогатное материнство для неграждан страны. Даже в Индии, откуда шли массовые «поставки» в Поднебесную. А в России это разрешено до сих пор. Полиция и у нас, и в Китае, естественно, борется с этим чудовищным злом. И «Альтернатива» им активно помогает. Раскрывать методы нашей работы не стану.

– Как женщины попадают в сексуальное рабство?

– Здесь все просто. Девушек зовут работать якобы в шикарный ночной клуб или отель. Сулят им певческую карьеру или работу в баре. Многие, особенно наивные молодые провинциалки, тут же клюют на это и соглашаются.

Недавно был случай, когда девушку позвали работать крупье в легальное казино за границей. Когда она уже начала радоваться своей удаче и мечтать о безбедной жизни, хозяева сообщили ей о «долге» в 45-50 тысяч долларов: мол, надо отработать, и тогда отпустим. Понятно, что женщинам никогда не отработать «долга», и никогда их не отпускают на волю.

Интересно, что всегда называется сумма в 45-50 тысяч долларов. Даже когда девушек из Нигерии везут в Россию, им обещают те же деньги. Говорят, что они будут работать швеей, моделью, петь или танцевать в ночном клубе. По прибытии в Россию на африканок накладывают якобы гнев святого Вуду, они в это верят. И из страха соглашаются на «продажную любовь».

В Китае и на Северном Кипре полно девушек из Белоруссии, Украины и России. Как они туда попали? Опять же вербовщики предложили им работу в ночных клубах. В итоге, отобрав паспорта, заставили заниматься проституцией. Они протестовали, конечно. Тогда их избили, изнасиловали, посадили на наркотики. Опять изнасиловали. А потом сказали – хотите, чтобы это все прекратилось, – отрабатываешь сезон, и мы вас отпустим. Многие женщины на это соглашаются. Другого варианта у них просто нет. Когда они дозваниваются до «Альтернативы» и просят о помощи, мы их вызволяем.

– А были такие случаи, когда приходилось мужчин вызволять из сексуального рабства?

– У нас сейчас на контроле некий молодой человек, которого держат в одной из стран Латинской Америки, делая из него – против его желания, конечно, – «порно-звезду». На самом деле, мужчину заставляют публично перед видеокамерами раздеваться, заниматься сексуальными извращениями. На этих трансляциях в режиме онлайн его хозяева зарабатываю огромные деньги. Парня уговорили поехать в такую даль, опять же пообещав работу в модельном агентстве и обманули. Наши люди предпринимает усилия для его освобождения из рабского плена.

– Говорят, что сексуальным рабством сегодня промышляет нигерийская мафия. В России они тоже проникли?

– Эта мафиозная структура очень активна по всему миру. У нее есть свои газеты, клубы, свои, так скажем, органы власти. Члены африканской ОПГ промышляют торговлей людьми, перевозят их из страны в страну. Одного из лидеров нигерийской мафии мы посадили в 2019 году за попытку продать девушку. В роли покупателя выступил сотрудник «Альтернативы».

– В полиции знают об этой истории?

– Конечно, силовики-то с ней и борются. Карать – это их компетенция. Они помогли посадить мафиози, арестовав его во время передачи денег.

«Иногда мы ходим по лезвию ножа»

– Если не секрет, как происходит спасение людей?

– Наша организация располагает агентурной сетью не только в России, но и во многих странах. Самые проблемные точки – весь Ближний Восток, Восточная Европа, Средняя Азия. За десять лет своего существования мы многому научились, накопили хорошие связи. Мы можем практически из любой точке вывезти человека и доставить его в любую другую точку. «Альтернатива» никогда не платит выкуп.

Люди, попавшие в рабство, выходят на нас по-разному, но чаще всего это какие-то личные контакты. Иногда обращаются прямо из отделений полиции, в которых знают «Альтернативу». Бывает, нас находят родственники потерпевших. В разных ОВД висят наши прямые телефоны, и если пропадает человек, с нами связываются по мобильнику и просят помочь. Случалось, что звонят сами люди, которые находятся в рабстве, или неравнодушные граждане, что-то заметившие или заподозрившие.

Если мы узнаем, что где-то в рабстве находится человек, мы в срочном порядке выезжаем на место и, бывает, просто выкрадываем его, а потом за свой счет переправляем домой.

Разные бывают ситуации. Но в основном в помещение заходим внаглую, показываем любые «корочки» – никто их все равно не смотрит! И это, кстати, всегда срабатывает: нас принимают за сотрудников полиции. Тогда, никому ничего не объясняя, мы забираем нужных людей. Нам часто приходится действовать нелегально, в обстановке повышенной опасности.

Для возвращения человека из другой страны обычно собирается группа профессиональных спасателей, которая выезжает на место. Мы заранее просчитываем пути отступления, стараемся минимизировать риски.

Обычно за границей в рабстве находятся девушки. Их мы очень быстро выкрадываем, переправляем в другую страну, ищем, где прозрачные границы и можно ли пройти без документов. Часто приходится обращаться за помощью в российские генконсульства. Нам помогают. Везде есть душевные люди.

Бывает, что сотрудники спецслужб не рекомендуют нашим людям посещение таких непризнанных Россией государств, ка, как, например, Северный Кипр. Но ребята все равно мчатся на выручку кому-то. Получается, что мы не только нарушаем кучу законов, а еще и практически контрабандой вывозим девушек на родину.

После освобождения мы отправляем людей домой или предоставляем им временное убежище. Если требуется восстановить документы, помогаем в этом, используя наработанные связи в официальных инстанциях.

Однажды для только что освобожденных бедолаг мы сняли помещение в Красногорске. Каким-то образом об этом узнали сотрудники Федеральной миграционной службы. Сначала они просто выписали штраф, а через несколько дней привели полицию, которая возбудила уголовное дело по подозрению в организации незаконной миграции. Мы пытались что-то объяснить, говорили, что пока некуда деть людей, а сотрудники органов отвечали: закон не предусматривает укрывательство бывших рабов. В итоге все решилось по-человечески: дело закрыли и сдали в архив.

С тех пор мы стали осторожнее. Совсем недавно возникла проблема с одним из освобожденных: его били, поэтому из нашего секретного места, где живут бывшие рабы, раненного повезли в больницу. Было непонятно, как поступить, ведь нельзя говорить, где он в данный момент проживает. С одной стороны, мы нарушаем закон, а с другой, – у нас живет еще пять человек, которые вот-вот должны получить документы и уехать на родину. Мы их больше не сопровождаем, потому что такой возможности нет. Зато на Новый год приходят 50-60 поздравлений от неизвестных отправителей.

– На какие деньги существует «Альтернатива»?

– Часто бывает так, что те, кому мы помогли и их родственники, оказывают нам финансовую помощь. К сожалению, их деньги никак не компенсируют расходы нашей организации. А все время требуются деньги на авиабилеты, гостиницы, аренду транспорта, оплату офиса, зарплату сотрудников и пр. Какие-то деньги дает мой личный бизнес, связанный с производством жидкого азота, технических газов и сухого льда. Но из-за пандемии доходы упали. Каким-то чудом удалось наладить фандрайзинг и нам примерно тысяч 600-700 сейчас жертвуют через соцсети. Короче, пока выживаем как-то.

– Государство совсем не помогает?

– Мы были бы рады, но нет, не помогает. А ведь «Альтернатива» сегодня – единственная организация из России, с которой считаются во внешнем мире. Но чиновникам это не интересно. Я бы с удовольствием поделился нашим опытом с МВД, МИДом. Представляете, если бы к нам пришли сотрудники дипломатического ведомства и сказали: «Вот деньги, инструменты, прославляйте страну».

Однажды мы искали человека в Волгоградской области и приехали в местный полицейский участок. Один сержант, улыбаясь, сказал: «Я знаю, вы на грантах сидите!» Даже объяснять ничего не хотелось. Люди не верят, что мы делаем свое дело бескорыстно, потому что так им легче оправдать свое бездействие. Продолжать сидеть на диване и думать, что есть какой-то тайный умысел.

– Вы как-то на международном уровне пытались о себе заявить? Вот Госдеп США целый доклад подготовил о рабстве в России. Американцы утверждают, что русские ничего не делают для борьбы с этим злом…

– Это – политика! В США прекрасно знают о нашем существовании. Мы постоянно общаемся с представителями ОБСЕ, МОТ, МОМ – международной организации по миграции. Они периодически обращаются к «Альтернативе» за помощью, когда у них становится известно о том или ином человеке, которого удерживают в рабстве. Нам просто звонят и говорят – могли бы вы помочь освободить этого человека? Мы никому не отказываем, всем помогаем.

Друзья! Если вы вдруг узнаете, что кто-то находится в рабстве, звоните по телефону горячей линии «Альтернативы»: 8 (800) 550-71-40

Геннадий Чародеев

newizv.ru

Фото: «Альтернатива»

14.12.2021

Адрес материала: https://newizv.ru/news/society/14-12-2021/oleg-melnikov-rabstvo-v-21-veke-priobretaet-novye-formy-no-ono-nikuda-ne-delos

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*