Украинский криминал и ресурсы для тербатов

На въезде в Мариуполь стоит внушительный памятник металлургу. Мощная фигура мариупольского сталевара довлеет над шоссе, встречая гостей города. Памятник был установлен, конечно, ещё во времена Советского Союза в ознаменование трудовой славы города.

Намного позже, уже после обретения незалэжности, местное народонаселение прозвало монумент собственному труду мужиком с кочергой. А после майдана 2013–2014 годов на несчастного рабочего начнут периодически натягивать вышиванку, подкрашивать пьедестал в расово правильные цвета и т. д.

Но интересен многострадальный памятник не этим. Если кому-нибудь удастся побывать в Мариуполе и лицезреть этот монумент лично в «оригинальном» виде, то советую присмотреться внимательнее — почти вся фигура металлурга будто покрыта оспинами или своеобразными крошечными нарывами. Это хуторские «мафиози» и обычные пьяные маргиналы упражнялись в стрельбе. Особенно им было приятно влепить очередь сталевару в голову.

Негласно этот памятник стал символом специфического украинского криминала. И такой расцвет его в Мариуполе связан не с тем, что город «донецкий», а с тем, что город портовый. Но обо всём по порядку.

Эта территория зовётся акватория

Порты для постсоветской Украины стали местом средоточия самых разнообразных криминальных структур. Порой же различить представителей украинской власти и представителей криминала просто невозможно.

Мне неоднократно приходилось видеть кислую мину на лице большинства моряков при упоминании словосочетания «украинский порт». И касается это не только российских мореходов. Практически любое посещение украинского порта, будь то Мариуполь или Одесса, влетает капитану в копеечку. Расценки разные — от тысячи до пяти, а то и семи тысяч долларов.

Подход стандартный — придирки к заполнению документов, сетование на «нововведённые правила», о которых моряки и не догадывались, и, конечно, банальное подбрасывание запрещённых к провозу или в ненадлежащем виде хранящихся веществ и товаров.

Иногда тот или иной капитан встаёт в позу, но, глядя в волчьи глаза таможенной и санитарной служб, а также в ясные очи пограничников, чаще всего сдаётся. Или же сами «проверяющие» снижают расценки и берут «калым» спиртными напитками, сигаретами, косметикой и парфюмом. Но всё это мелкие штрихи к портрету. Настоящий криминал украинских портов был куда более кровожадным и алчным.

В том же Мариуполе новая эпоха незалэжности была ознаменована расстрелом Сергея Голубина по кличке Голуба возле собственного подъезда в 1993 году. Выгодополучатель и конкурент на ниве экспорта металла через Мариупольский порт, банального рэкета и прочего Владимир Антипенко праздновал недолго — его застрелили в том же году. Валерий Бимбат, занявший место обоих, тоже радовался недолго — его расстреляли сразу из двух автоматов в 1994-м. После этого начала восходить звезда Игоря Меншикова, неоднократно судимого за кражи государственного имущества, но… Короче говоря, Меншикова также застрелили.

Далее последовал период определённого затишья, т. к. откровенных уголовников с улицы удалось отодвинуть в сторону мужчинам куда более авторитетным, т. е. политикам и окрепшим олигархам вроде Кучмы и Ахметова, соответственно. Однако отстрелы конкурентов не закончились, просто интенсивность снизилась.

В 2005 году был убит бывший начальник Азовского морского пароходства Анатолий Бандура, проживавший на тот момент уже в Киеве. Анатолий, которого подозревали в распродаже судов пароходства, как и в том, что он этому препятствовал, 22 марта приблизительно в восемь вечера решил прогуляться со своей собакой, но закончить прогулку ему не удалось. Кстати, само пароходство к тому моменту было практически аннигилировано.

Ещё более лихие дела проворачивали в Одессе. Конечно, родина Мишки Япончика всегда любила «пошалить». Более того, некоторые одесситы ещё и бравировали своими торгашески-жуликоватыми замашками. Даже в советское время у местных фарцовщиков можно было купить всё, чего душа пожелает: от пластинок Элвиса Пресли до французского шартреза.

Но во всю ширь Одесса развернулась после развала Союза. О размахе криминала в Одессе можно написать десятитомник. Кроме классического бандитизма в лице Виктора Куливара по кличке Карабас, убитого возле любимой бани из пистолета-пулемёта в 1997 году, и Георгия Стоянова, скончавшегося в следственном изоляторе в 2010-м, одесский криминалитет мог похвастаться преступлениями воистину государственного размаха.

В советские времена моряки Новороссийского пароходства мечтали о переводе в Черноморское морское пароходство в Одессе, настолько оно было богатым. После событий 90-х годов мощнейшее пароходство внезапно оказалось убыточным. Любая же попытка реструктуризации и смены руководства приводила лишь к одному — очередному витку продажи объектов инфраструктуры и судов, а также обогащению всех участников. С молотка уходили как сухогрузы, так и морские пассажирские красавцы вроде восьмипалубного «Ивана Франко» или круизного «Льва Толстого».

Злая ирония состоит в том, что Черноморское пароходство кануло в небытие, а Новороссийское пароходство, несмотря на то что считалось младшим братом, сейчас одно из крупнейших в нашей стране.

Но истинной кровью Одессы стала контрабанда. Теперь этот «бизнес» складывался не из хитрых тайников, ловких ребят и ночных перевалок груза. Команды на закрытие таможенных глаз спускались сверху. Именно поэтому за таможенные должности и кресла руководств силовых структур в Одессе шла постоянная драка. Забавно то, что каждый новый президент начинал с «перестановки» в Одессе.

При этом важно отметить, что украинский криминал всегда был завязан с политикой самой Украины. К примеру, когда на Одесскую область свалился Саакашвили, то он мигом расставил «нужных» людей, в том числе и в силовые структуры и таможню. А чуть позже начали вскрываться факты переброски через Одесский порт вооружения для сирийских террористов.

Такой футбол нам не нужен

Конечно, фанатская среда во многих странах является местом засилья разнообразных радикалов, часто с нацистским душком. И тот факт, что футбольные ультрас не только участвовали в майдане, но и жестоко подавляли антимайданные митинги на востоке Украины, общеизвестен. Но украинский футбол и околофутбольная среда ― явление в своём роде уникальное и куда более широкое.

Как ни странно, на Украине, чья экономика существует только на бумаге, просто колоссальное количество футбольных клубов. У некоторых жизненный цикл бабочки-однодневки, другие пинают мячик десятилетиями, но практически все так или иначе вовлечены в криминал.

На базовом уровне этот криминал представлен в низовой коррупции, подкупе судей и игроков. Так, ещё в далёком 1995 году разразился крупный скандал. Арбитр матча «Динамо» ― «Панатинаикос» Антонио Лопес Ньето заявил, что генеральный менеджер клуба «Динамо» Игорь Суркис предложил взятку в виде двух норковых шуб и 30 тысяч долларов за «правильные» решения на поле.

Несмотря на то что Суркис всё отрицал, народ вполне поверил арбитру, потому как знал репутацию клана Суркисов, представленного и Игорем, и его братом Григорием. Первый является фактическим владельцем клуба «Динамо» и множества компаний, включая телеканалы. Второй же по праву старшинства ― почётный президент федерации футбола Украины (ФФУ) и почётный член УЕФА, не считая, конечно, бизнеса.

В ещё больший скандал вляпался как раз старший брат. К 2019 году Григорий так разошёлся, что против него власти были вынуждены начать расследование. Суркиса-старшего обвиняли в присвоении средств как украинских футбольных клубов, так и самого УЕФА. Ещё в 2003 году должно было начаться строительство учебно-тренировочной базы для национальных сборных в селе Гореничи под Киевом. С этой целью были организованы сборы средств с клубов, а также направлены транши из УЕФА. Базы нет, деньги исчезли. Но это мелочи.

Согласно расследованию немецкого журнала Der Spiegel, который, как и все западные СМИ, обычно весьма льстив к Киеву, с 1999 года львиная доля средств УЕФА, направленная на Украину, в итоге оседала на счетах некой компании Newport Management Limited на Виргинских островах. А компания контролируется братьями Суркисами. Всего эта семья «заработала» около 380 млн евро.

Примечательно, что футбольная тема проходит криминальным локомотивом как через карьеры большинства олигархов, так и через карьеры множества политиков. Игорь Коломойский ― вице-президент Федерации футбола Украины, Дмитрий Фирташ «спонсирует» клуб «Динамо», Вадим Новинский являлся почётным президентом ФК «Севастополь», Ринат Ахметов владеет ФК «Шахтёр», а Александр Ярославский долгое время был владельцем ФК «Металлист» и т. д. Верно, такая горячая любовь к футболу бескорыстна или это веяние моды? Как говорится, меня терзают смутные сомнения.

А учитывая фактически интимную связь украинского олигархата и политики, когда одних не отличишь от других, то и политики ещё те футбольные фанаты. Тот же вышеупомянутый Ярославский с 2003 года по 2006-й был народным депутатом Верховной рады Украины IV созыва. Андрей Павелко, нардеп VII и VIII созывов, является президентом Украинской ассоциации футбола. Пётр Дыминский, бывший нардеп Рады и «серый кардинал» Западной Украины, занимает пост почётного президента ФК «Карпаты». Формальный «оппозиционер» Украины Вадим Рабинович более пяти лет возглавлял ФК «Арсенал-Киев».

Но там, где вращаются огромные финансы, а методы ведения дел гигиеничностью не отличаются, рано или поздно начнут при случае использовать и откровенные уличные бандитские методы.

Яркой иллюстрацией этого положения является уголовное дело президента футбольного клуба «Николаев» Сергея Мищенко. Гражданин Мищенко вступил в конфликт с местным предпринимателем Юрием Бойко, который на тот момент был директором дочерней компании клуба «Николаев» «Сигма-Спорт». В обязанности фирмы входил контроль торговых рядов, располагавшихся на главном городском стадионе, и перенаправление полученных финансов на содержание клуба.

Видимо, Бойко не все финансы переводил клубу. Если бы подобное положение дел сложилось в иной среде, то это закончилось бы финансовым расследованием, аудитом и, конечно, судом. Но не таков украинский «футбол», поэтому в 2001 году Юрий Бойко внезапно взорвался в собственном автомобиле в центре Николаева, а Мищенко взяли под стражу. Впрочем, позже причиной гибели Бойко назвали «неосторожное обращение с гранатой».

Фактически противоестественная любовь украинского бизнеса и политиков к футболу на самом деле в большинстве случаев является лишь прикрытием для различных противозаконных схем вывода капитала. Украинские ФК буквально окружены разнообразными дочерними компаниями и конторами. Та же уже упомянутая «Сигма-Спорт» так или иначе связана с «Сигма-Спорт-ойл», осуществляющей продажу бензина и горюче-смазочных материалов. Не слишком спортивно…

Не стоит также забывать весьма специфическую связь футбольных клубов с фанатскими группировками, которых использовали не только на майдане, но и в маленьких войнах между бизнесменами. Никто даже не скрывает, что клубы периодически подкармливают своих ультрас финансово. Да и как тут не воспользоваться уже сформированной боевой структурой?

«Контрабас»… как много в этом звуке для сердца украинского слилось

Автор в отдельном материале уже подробно описывал такое многогранное и всеобъемлющее украинское явление, как контрабанда. Однако описывать в чём-то очень самобытный криминал Украины без упоминания контрабанды просто невозможно.

Самой классификации контрабандных потоков Украины можно посвятить целую книгу. Систематизировать это явление можно и чисто географически, и по содержанию грузов, и по методу доставки, и по принадлежности контроля самого канала контрабанды и т. д.

Если на Запад идут сигареты, янтарь и лес, то восточные направления довольствуются тем же лесом, товарами широкого потребления вроде тапочек и джинсов. Южная портовая Одесса, о которой уже упоминалась, стоит особняком и готова пропустить через себя всё: наркотики и стройматериалы, оружие, вплоть до переносных зенитно-ракетных комплексов, и уголь, электронику и авто и т. д.

Контрабандные потоки также контролируются по-разному. На низовом уровне переброской грузов могут заниматься и вполне законопослушные в обычной жизни граждане. Так, тот или иной предприниматель, дабы придать своим товарам, обычному ширпотребу, большую конкурентоспособность, пользуясь самой банальной схемой перехода границы в заболоченных местах, перегоняет груз благодаря услугам полдюжины простых работяг, готовых немного подзаработать.

Если же дело касается денег более серьёзных, то здесь в дело вступают либо откровенные бандитские группировки, как правило, аффилированные с местными силовыми структурами, а то и вовсе подчиняющиеся представителям местного самоуправления, либо непосредственно начальники полиции или таможни того или иного района.

Когда же в дело вступают и большие деньги, и политика, и интересы крупных олигархов, переброска контрабанды заключается лишь в том, что таможенники и силовики просто закрывают глаза на нужный груз по приказу из высших кабинетов. Забавно, что в такие моменты в таможенниках внезапно просыпается «блюститель закона», но не из чувства справедливости, а лишь потому, что им ничего от таких операций не перепадает.

Данный бизнес столь прибылен на определённом уровне, что вспыхивают самые настоящие войны за право контролировать контрабандные каналы. Самым известным случаем таких боестолкновений является, верно, конфликт в Мукачево Закарпатской области. Тогда в 2015 году представители «Правого сектора» (запрещённая в России организация) устроили с полицией перестрелку. Позже в конфликт были втянуты Нацгвардия, СБУ и спецподразделения. Причина проста — единоличная власть над контрабандой в этом районе страны.

Размах контрабанды трудно недооценить. В неё вовлечены как рядовые граждане, так и целые силовые структуры, как олигархи, так и политики. Сотни тысяч граждан страны, так или иначе, втянуты в весьма специфическую деятельность. Только задумайтесь, что, согласно статистике, почти каждый третий телевизор или смартфон на Украине ввезён нелегально!

У вас из-под пиджака барсетка выпала

Разумеется, отобразить весь цветастый мир украинского криминала в рамках одного материала нельзя даже примерно. Уж слишком много нюансов внутри этого мира, который на удивление смог вместить в себя своеобразную национал-сельскую современную украинскую «культуру», т. к. киевская политика всегда шла рука об руку с криминалом.

К примеру, в разрешении конфликтов между хозяйствующими структурами в Мариуполе после залихватского отстрела середины 90-х принимал участие ни много ни мало Леонид Кучма, тогда действующий президент Украины. И политика, в том числе с идеологическим окрасом, прекрасно себя чувствует в криминальной среде не только на высшем уровне, но и на уровне куда более низком. Примером тому служит стрельба в Мукачево, в которой участвовали как раз члены нацистского «Правого сектора», что не мешало «расово правильным» банально «крышевать» контрабанду.

Конечно, основные сражения и основной криминальный поток идёт через олигархов, но и здесь не обходится без уличных отстрелов неугодных и прочих уголовных методов. Поэтому-то бывшие нардепы периодически выходят в окно, бизнесмены внезапно травятся поддельной водкой, а на охоте часто происходят акты «дружеского огня», не считая банального расстрела.

Периодически ретивые журналисты называют подобное явление сезоном охоты, но это название имело бы смысл, если бы было началом и концом процесса, а ни того ни другого не видно и близко. При этом «качество» исполнения убийств падает с каждым днём. Складывается впечатление, что на Украине, где наблюдается профицит стрелкового оружия на руках у народонаселения и нищих людей, готовых его применить, заказчики, учитывая беднеющую кормовую базу, выбирают предложения подешевле. К тому же этому способствует разгул «демократии».

Поэтому нелепо удивляться тому, что недостатка добровольцев в батальонах территориальной обороны нет. Конечно, в любой стране, руководство которой достигнет такой степени деградации, что начнёт безотчётно раздавать боевое оружие в руки любому желающему, первыми добровольцами окажутся уголовники и маргиналы.

Но Украина и в этом уникальна. Хотя автор не питает иллюзий в отношении умственных способностей киевских политиков, но, полагаю, что они неплохо знали аспекты внутреннего положения страны. Знали они и о криминогенной обстановке, и о колоссальном мобилизационном потенциале, и о нищете. А так как речь чаще идёт о картинке для Запада, на которой должно быть максимальное количество крови, то пушечное мясо с криминальным прошлым — просто подарок. Даже после окончания боевых действий этот контингент способен попортить кровь целому региону не хуже, чем оставленная «Талибану» (запрещённая в России организация) американская военная техника… Ну, всё по традиции.

Сергей Монастырёв

Разместил: «CEВЕР» 

(https://cont.ws/@Severro)

Платформа для социальной журналистики «КОНТ» 

(www.cont.ws) 

27.03.2022

Адрес материала: https://cont.ws/@Severro/2245939

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*