Главная Аналитика Браконьерская аквакультура: кто охраняет «морские огороды» в Приморье
Ошибка
  • JUser: :_load: Не удалось загрузить пользователя с ID: 64
Пятница, 21 Октябрь 2016 04:26
Оцените материал
(15 голосов)

Браконьерская аквакультура: кто охраняет «морские огороды» в Приморье

Воистину, кино прочно входит в нашу жизнь, а вымышленные киносюжеты нередко воплощаются в реальности. Так, собственно, произошло с известной сатирической комедией «Ты мне – я тебе», воплощенной в жизнь в Приморском крае.

Как мы помним, в старом фильме группа браконьеров втерлась в доверие к герою Леонида Куравлева – банщику, временно заменявшему на службе своего брата близнеца, инспектора рыбоохраны. Под прикрытием добровольных помощников рыбоохраны браконьеры организовали масштабный браконьерский промысел осетровых и поставили на конвейер производство черной икры.

Спустя несколько десятилетий, в новой России предприимчивые браконьеры из Приморья умудрились пойти гораздо дальше своих экранных «коллег», добившись получения от местных властей охранного обязательства на огромные территории – акваторию 17 островов залива Петра Великого и бухту Миноносок Хасанского района Приморья. Акватории этих мест богаты многими видами морских биоресурсов, в том числе столь любимым у браконьеров диким трепангом, добыча которого запрещена. Это морское беспозвоночное, которое за высокий уровень содержания полезных для организма человека веществ называют «морским женьшенем», считается одним из самых дорогих деликатесных продуктов в Китае, поэтому представители Поднебесной выступают главными покупателями дальневосточного трепанга, которого они пытаются нелегально вывозить из нашей страны в КНР. Разумеется, наличие высокого спроса порождает ответное предложение, стимулируя население прибрежных районов Приморского края к браконьерскому вылову дикого трепанга, а также к его воровству с легальных марикультурных хозяйств, занимающихся выращиванием «морского огурца».

Браконьерский бизнес – дело нелегкое, сопряженное с постоянным риском быть пойманным и попасть под уголовную ответственность. Однако сейчас у браконьеров появилась уникальная возможность себя обезопасить, ведь теперь их официально наделили функциями охранять водные акватории приморских островов. С таким же успехом можно было поручить медведям охранять мед.

Так, Департамент природных ресурсов и охраны окружающей среды Приморского края 21 марта 2016 года принял решение о выдаче ООО «ВостокМедикон» охранного обязательства на памятник природы краевого значения в Приморском крае «Приостровные акватории в заливе Петра Великого», в который входят острова Рикорда, Наумова, Малого, Клыкова, Верховского, Пахтрусова, Карамзина, Невельского, Кротова, Сергеева, Моисеева, Желтухина, Антипенко, Сибирякова, Римского-Корсакова, Фуругельма и Веры. Примечательно, кстати, что острова Фуругельма и Веры входят в состав Дальневосточного морского биосферного государственного природного заповедника ДВО РАН, руководство которого решений о передаче сторонним организациям приостровных акваторий указанных островов не принимало. Кроме того, Департаментом было выдано АНО «Рыбоводное хозяйство сохранения водных биологических ресурсов Хасанское» охранное обязательство на памятник природы краевого значения в Приморском крае «Бухта Миноносок» в заливе Славянский Хасанского муниципального района.

Какое отношение ко всему этому имеют браконьеры, спросите вы? Да самое непосредственное. Дело в том, что учредителем и руководителем ООО «ВостокМедикон» и АНО «Рыбоводное хозяйство сохранения водных биологических ресурсов Хасанское» является некий Рогачев Вадим Геннадьевич, житель поселка Славянка Хасанского района Приморья, депутат Думы Хасанского муниципального района от КПРФ. Господин (он же товарищ) Рогачев, между тем, хорошо известен местной общественности и криминальным кругам не только как бывший хирург и действующий депутат, но и как влиятельный делец браконьерского бизнеса. Ранее, как сообщала газета «Золотой Рог» в статье «В Приморье стычка полиции с браконьерами переросла в голливудский боевик», опубликованной 11.04.2014, он привлекался к уголовной ответственности и был признан виновным в совершении преступления, предусмотренного ст.33 ч.5 и ст. 256 ч.3 Уголовного кодекса Российской Федерации (пособничество в совершении незаконной добычи водных биологических ресурсов с применением самоходного транспортного плавающего средства группой лиц по предварительному сговору). От уголовного наказания, однако, он был освобожден в связи с истечением срока давности совершенного преступления.

Увы, но на путь исправления он все же не встал, о чем свидетельствует опубликованная 12 декабря 2015 года на сайте газеты «Арсеньевские вести» статья «Теневая экономика Хасанского района». В ней, в частности, говорится о том, что в ноябре 2014 года правоохранительными органами была пресечена деятельность браконьерской базы в с. Маячное Хасанского района на территории, принадлежащей ООО Рыбодобывающая компания «Посьетская», где была организована переработка незаконно добытого трепанга. Браконьерская добыча трепанга осуществлялась в акватории особо охраняемой природной территории – бухты Экспедиции. Организатором промысла, как пишет издание, был В.Г. Рогачев, который через свою гражданскую жену Портнягину О.В. заключил договор о сотрудничестве с ООО «Горняк», имевшим лицензию на добычу лечебных грязей. Под прикрытием этой лицензии Рогачев по договору с ООО «Горняк» организовал в бухте Экспедиции выделение участков якобы под разведение марикультуры, фактически осуществляя незаконную добычу дикого трепанга. При этом, как отмечается в статье, Рогачев установил жесткую систему охраны в этой бухте, заставив, по согласованию с местным криминальным авторитетом, все группы браконьеров из местных населенных пунктов перейти под его «крышу» или идти работать в другие районы. Данная браконьерская база функционировала несколько лет при попустительстве со стороны контролирующих органов, которые должны были понимать незаконность ведения якобы «марикультуры» под лицензию на добычу лечебных грязей.

Судя по всему, к уголовной ответственности по данному делу товарища (или все-таки господина?) Рогачева привлечь не смогли, но и ни о каких исках с его стороны к газете «Арсеньевские вести» о защите чести и достоинства, а также требований о публикации опровержения по указанным в статье фактам не сообщалось, что не дает оснований сомневаться в их правдивости.

Удивительно, но сейчас господин-товарищ врач-браконьер-депутат Рогачев позиционирует себя как защитника природы и бизнесмена, занимающегося разведением марикультуры. Вот только ни одного аквакультурного хозяйства им в Приморском крае не создано, а управляемые им ООО «ВостокМедикон» и АНО «Рыбоводное хозяйство сохранения водных биологических ресурсов Хасанское» к вопросам аквакультуры никакого отношения не имеют и не располагают какими-либо производственными мощностями для искусственного воспроизводства водных биоресурсов. Более того, в этом году Приморским территориальным управлением Росрыболовства было отказано в заявках ООО «ВостокМедикон» на формирование многочисленных рыбоводных участков, поскольку личность Рогачева и его криминального окружения хорошо известны в отрасли.

Но для Департамента природных ресурсов и охраны окружающей среды Приморского края все это, как видно, оказалось несущественным. Между тем, законность решения Департамента природных ресурсов и охраны окружающей среды Приморского края вызывает у специалистов серьезные сомнения. Так, по оценке юристов, решения Департамента природных ресурсов и охраны окружающей среды Приморского края были прияты с нарушением действующего законодательства:

1. Согласно части 4 ст.12 Закона Приморского края от 11.05.2005 № 245-КЗ «Об особо охраняемых природных территориях Приморского края» передача памятников природы краевого значения и их территорий под охрану лиц, в ведение которых они переданы, оформление охранного обязательства, паспорта и других документов, осуществляются уполномоченным органом исполнительной власти Приморского края. Между тем, в нарушение п.1 ч.1 ст.6 Федерального закона от 27.07.2010 № 210-ФЗ «Об организации предоставления государственных и муниципальных услуг» данная государственная услуга осуществляется в отсутствие административного регламента, что является коррупциогенным фактором.

2. Законом Приморского края допускается передача под охрану территорий, а не акваторий памятников природы. В соответствии со ст.1 Водного кодекса Российской Федерации понятие «акватория» не является тождественным понятию «территория». Распоряжение водными объектами, находящимися в федеральной собственности (к которым относятся морские воды согласно части 1 ст.8 Водного кодекса Российской Федерации от 03.06.2006 № 74-ФЗ), входит в полномочия Федерального агентства водных ресурсов. Между тем, Федеральным агентством водных ресурсов либо его территориальным органом приостровные акватории островов Рикорда, Наумова, Малого, Клыкова, Верховского, Пахтрусова, Карамзина, Невельского, Кротова, Сергеева, Моисеева, Желтухина, Антипенко, Сибирякова, Римского-Корсакова, Фуругельма, Веры в пользование ООО «ВостокМедикон» не предоставлялись, следовательно, законных оснований для передачи под охрану указанного ООО памятника природы регионального значения не имелось.

3. В соответствии с постановлением Администрации Приморского края от 29.11.2012 № 368-па (ред. от 07.08.2015) «О переименовании управления природных ресурсов и охраны окружающей среды Приморского края и об утверждении Положения о департаменте природных ресурсов и охраны окружающей среды Приморского края» указанный орган исполнительной власти края не уполномочен на передачу памятников природы регионального значения и их территорий третьим лицам. Так, пунктом 2.1.2 Положения о департаменте, департаменту предоставлено полномочие только по передаче памятников природы регионального значения и их территории под охрану лиц, в чье ведение они переданы, и оформлению охранного обязательства, паспорта и других документов в отношении памятников природы регионального значения. Однако из всех указанных островов в ведении ООО «ВостокМедикон» находятся только острова Антипенко и Сибирякова, которые переданы этой организации в аренду Администрацией Хасанского района Приморского края по договору от 27 февраля 2015 года. Таким образом, охранное обязательство на все остальные территории выдано компании «ВостокМедикон» в отсутствие на это каких-либо законных оснований.

Тем не менее, несмотря на очевидное несоответствие решения Департамента природных ресурсов и охраны окружающей среды Приморского действующему законодательству, охраной богатых водными биоресурсами приостровных акваторий в заливе Петра Великого стали заниматься не государственные структуры, а частные фирмы, созданные уличенным в браконьерстве предпринимателем.

Однако и это еще далеко не все. Ходят упорные слухи, что переквалифицировавшиеся в аквакультурщиков браконьеры, окрыленные успешным получением охранных обязательств на приостровные акватории, стали якобы засматриваться на территорию Дальневосточного морского биосферного заповедника ДВО РАН и вроде бы даже пытаются вести неофициальные переговоры с представителями заповедника, чтобы договориться о получении «ВостокМедиконом» участков для марикультуры на его территории.

Согласно действующему законодательству на территории заповедника действительно допускается использование отдельных участков для данной деятельности. По положению о Дальневосточном морском биосферном государственном природном заповеднике, здесь может быть выделено четыре участка частичного хозяйственного использования для организации рыбоводных хозяйств общей площадью 4120 га (для сравнения - общая площадь рыбоводных участков в подзоне Приморье Японского моря составляет всего около 20 тыс. га морской акватории). Конечно, такие территории очень интересны для компаний, занимающихся выращиванием марикультуры. Но еще более они интересны браконьерам, которые под предлогом марикультуры получат возможность беспрепятственно добывать на территории заповедника дикого трепанга и легализовывать его как якобы искусственно выращенного. Более того, под прикрытием такой легальной аквакультурной деятельности на территории Дальневосточного морского заповедника вполне можно будет организовать и легализацию трепанга и других видов, незаконно добытых браконьерами на «охраняемых» ими же приостровных акваториях в заливе Петра Великого.

В итоге, вместо развития марикультуры в Приморском крае мы можем получить развитие браконьерства и создание механизма легализации через государственное предприятие (в лице Дальневосточного морского заповедника) браконьерских уловов, добытых, в том числе, в акваториях островов залива Петра Великого, переданных под охрану частной структуре с сомнительной репутацией.

Развитие марикультуры на Дальнем Востоке является одним из направлений, которому в последнее время руководство нашей страны уделяет повышенное внимание. Действительно, у дальневосточной марикультуры, в том числе в Приморском крае, очень хороший потенциал, благодаря уникальным природным условиям. И совсем неслучайно к реализации проектов в этой сфере сейчас проявляют повышенное внимание представители иностранных государств. В частности, сотрудничество в области марикультуры является один из перспективных направлений российско-японского взаимодействия, и японская сторона считает целесообразным создание совместного с РФ фонда для содействия развитию марикультуры на Дальнем Востоке. Более того, этот вопрос в числе прочих может стать предметом обсуждения в ходе предстоящего в ноябре визита в Россию министра экономики, торговли и промышленности Японии Хиросигэ Секо, который отвечает за экономическое сотрудничество с РФ. Однако о каком инвестиционном климате в Приморье в сфере марикультуры можно говорить, когда охраной богатых биоресурсами и перспективных для аквакультурной деятельности акваторий в Приморском крае с подачи местных чиновников занимаются те, от кого эти биоресурсы как раз и надо охранять?

Александр Данилов

P.S. Когда этот материал уже был подготовлен к печати, стало известно, что Приморская межрайонная природоохранная прокуратура обратилась в Фрунзенский районный суд г. Владивостока с иском о признании незаконным решения Департамента природных ресурсов и охраны окружающей среды Приморского края о выдаче ООО «ВостокМедикон» охранного обязательства на памятник природы краевого значения в Приморском крае «Приостровные акватории в заливе Петра Великого».