Главная Аналитика Китайские триады: самая древняя и самая закрытая этническая мафия
Вторник, 11 Август 2015 05:50
Оцените материал
(33 голосов)

О китайских триадах многие из нас узнали благодаря популярной в советские годы книге «Желтый дракон Цзяо», а позднее – из голливудских боевиков.  Но при всем этом триады остаются наиболее закрытыми структурами, о которых известно гораздо меньше, чем о «Коза Ностре» или Якудза.  Но это не мешает им быть самой крупной преступной организаций мира: количество членов триад только в Китае и на Тайване превышает  1 200 000 человек – это без учета тех, кто живет на других континентах.  Везде, где есть китайцы, есть и триады.

При всей своей закрытости триады являются старейшей в мире преступной организацией – им уже более 2500 лет: первые упоминания о них появились в китайских летописях в период царствования императора Цинь Ши Хуанди (221–210 гг. до н. э.). Но собственно триадами они стали называться гораздо позднее.

От борьбы за свободу к преступному сообществу

Первые достоверные сведения о триадах относятся к 1644 г., когда был свергнут последний император династии Мин и власть перешла к маньчжурской династии Цин. Группа из 133 буддийских монахов, поклявшихся на крови восстановить династию Мин, много лет вела партизанскую войну против маньчжурских завоевателей, но так и не добилась успеха. В 1674 г. все бойцы, кроме пяти человек, были схвачены и жестоко казнены, а монастырь, служивший их опорной базой, разрушен.

Уцелевшие монахи, объединенные ненавистью к захватчикам, поклялись отомстить. Глубоко законспирированная группа провозгласила своей целью истребление маньчжуров. В качестве эмблемы был выбран треугольник, в котором три стороны символизировали небо, землю и человека — основные элементы китайской вселенной. Но не только это послужило причиной для выбора треугольника. В китайской культуре весьма развита нумерологическая традиция и цифра 3, как считается, обладает особыми свойствами особенно в том, что связано с криминальной деятельностью. (Например, при вымогательстве норма часто рассчитывается исходя из трех.) Хотя пять уцелевших монахов, известных сегодня как Пять Предков, дали своей организации имя «Хун Мун», или общество Земли и Неба (Тяньдихуэй), на Западе ее лучше знают в связи с упомянутым символом. Таким образом, термин «триада» используется почти исключительно жителями Запада. Коренные китайцы обычно называют эту организацию «Хейшехуэй» — черное общество.

Хотя «Хун Мун» и не удалось свергнуть маньчжурскую династию, организация существовала много лет.  Объединившись с созданным ранее «Белым лотосом», она постоянно тревожила императорские силы и неоднократно подвигала население к восстаниям. Согласно принципам буддизма, члены организации должны были уважать права и разделять чаяния крестьян; эта тактика была с огромным успехом использована почти 300 лет коммунистами под руководством Мао Цзэдуна. Тогда же получил широкое распространение тезис о том, что «армии защищают императора, а тайные общества защищают людей».

Триады обладали силой и влиянием, хотя им так и не удалось осуществить изначальную цель — свергнуть маньчжурскую династию Цин, никогда не пользовавшуюся народной любовью из-за жестокого, репрессивного характера власти. Устойчивый положительный образ этой организации сохранялся вплоть до 1842 г. и установления британского владычества в Гонконге. Хотя триады оставались сосредоточенными на политических и культурных целях, Великобританию беспокоило их присутствие, вследствие чего они были объявлены «несовместимыми с поддержанием порядка» и обвинены в создании предпосылок для совершения преступлений и укрывательстве преступников. Следуя примеру империалистических властей в Китае, британские власти объявили преступлением не только фактическую принадлежность к триаде, но даже намерение присоединиться к ней. Наказание - до трех лет тюрьмы. Если на этом этапе у триад и не было явных криминальных целей, подобное отношение, несомненно, подтолкнуло их в этом направлении.

В 1848 г. «Хун Мун» объединился с новым тайным обществом, возникшим в Кантонской области, — «Воинами Бога». Совместными усилиями они организовали восстания тайпинов. Был осажден Кантон, восстание перекинулось на Шанхай и другие города. На этот момент ритуалы триады все еще были направлены на подчеркивание положительного образа организации. Было провозглашено новое государство Тайпин тянго - Небесное государство великого благоденствия. К тому времени Китай превратился в полуколонию Великобритании, Соединенных Штатов и Франции, и триады являли собой единственную силу, оказывавшую организованное сопротивление иностранной эксплуатации и притеснениям.

Зато «Боксерское восстание» 1900 г. ознаменовало собой преобразование триад в организации, преследующие исключительно криминальные цели. Восстание, получившее свое название потому, что его возглавляло тайное общество «Кулак во имя справедливости и согласия» (Ихэтуань), было направлено на вытеснение иностранцев из страны путем убийств и запугивания, направленного прежде всего против поселений и миссий, расположенных в Пекине и Шанхае. Когда оказавшиеся в самой настоящей осаде дипломаты и торговые представители обратились к своим правительствам за помощью, восемь стран направили в Китай экспедиционные силы.

Двухтысячный сводный отряд, в который входили солдаты из Великобритании, Германии, России, Франции, Соединенных Штатов, Японии, Италии и Австрии под общим командованием британского адмирала сэра Эдварда Сеймура высадился в июне 1900 г. Сильное сопротивление со стороны восставших и императорских китайских войск заставило Сеймура отступать и вызывать подкрепление. В августе численность его сил выросла сразу на 20 000 человек. После захвата Тяньцзиня иностранные армии начали с боями продвигаться к Пекину и достигли столицы 14 августа.

На протяжении нескольких следующих месяцев силы вторжения продолжали увеличиваться. В конце концов они захватили Пекин и ринулись в провинции преследовать мятежников. В феврале 1901 г. китайские власти были вынуждены запретить общество «Ихэтуань», а 7 сентября того же года подписали «Заключительный (или «Боксерский») протокол», что явилось официальным окончанием восстания. Страна оказалась полностью деморализована, по престижу власти был нанесен сокрушительный удар, но императорскому правительству пришлось пойти на еще большие унижения, разрешив иностранцам консолидировать свои интересы и продолжать эксплуатацию народа и ресурсов страны. Последствия восстания продолжали сказываться на протяжении всего XX века.

С этого момента стало совершенно ясно, что триады не смогут оказывать сколько-нибудь заметного влияния на формирование и осуществление национальных интересов Китая. «Боксеры», представлявшие собой такое же тайное общество, не только не смогли защитить нацию, но оказались разгромлены, а иностранные враги Китая расположились по всей стране, вооруженные до зубов и полные решимости жестоко подавлять любое внутреннее сопротивление.

И тогда деятельность тайных обществ обратилась внутрь страны. Раз они были не в состоянии скинуть иностранный гнет, значит, придется заняться эксплуатацией сограждан, наращивая силы и избегая любого влияния или угрозы со стороны некитайских сил. Правда, в течение некоторого времени они сохраняли интерес к политике. Наиболее выдающимся их достижением явилось оказание поддержки доктору Сунь Ятсену в свержении маньчжурской династии Цин и создании республиканской системы правления.  Многие исследователи полагают, что Сунь Ятсен активно использовал триады для обеспечения успеха; это вполне обоснованное предположение, особенно если учесть, что в молодости он, по многочисленным свидетельствам, занимал довольно видное место в триаде «Зеленая банда»- «Общество трех гармоний».

Да и Чан Кайши, сменивший Суня на посту руководителя партии Гоминьдан, тоже был членом триады. Когда начался распад китайской республики в результате междоусобиц и усиливающегося давления коммунистов Мао Цзэдуна, Чан Кайши привлек триады себе в поддержку, но его уже ничего не могло спасти. После победы Мао в 1949 г. Чан Кайши и его последователи бежали на Формозу (Тайвань), а лидеры триад, решившие остаться на материке, были найдены и казнены. Некоторым удалось бежать в принадлежавший Португалии Макао, или Гонконг, где британское правительство, ослабленное в результате недавней войны с Японией и сделавшееся более терпимым, чем сто лет назад, хотя и продолжало делать жесткие заявления в отношении триад, но уже не имело возможности проводить свои драконовские законы в жизнь с той же безжалостной энергией, что раньше.

Во второй половине XX в. Гонконг представлял собой штаб деятельности триад, мозговой центр их многочисленных глобальных предприятий. В числе наиболее известных организаций - «14 К», получившая название по своему почтовому адресу (дом 14 по По-вах-род в Кантоне) и первой букве имени ее основателя, гоминдановского генерал-лейтенанта Кот Сиувонга, основавшего эту триаду в 1940-х гг. В 1980-х гг. численность «14 К», по оценочным данным, составляла более 25 000 только в Гонконге; она заняла ключевые позиции в организации поставок героина в Нидерланды, Великобританию, Канаду и США. Во всех этих странах у нее имеются филиалы. Следователи Канадской королевской конной полиции утверждают, что «14 К» и другие триады имеют постоянных представителей в каждом китайском маломальски заметном сообществе по всей Северной Америке, связаны едва ли не со всеми сферами преступной деятельности, способными принести прибыль, — от вымогательства и махинаций с займами до афер с кредитными картами и видеопиратства.

Структура и обычаи триад

Привыкшие к скрытному образу жизни, члены триад до сих пор используют свой сленг, тайные рукопожатия, жесты и знаки, а также числовые коды для обозначения званий и должностей в иерархии группировки (они происходят от традиционной китайской нумерологии, основанной на «Книге перемен»).

Иерархия триад проста, но нарочито запутанна. «489» означает «мастер горы», «голова дракона» или «владыка воскурения» (то есть лидер клана). Это число состоит из иероглифов, означающих «21» (4+8+9), что в свою очередь представляет собой производное двух чисел: «3» (создание) умноженное на «7» (смерть) равно «21» (возрождение). «438» означает «управитель» (заместитель лидера, или оперативный командир, или церемониймейстер). Сумма составляющих это число цифр равна 15, а число «15» у каждого суеверного китайца вызывает благоговейное почтение, потому что встреча с ним, включая различные комбинации, сулит большую удачу. «432» — «соломенные сандалии» (то есть связной между различными подразделениями клана), «426» — «красный шест» (то есть командир боевиков или исполнитель силовых решений), «415» — «веер из белой бумаги» (то есть финансовый советник или администратор), «49» — рядовой член. Это число также имеет свое значение. Оно раскладывается на «4» и «9». Их производное «36» означает число клятв, произносимых при вступлении в триаду. Не случайно и то, что все коды начинаются с цифры «4», ведь по древнему китайскому поверью мир окружен четырьмя морями. Числом «25» члены триад обозначают полицейского агента, внедренного в группировку, предателя или шпиона другой банды..

По другим данным, «желтый дракон» (лидер) ведает общим руководством и стратегией триады, «белый бумажный веер» отвечает за воспитание и контрразведку, а также за общие вопросы и финансы, «соломенные сандалии» (он же «сандаловая палочка») — за контакты с другими тайными обществами, «красный шест» (он же «красный жезл» или «красный посох») — за защиту и силовые операции, в том числе разборки с конкурентами и ликвидацию предателей, а прозвищем «монах» обозначают рядовых членов.

В структуре каждой триады имеются отделы (или направления) защиты, информации, связи, вербовки и воспитания, каждый из которых возглавляет заместитель главаря или очень авторитетный гангстер. Например, отдел информации занимается разведкой и контрразведкой, в том числе в среде конкурентов и полиции; отдел вербовки работает в школах и вузах, а также ищет информаторов среди рикш, таксистов, официантов, уличных торговцев и проституток. Члены триад связаны между собой сложной системой ритуалов, клятв, паролей и даже церемониальным смешением крови. Они безошибочно узнают друг друга по многим условным сигналам, невидимым для посторонних: порядку расставленой на столе посуды, особой манере держать палочки и чайные чашки во время еды или по вопросам-загадкам. Например, на вопрос «Сколько будет трижды восемь?» член триады ответит: «Двадцать один», так как знает, что иероглиф «хань» (китайское название триады) состоит из трех частей, обозначенных цифрами «3», «8» и «21».

Некоторые триады Гонконга до сих пор придерживаются традиции торжественного посвящения новичков в своё братство. Вот как описана эта церемония в книге Всеволода Калинина «Золотая орхидея»:

Для вступления в «братство» нужно не только заручиться рекомендацией члена триады со стажем, но и пройти подготовительный период, во время которого новичка подвергают суровым и опасным испытаниям, включая его в проводимые гангстерами операции. Кроме того, «новобранцы» изучают историю и обряды тайного общества, секретные сигналы жестами и пальцами, словесные пароли. К моменту вступления необходимо наизусть выучить 21 правило дисциплинарного кодекса и 10 пунктов наказаний за нарушение его, а также 36 клятв. В ходе мистического ритуала предстоит дать правильные ответы на вопросы в форме иносказаний или загадок. В церемонии принимают участие Шан Цю (Владыка воскурения) и Хань Цю (Управитель). Проход Горы ножей — так называется начальная стадия ритуала. Управитель записывает имена, адреса, возраст вступающих. Они платят небольшие взносы. Владыка воскурения зажигает пахучие палочки перед кумирней и объявляет: «Братство Хань будет жить миллионы лет». Затем он читает длинную поэму о подвигах предков, о сердечном союзе братьев, о процветании триады, после чего растолковывает 24-ю клятву из тех 36, которые будут произнесены позже. В пункте 24 говорится о том, что новый член общества может подняться на иерархическую ступеньку не раньше, чем через три года. Далее новичкам предстоит пройти через трое ворот, у каждых из которых стоит по двое высокопоставленных членов общества. Стражи плашмя ударяют их по спинам мечами и вопрошают каждого: «Что тверже: меч или твоя шея?» «Моя шея», — следует ответ, означающий, что даже под угрозой смерти тайны общества не будут раскрыты. Потом «новобранцы» произносят все 36 клятв, и с последними словами каждый из них втыкает тлеющий конец палочки в пол, показывая тем самым, что также исчезнет огонек его жизни в случае нарушения клятвы. На следующей стадии посвящения много времени отводится проверке знаний тайных сигналов, паролей. Затем слово берет третий по рангу руководитель — Красный посох — блюститель порядка и дисциплины, исполнитель приговоров. Новички, оставаясь на коленях, протягивают левые руки ладонями вверх. Красный посох прокалывает иглой с толстой красной ниткой средние пальцы, из которых сочится кровь. Её добавляют к смеси в кубке, разливают по чашечкам и каждому дают выпить. С этого момента новички считаются принятыми в скрепленное клятвой на крови братство, от уз которого может избавить только смерть. Церемониальные предметы и разнообразные сооружения предают огню, чтобы все осталось тайной. Начинается празднование, которое оплачивают вступившие в триаду.

Чем больше триады удаляются от культурных и политических целей в сторону преступной деятельности, тем изощреннее становятся их тайные ритуалы, в которые добавляются новые сложные церемонии. Суть процедуры посвящения по-прежнему сохраняется той же, какой она дошла из глубины веков, однако благодаря наличию множества сложных процедур весь процесс может занимать до восьми часов.  Среди обрядов посвящения можно выделить «Прохождение через гору мечей», во время которого кандидат медленно проходит под острыми тяжелыми мечами, ненадежно висящими над самой головой.

Вновь принятых членов триады обучают секретным рукопожатиям и различным сигналам, давным-давно являющимся одной из непременных черт существования общества. Как человек держит палочки во время еды, сколькими пальцами поднимает бокал при питье — все это содержит важную информацию для членов триады. Кодовые фразы используются для передачи сведений, которые не должны стать достоянием непосвященных. Королевской канадской конной полиции, сумевшей внедриться в триады и собрать о них больше информации, чем любая другая полиция западных стран, удалось установить, что, например, слова «кусать облака» означали «курить опиум», а «черной собакой» называли огнестрельное оружие. (Прошедшее время употреблено здесь сознательно, поскольку маловероятно, чтобы после опубликования в 1987 г. в «Бюллетене КККП» и перепечатки в нескольких других изданиях свода жаргона триад, те же слова до сих пор сохранили прежнее значение).

Посвящение в наиболее могущественные триады может включить церемониал обезглавливания живой курицы. Кровь еще трепещущей птицы наливается в бокал, смешивается с кровью новичков, разбавляется изрядной дозой вина, после чего все присутствующие отпивают по глотку этой смеси. Затем пустой бокал разбивают, показывая тем самым, какая судьба ожидает любого, кто попытается обмануть триаду.

Также, как и в других криминальных сообществах, в триадах большое значение имеют татуировки (они могут изображаться как в виде рисунков, так и в виде обозначающего их иероглифа). Например, дракон обозначает процветание, благородство и власть, змея — мудрость, прозорливость и волю, черепаха — долголетие, ель — терпение и избранность, сосна (эмблема Конфуция) — долголетие, мужество, верность и стойкость, слива — долголетие, чистоту, силу, стойкость и отшельничество, вишня — мужество и надежду, олива — покой, стойкость и щедрость, апельсин — бессмертие и удачу, клевер — триаду, орхидея — совершенство, гармонию и изысканность, лотос — богатство, благородство и верность, пион — мужское начало, славу, удачу и богатство, бархатцы — долголетие, магнолия — самоуважение, подорожник — самообразование.

Триады и международная мафия

Невольно напрашивается сравнение между триадами и итальянской «Козой Нострой», но между ними имеется весьма существенная разница. Хотя ядро «Козы Ностры» составляют итальянцы, в прошлом она имела стратегические связи с другими этническими группировками, в особенности еврейскими и ирландскими криминальными кругами. Триады, напротив, остаются целиком и полностью китайскими по составу и культуре. В отличие от преступных сообществ итальянского происхождения, которым было все равно, кого обирать, триады выбирают в качестве главных источников дохода только китайцев и китайские организации. Хотя в свое время триады, «Коза Ностра» и японская якудза заключили между собой определенные соглашения, триады в наибольшей степени сохранили независимость и закрытость от внешнего мира.

Еще одно заметное различие между триадами и мафией касается структуры и дисциплины. Как знает любой, кто посмотрел «Крестного отца» или хоть одну серию «Сопрано», итальянские организованные банды весьма жестко структурированы и управляются твердой рукой, как и любая корпорация (вернее, так было; подробности мы рассмотрим в следующей главе). Перед тем как взяться за любое прибыльное дело, члены мафии должны получить одобрение руководства и заранее согласиться передать ему часть доходов. Небрежность или сознательное невыполнение этих правил могут повлечь за собой самые серьезные кары.

В триадах нет столь суровой дисциплины и полностью отсутствует концепция согласования сверху донизу и передача доли добычи снизу доверху. Вот как один из участников уже упомянутой гонконгской триады «14 К» во время допроса описал положение в своей организации австралийскому парламентскому следователю: «От меня не требовали платить обязательную долю руководству «14 К». В триадах это не принято. Члены триады относятся друг к другу благожелательно, оказывают взаимную поддержку и помощь коллегам по преступным группировкам, но в триадах, как правило, не существует той строгой дисциплинированной организационной структуры, которая имеется в других группировках, например в итальянской мафии. Член триады не обязан получать разрешение от «Головы дракона» своей триады на участие в той или иной преступной акции... С другой стороны, во время... традиционных китайских праздников, таких, как китайский Новый год, члены триады, по обычаю, преподносят подарки своим «старшим братьям» или «дядюшкам», которые часто занимают руководящее положение в триадах».

Можно сказать, что триады действуют «изящнее», чем мафия, зверство которой стало притчей во языцех. Боевики триад могут быть не менее жестокими, но они часто предваряют действия угрозами, выраженными в тонкой или, напротив, весьма прямой форме. Одному гонконгскому бизнесмену, не желавшему считаться с угрозами со стороны триады, прислали отрезанную собачью голову — возможно, боевики сделали это под влиянием знаменитой сцены с лошадиной головой из «Крестного отца». Убили его лишь через несколько дней, после того как он демонстративно проигнорировал и эту угрозу.

Замкнутость особенно затрудняет доступ в триады западным спецслужбам. Китайские сообщества в Северной Америке — самые закрытые из всех этнических групп, они с обоснованной подозрительностью относятся к попыткам посторонних получить доступ к их культуре. В результате, чтобы проникнуть к главарям триады, необходимо преодолеть два оборонительных заслона: общекультурный барьер, которым все китайцы отгораживаются от иностранцев, и завесу тайны, защищающую триады как таковые.

Еще одно осложнение для правоохранительных органов представляет умение подкупом или угрозой компрометации держать под контролем местную полицию, особенно в Гонконге. На протяжении многих лет до передачи Гонконга в состав Китая (1997 г.), в Королевской полиции Гонконга не имелось эффективного криминального подразделения, и, по-видимому, влиятельность триад и размах их деятельности в колонии сильно преуменьшались. Лишь детальное расследование, проведенное в 1983 г., показало истинный масштаб тайных преступных групп. Тогда же стало известно и о колоссальной коррупции в КПГ, в частности, о том, что полицейская верхушка на протяжении многих лет покрывала торговлю наркотиками, осуществлявшуюся триадами. Многие полицейские чины изрядно разбогатели благодаря связям с триадами, и, согласно источникам в полиции, немало из них перед тем, как Гонконг стал частью коммунистического Китая в 1997 г., эмигрировали в Великобританию и Канаду, где благодаря накопленному состоянию благополучно осели и превратились в добропорядочных богатых бизнесменов.

Присоединение к материковому Китаю в июле 1997 г. вызвало также массовый отъезд за границу членов триады, опасавшихся неизбежных репрессий, однако многочисленные обозреватели, представляющие себе уровень коррупции при коммунистическом режиме, уверены, что за прошедшее с тех пор время триады восстановили прежнее влияние. Впрочем, одно весьма существенное различие сохраняется. В период британского правления те немногочисленные предводители триад, которые попадали в руки закона и были изобличены в преступлениях, приговаривались к тюремному заключению. Если пекинское правительство проводит в Гонконге ту же политику, что и на материке, руководители триад вряд ли смогут рассчитывать на подобную мягкость; в таком случае наиболее вероятным наказанием для них должен быть расстрел.

Возможно, что гонконгские триады в настоящее время в той или иной степени попали под контроль Пекина, зато их влияние, опять же в большей или меньшей степени, распространяется на весь мир. В Великобритании Национальная криминальная полиция провела расследование активности триад в стране, проходившее под незатейливым кодовым названием «Палочки для еды». Составленный в 1996 г. отчет НКП сообщал, что в Великобритании действовали четыре триады, из которых ни одна не управлялась из Гонконга; следовательно, эти группы не являлись частью международного преступного сообщества. Жертвами триад в основном были китайские иммигранты, занимавшиеся мелким бизнесом; они, как правило, не сообщали о преступлениях британским властям. Расследование также выяснило, что триады не играют существенной роли в торговле наркотиками—в отличие от ситуации, сложившейся в Австралии Канаде и США.

В 1988 г. в результате расследования, проведенного австралийским правительством, выяснилось, что 85 — 95 % всего героина, поступающего в эту страну, ввозится китайскими триадами. Однако через десять лет аналогичное расследование, проведенное американцами, показало, что доля триад заметно уменьшилась в результате конкуренции со стороны преступных организаций стран Юго-Восточной Азии, прежде всего Вьетнама, Камбоджи, Бирмы (Мьянмы) и Филиппин.

В 1970-х и 1980-х гг. наиболее высококачественный героин, поступавший в Северную Америку, производился в Турции, обрабатывался в Марселе, откуда попадал в США (знаменитая «Французская сеть»); все это происходило под управлением мафии. Эмиграция лидеров триады из Гонконга в 1990-х гг. позволила китайцам частично перехватить контроль за наркосетями. Триады нашли пути в обход Марселя, через который прежде проходила основная часть зелья. Теперь маршруты пролегают или через Амстердам, или непосредственно в Торонто, Монреаль и Ванкувер, а оттуда на основной рынок - в США. Большинство исследователей рассматривает в качестве первичного источника наркотиков триаду «14 К».

Однако не исключено, что методы, используемые триадами, могут привести эти организации к уничтожению. На североамериканском рынке наркотиков их господству бросили вызов сильные новые вьетнамские банды, отказавшиеся от традиций и мистики в пользу самого грубого запугивания. Вьетнамцы издавна считались более безжалостными и агрессивными, чем другие азиатские группировки, — такое мнение сложилось о них с начального периода их проникновения в Северную Америку в 1980-х гг. Такое положение вещей объяснил один из бывших сотрудников отдела по борьбе с наркотиками Королевской конной полиции: «Главари старых банд являются порождением вьетнамской войны. Эти парни прошли хорошую закалку. Возможно, они прошли подготовку в армии или уличных шайках, но после объединения Вьетнама под властью северян они сначала обосновались в лагерях беженцев, а затем им пришлось достаточно долго в самом прямом смысле слова бороться за существование, чтобы попасть в Канаду или США, не имея ни пенни в кармане. Они уже повидали смерть и насилие в немыслимых масштабах и счастливы, что выжили, так что им, по большому счету, просто нечего терять».

Во многих городах триады к настоящему времени практически отошли от многих сфер преступной деятельности, не желая вступать в конфронтацию с более жестокими вьетнамскими бандами. Они сосредоточились на выжимании денег из своих сородичей, оставив остальной «рынок» новым участникам.

Насчет будущего китайских тайных обществ — триад не существует общепринятого мнения. Некоторые предполагают, что растущая экономическая мощь и не желающая уменьшаться коррупция в Китае приведут к росту активности триад на их родине, несмотря даже на политику, согласно которой высокопоставленные преступники в этой стране могут ожидать лишь одного наказания — смерти. Другие считают, что триады до некоторой степени обязаны процветанием извечному подобострастию китайцев в отношении к другим державам, и с ростом экономического могущества и международного влияния Китая триады могут возвратиться к своей исторической миссии в сфере культуры. Но, по какому бы пути ни пошло дальнейшее развитие триад, они, несомненно, сохранят свою таинственность и структуру, возникшую две с лишним тысячи лет.  

Александр Тимофеев

 

Комментарии  

 
-2 # nikolai 17.09.2015 18:26
Автор ! Вы вообще историю вопрос триад изучали? ИЛи так , с бодуна вдруг стали писать на эту тему? Звучит очень странно ваше утверждение "насчет будущего триад не существует общего мнения..." Ха ха. Триады существовали еще за 2 500 лет до создания коммунистическо й партии Китая. Так что какие у вас могут быть сомнения насчет их будущего??? Разве что они могут быть немного более ... грустными.
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 
 
+3 # прохожий 22.09.2015 00:53
Отличная статья, читал ее несколько лет назад в газете, да потерял тот номер - хорошо, что появилась на сайте. единственный минус - зачем Вы позволяете разным идиотам писать дебильные комментарии. С будуна явно Николай. оставивший выше свой никчемный коммент, а не автор. Чего только стоит перл "Вы вообще историю вопрос триад изучали?" - Николай, идите в школу учить русский!
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать