Главная Архив 2016 Август 2016 Закат эпохи Рюриковичей
Понедельник, 01 Август 2016 19:45
Оцените материал
(5 голосов)

Закат эпохи Рюриковичей

(Продолжение, начало в № 7-2016)


407027 августа сего года канал «Россия-24» поведал о достаточно значимом событии: в скором времени в подмосковном городе Александрове будет наконец-то установлен памятник Ивану Грозному. Радостным голосом диктор поведала, что выбор Александрова был обусловлен тем, что это та самая бывшая Александровская слобода, где Иван Грозный любил уединяться и заодно убил своего сына, о чем свидетельствует картина Ильи Репина. Не важно, сама дикторша додумалась или какой-то редактор подготовил текст сообщения, главное – центральный российский телеканал бодрым маршем влился к ряды тех, кто давным-давно развязал информационную войну против России, в которой значимую роль играет искажение и фальсификация истории нашего Отечества. Уже несколько десятков лет тому назад криминалистическая экспертиза останков Иоанна доказала, что сын Ивана Грозного умер в результате отравления ртутью, а не черепно-мозговой травмы. Нас же родные журналисты продолжают пичкать ложью из трудов Карамзина. Вот такая получается «Картина Репина «Приплыли»…

Если какой-либо народ начинает принимать за истину те постулаты, мифологемы и теории, которые ему подсовывает враг, нет никакой надежды, что этот народ способен устоять в информационной войне. Нас этот вариант ни коим образом устроить не может, посему продолжим борьбу за восстановление исторической правды.

В первой части данной статьи было рассмотрено несоответствие свершений Ивана III образу, который обрисовали в свих трудах авторитеты академической науки типа Костомарова. Для наших исТОРЫков Иван III остается как бы проходной фигурой, подготовившей почву для воцарения на Руси «Грозного деспота». А ведь он не только избавился от ига и значительно расширил московские владения. Иван III создатель первого свода законов государства - Судебника, им проведён ряд полезных реформ, заложивших основы поместной системы землевладения, в конце концов, именно при этом Великом князе Московский Кремль впервые обрел кирпичную стену.

Что же касается международного авторитета Ивана III, то чего стоит только его женитьба на племяннице последнего императора Византии Константина XI Софье Палеолог. Безусловно, Папа Римский рассчитывал с помощью этого брачного союза усилить влияние на Руси католиков. Но не тут-то было. Софья полностью восприняла каноны русского православия, да к тому же её родословная позволила Руси использовать в своей геральдике двуглавого орла, который красуется на гербе Российской Федерации.

К тому времени Византия пала под натиском турецких султанов, и никто из европейских государей не осмеливался защищать свои торговые интересы в землях ислама. А вот «высокомерные речи московита», с которыми Иван обратился к всесильному турецкому султану, возмущенный притеснениями русских купцов, желаемого результата достигли. Это произвело сильное впечатление на Европу, русского государя стали побаиваться и заискивать перед ним. Например, к Ивану обратился сенат Венеции: «Восточная Римская империя (Византия), и Константинополь, захваченные турками, должны принадлежать вашей сиятельной власти». Чуть позже император Священной Римской Империи Фридрих предложил Ивану титул короля.

Конечно же, сегодня весьма пригодилось бы нам владение проливами Босфор и Дарданеллы. Но Великого князя не интересовали заморские территории, слишком много забот было на ближних подступах. Никто не вспоминает «казанские походы» Ивана III, а ведь впервые Казань была приведена в покорность именно тогда, задолго до Ивана Грозного. Больше всего хлопот доставляло противостояние с Литвой. В 1481 году в Литве был раскрыт заговор князей Ивана Юрьевича Гольшанского, Михаила Олельковича и Фёдора Ивановича Бельского, готовивших покушение на Казимира и хотевших со своими владениями перейти к великому московскому князю. Только князю Бельскому удалось бежать в Москву, где он получил в управление ряд областей на литовской границе. В 1482 году литовский посол Богдан Сакович потребовал от московского князя признать права Литвы на Ржев, Великие Луки и их волости. Но и здесь Иван исхитрился, заключив союз с Крымским ханством, самым, казалось бы, непримиримым недругом Руси. Следуя достигнутым соглашениям, осенью 1482 года крымский хан совершил опустошительный набег на оккупированную Литвой Малороссию. Никоновская летопись сообщала: «Сентября 1 по слову великого князя Московского Ивана Васильевича всея Руси прийде Менгли-Гирей, царь Крымский Перекопьскии Орда, со всею силою своею на королеву державу и град Киев взя и огнём сожже, а воеводу Киевского пана Ивашка Хотковича изымал, а оного полону безчислено взя; и землю Киевскую учишша пусту». По свидетельству Псковской летописи, в результате похода пали 11 городов, вся округа была разорена. Великое княжество Литовское было серьёзно ослаблено.

Ряд волостей, находившихся первоначально в совместном московско-литовском (или новгородско-литовском) владении, был фактически оккупирован войсками Ивана III. Непрерывно возникали пограничные инциденты на уровне удельных князей, а весной 1489 года дело дошло до открытых вооружённых столкновений между литовскими и русскими войсками. Протесты и взаимный обмен посольствами не дали никакого результата, и необъявленная война продолжилась. Наверное, в этом заключается единственный печальный результат правления Ивана III. Будь у него побольше силенок и решимости для окончательно разгрома Литовского королевства и подчинения Москве всех его владений, не источал бы яд в наш адрес сегодня с трибун телевизионных ток-шоу польский политолог Якуб Корейба, ярчайший представитель современного славянского оплота антироссийских сил Запада. Но все-таки я согласен с мнением некоторых исследователей, полагающих, что настало время восстановить истинно великое имя Ивана III в русской истории, пожалуй, даже более заслуженное, чем приписываемое Петру I или Екатерине II.

Иван III с самого начала проводил политику укрепления центральной власти, заботясь о её наследовании по линии старшего сына с ограничением прав младших сыновей. Поэтому еще в 1470 году объявил своим соправителем старшего сына от первой жены Ивана Молодого. Однако в 1490 году тот умер от болезни. При дворе создалось две партии: одна группировалась вокруг сына Ивана Молодого Дмитрия Ивановича и вдовы Ивана Молодого Елены Стефановны, а вторая - вокруг Василия и его матери Софьи Палеолог. Поначалу верх брала первая партия. В окружении княжича Василия не без участия его матери созрел заговор против Дмитрия. В частности, некоторые дети боярские и дьяки, поддерживавшие не слишком любимую в Москве Софью, целовали крест и присягали Василию и советовали ему бежать с казной на север, расправившись предварительно с Дмитрием. Этот заговор был раскрыт, его участники казнены, а Дмитрий Иванович венчан 4 февраля 1498 года в Успенском соборе на великое княжение.

Василий и его мать подверглись опале, по приказу Ивана были удалены подальше от князя и заключены под стражу. Но Софья не сдавалась. Ходили слухи, что она «ворожила» на Ивана и даже пыталась его отравить. Не без происков Софьи Палеолог сторонники внука Дмитрия вошли в конфликт с Иваном III, и в конце концов опала постигла самого Дмитрия и его мать Елену. 21 марта 1499 г. Василий был объявлен Великим князем Новгородским и Псковским, а 14 апреля 1502 года уже Великим князем Московским и Владимирским и Всея Руси самодержцем, то есть стал соправителем отца. После смерти Ивана III в 1505 году Дмитрий был закован в цепи и скончался в 1509 году.
С таким трудом добившийся престола Василий III Иванович правил в течение 28 лет и каких-либо заслуг перед Отечеством, равных достижениям собственного отца Ивана III, а тем более сына Ивана IV Грозного, не добился. Он продолжал политику своего отца по собиранию русских земель, не отличаясь в этих делах особым изяществом. В начале 1510 года на праздник Крещения Господня обвинил псковичей в недоверии великому князю, казнил их наместников и приказал отменить вече. На последнем в истории Псковской республики вече было решено не сопротивляться и выполнить требования Василия. 13 января был снят вечевой колокол и со слезами отправлен в Новгород. 24 января Василий прибыл в Псков и поступил с ним так же, как и его отец с Новгородской республикой в 1478 году. 300 самых знатных семей города были переселены в Московские земли, а их деревни отданы московским служилым людям. В 1517 году Василий призвал к себе в Москву рязанского князя Ивана Ивановича, пытавшегося вступить в союз с крымским ханом, велел посадить его под стражу, а удел забрал себе. После Рязани было присоединено Стародубское княжество, в 1523 году - Новгород-Северское, с князем которого Василием Ивановичем Шемячичем поступили по примеру рязанского - заточили в Москве.

А вот в делах, так сказать, на международной арене практически вообще не добился существенных результатов. В начале правления ему пришлось начать войну с Казанью. Поход был неудачен, русские полки, которыми командовал младший брат Василия князь углицкий Дмитрий Иванович Жилка, были разбиты. Правда, казанцы все равно запросили мира, который и был заключен в 1508 году. Тогда же Василий решил воспользоваться смутой в Литве после смерти князя литовского Александра и выставил свою кандидатуру на престол. Война с Литвой привела к довольно выгодному для Московского князя миру в 1509 году, по которому литовцами были признаны завоевания Ивана III. Тем не менее, в 1512 году началась новая война с Литвой. 19 декабря Василий с братьями Юрием и Дмитрием Жилкой выступили в поход. Смоленск был осаждён, взять его не получилось, и русское войско вернулось в Москву. 14 июня 1513 года Василий снова выступил в поход, но, отправив воевод к Смоленску, сам остался в Боровске, ожидая, что будет дальше. Смоленск снова был осаждён, а его наместник Юрий Сологуб разбит в открытом поле. Только после этого Василий самолично приехал к войскам, но вновь осада была неудачной. Опустошив окрестности города, Василий велел отступить и возвратился в ноябре в Москву. Через год в июле 1514 года войско во главе с Великим князем опять осадило Смоленск. На этот раз наместник Сологуб и духовенство вышли к Василию и согласились сдать город. 31 июля жители Смоленска присягнули великому князю. Затем были взяты окрестные города — Мстиславль, Кричев, Дубровны. Но вскоре русское войско, которым командовал Иван Челядинов, потерпело тяжелое поражение под Оршей. Хотя литовцам все же вернуть Смоленск не удалось, город так и остался спорной территорией до конца правления Василия III.

Видимо, почуяв слабость Василия, стали координировать свои действия давние недруги Руси в Казани и Крыму. В 1521 году в Казани захватил власть крымский ставленник Сахиб Гирей. В том же году, выполняя союзные обязательства с Сигизмундом, крымский хан Мехмед I Гирей объявил набег на Москву. Вместе с ним из своих земель выступил казанский хан, под Коломной крымчаки и казанцы объединили свои армии. Русское войско под руководством князя Дмитрия Бельского потерпело поражение на реке Оке и было вынуждено отступить. Татары подошли к стенам столицы. Сам же Василий в то время уехал из столицы в Волоколамск «собирать армию». Магмет-Гирей не собирался брать город, опустошив округу, он повернул обратно на юг, опасаясь астраханцев и собранного Василием войска, но смог взять с Великого князя грамоту о том, что тот признает себя верным данником и вассалом Крыма. На обратном пути, встретив войско воеводы Хабара Симского у Переяславля Рязанского, хан начал на основании этой грамоты требовать капитуляции русского войска. Но вызвав татарских послов с этим письменным обязательством к себе в ставку, Иван Васильевич Образец-Добрынский (такое было родовое имя Хабара) попросту отобрал грамоту, а татарское войско разогнал пушками. Угрозы нового крымского вторжения вынудили Василия в 1522 году заключить перемирие с литовцами. В 1523 году в Казани устроили очередную резню русских купцов, и Василий объявил новый поход, отомстив Казанскому ханству разорением, а через год пришлось организовывать третий поход на Казань, чтобы свергнуть Сахиб Гирея. В 1527 году было отражено нападение из Крыма Исляма I Гирея на Москву. Русские войска заняли оборону в 20 км от Оки. Осада Москвы и Коломны длилась пять дней, после чего московская армия перешла Оку и разгромила крымское войско на реке Осётр. Очередное степное нашествие было отбито, но окончательных побед над татарами при Василии III так и не свершилось.

Умер Василий 3 декабря 1533 года от заражения крови в результате подкожного нарыва, так и не оставив большого следа в Российской истории. Поверьте, если бы он был личностью выдающейся, много сделавшей для укрепления могущества Руси, наши недоброжелатели обязательно бы придумали какую-нибудь байку с целью дискредитации Василия в глазах потомков. А так сегодня вокруг имени Василия III полная тишина…

Пожалуй, больше внимания историками уделяется его вдове Елене Глинской. Елена – вторая жена Василия, а с первой, Соломонией Сабуровой, женщиной всего лишь из высшей прослойки «служилых людей», он добился развода в 1525 году в виду её бесплодности. Елена по знатности была намного выше своей предшественницы, так как происходила из рода литовских князей Глинских, которые были известны по документам только с 1437 года, но считали себя прямыми потомками печально известного темника Мамая, внуки которого в Литве якобы получили в удел город Глинск. Если это соответствует действительности, то опять же встает вопрос о национальной принадлежности хана Мамая, поскольку никто никогда не отмечал какие-либо специфические восточные черты в облике многочисленных князей Глинских и Елены Глинской, в частности. Дядя Елены, князь Михаил Львович, был крупным государственным деятелем Великого княжества Литовского, где Глинские постоянно бунтарствовали, а в 1508 году после поражения мятежа бежал вместе с родственниками в Москву. Так «политическими эмигрантами» стали Василий Львович Глинский, его жена, сербка Анна Якшич, и их юная дочь Елена.

Своего первенца Ивана Елена Глинская родила 25 августа 1530 года, обеспечив тем самым для Великого князя законное престолонаследие по линии старшего сына. Но на момент кончины Василия Ивану исполнилось только три года, в связи с чем должен был вводиться институт опекунов-регентов. И в декабре 1533 года Елена Васильевна фактически совершила переворот, отстранила от власти назначенных последней волей её мужа семерых регентов, в том числе своего деверя - родного брата покойного Василия и собственного дядю Михаила, и объявила себя правительницей Руси. Как женщина не московских, а, скорее, литовских нравов и воспитания, Елена Глинская не пользовалась симпатиями ни у бояр, ни у народа. Ближайшим союзником Елены был её женатый фаворит, князь Иван Федорович Овчина Телепнев-Оболенский. Эта связь и в особенности заносчивое поведение фаворита вызывали неодобрение у бояр. К недовольным присоединился князь Михаил Глинский и два брата Василия III, за что были посажены в тюрьму, где и умерли от голода.

Безусловно, либеральная интеллигенция в этом случае воскликнет: «Какая жестокость! Ради власти сгноила в тюрьме собственного дядюшку!» Но вспомним, что Елена Глинская получила первичное воспитание при почти «европейском» дворе Литвы и прекрасно знала их «европейские» ценности. Сосчитал ли кто, сколько младенцев было задушено, отравлено, казнено, брошено в темницы в европейских «цивилизованных» странах, когда речь шла о борьбе за власть? И не угрожало ли систематическое бунтарство её дядюшки Михаила Глинского безопасности законного наследника московского престола трехлетнего Иоанна? Как бы то ни было, русская княжна Елена как тигрица защищала своего сына, в последствии уважительно названного народом Грозным. Для Европы же он до сих пор Айвэн Террибл, т.е. Иван Ужасный.

На политическом поприще за пять лет правления Елене Глинской удалось сделать немногое, но и эти результаты свидетельствуют, что она была настоящим радетелем могущества и независимости Руси. В частности, для стабилизации экономики государства она провела денежную реформу и ввела единую валюту - серебряную деньгу весом 0,34 г. Но самое главное – на время укротила нашего главного западного «партнера» Литву. Очередная русско-литовская война 1534-1537 годов завершилась заключением с королём Сигизмундом I выгодного для России мира. Попутно и Швецию Глинская обязала не помогать Ливонскому ордену и Литве.

Не известно, что еще полезного могла сотворить Елена для нашего Отечества, если б ни её преждевременная кончина 4 апреля 1538 года. Экспертиза останков княжны указывает на предположительную причину смерти - отравление ртутью. Но факт отравления до сих пор не признан историками, которые ссылаются на то, что ртуть в то время широко использовалась и при изготовлении косметики, и как компонент многих лекарственных средств. При этом обходится молчанием, как та же ртуть позже попала в организм и её сына, и её внука. Ну, не через косметику же!

После смерти матери в возрасте 8-ми лет Иван фактически уже стал самодержцем, но что творилось на Руси в период с 1538 по 1546 год, чем занимался малолетний правитель и как правили за спиной несовершеннолетнего Великого князя приближенные бояре историки практически ничего поведать не могут. Так что биография Ивана Грозного фактически для нас начинается в 1546-м году, когда толи по чьему-то совету, толи по собственной задумке он принимает решение впервые на Руси короноваться на царство. Достаточно объективный историк (по сравнению с Карамзиным или Костомаровым) В.О. Ключевский, подчёркивая рано сформировавшееся стремление будущего самодержца к власти, придерживался точки зрения о самостоятельном решении Ивана. По мнению Ключевского, политические думы царя вырабатывались тайком от окружающих, поэтому идея о венчании на царство стала полной неожиданностью для боярства. Так ли важно, по чье инициативе это произошло? Главное - 16 января 1547 года в Успенском соборе Московского Кремля состоялась торжественная церемония венчания, чин которой был составлен митрополитом Макарием. Он возложил на Ивана знаки царского достоинства: крест Животворящего Древа, бармы и шапку Мономаха; Иван Васильевич был помазан миром, а затем митрополит благословил царя.

Примечательно, что цифровая часть титула - IV - была присвоена Ивану Грозному… в труде «История государства Российского», так как Карамзин начал отсчёт от Ивана Калиты. Но впервые цифровое указание к царям по имени Иван (Иоанн) было применено в 1740-м году с восшествием на престол младенца-императора Иоанна Антоновича Романова, который стал именоваться Иоанном III Антоновичем. Об этом свидетельствуют дошедшие до нас редкие монеты с надписью «Иоанн III Божиею милостию Император и Самодержец Всероссийский». Прадед Иоанна III Антоновича получил уточненный титул Царя Иоанна II Алексеевича всея Руси, а Царь Иван Васильевич Грозный получил уточненный титул Царь Иван I Васильевич всея Руси. Таким образом, изначально Ивана Грозного именовали Иоанном Первым.

Но, как свидетельствует общее мнение историков, полностью самодержцем Иван почувствовал себя немного позже, после восстания в Москве 1547 года. По все вероятности, народную смуту спровоцировали бояре, недовольные, что в царских палатах до сих пор пользовались влиянием представители рода князей Глинских. Во всяком случае, лозунг «Долой Глинских!» явно сплачивал разношерстных смутьянов.

После подавления восстания Иван Грозный решил подкрепить свою власть элементами демократии, призвав к управлению государством так называемую «Избранную раду» (А. Ф. Адашев, митрополит Макарий, А. М. Курбский, протопоп Сильвестр и другие). Вместе они осуществили ряд реформ, направленных на централизацию государства и построение общественных институтов. В 1549 году был созван первый Земский собор с представителями от всех сословий, кроме крестьянства. На Руси оформилась сословно-представительная монархия. Был составлен Судебник 1550 года, проведены реформы военной службы, судебной системы и государственного управления, в том числе внедрены элементы самоуправления на местном уровне (губная, земская и другие реформы). В 1550 году «избранная тысяча» московских дворян получила поместья в пределах 60—70 км от Москвы и было образовано пешее полурегулярное стрелецкое войско, вооружённое огнестрельным оружием. В 1555—1556 годах Иван IV отменил кормления и принял Уложение о службе. Вотчинники стали обязаны оснащать и приводить воинов в зависимости от размера земельных владений наравне с помещиками. Впервые верховная власть стала опираться на упорядоченные исполнительные органы, прообразы современных министерств: была сформирована система приказов - Челобитный, Посольский, Поместный, Стрелецкий, Пушкарский, Бронный, Разбойный, Печатный, Сокольничий, Земский. Стоглавый собор 1551 года, на котором царь опираясь на нестяжателей надеялся провести секуляризацию церковных земель, заседал с января-февраля по май. Церковь была вынуждена ответить на 37 вопросов молодого царя (из которых часть обличала беспорядки в святительстве и монастырском управлении, а также в монастырской жизни) и принять компромиссный сборник решений Стоглав, который регулировал церковные вопросы.

Старомосковское боярство, конечно же, теряло при этом значительную часть своих прав и не желало спокойно воспринимать «демократические» преобразования Ивана. Кончилось все тем, что Грозный в 1560 году упразднил «Избранную рад» была упразднена, а её главные деятели попали в опалу. Следующим шагом было учреждение опричнины, с помощью которой удалось нанести удар по старой родовой аристократии и укрепить позиции зародившегося поместного дворянства. Началось полностью самостоятельное правление царя на Руси, а в общей сложности правление Ивана Грозного продолжалось дольше любого из когда-либо стоявших во главе Российского государства правителей - 50 лет и 105 дней.

В правление Ивана Грозного, первого государя, коронованного и помазанного на царство, Россия громко заявила о себе всему миру. Были присоединены Казанское и Астраханское ханства, русские утвердились на Северном Кавказе, открыли пути в Сибирь. На службу царю перешли донские, терские, волжские, яицкие, днепровские казаки. Государевы армии разгромили хищный Ливонский орден, Москве покорилась значительная часть Эстонии и Латвии. Русские корабли вышли на просторы Балтики, повезли за границу отечественные товары. Прирост территории Руси составил почти 100 %, с 2,8 млн км² до 5,4 млн км², к завершению царствования Ивана Грозного Русское государство стало размером больше всей остальной Европы.

Праведность первого русского Царя доказана трудами Б.Д.Грекова, П.С.Садикова, И.И.Полосина, С.Б.Веселовского и других честных историков на основе множества фактов и документов эпохи Ивана IV. Все эти источники однозначно говорили, что Грозный был великим и мудрым правителем, искусным дипломатом и полководцем, тонким и дальновидным политиком. Все его дела и поступки диктовались только интересами русской державы и православного благочестия. При чем об этом говорят не только русские историки. Вот что писал современник Ивана немец Герберштейн: «Тому, кто занимается историей его царствования тем более должно казаться удивительным, что при такой жестокости могла существовать такая сильная к нему любовь народа, любовь, с трудом приобретаемая прочими государями только посредством снисходительности и ласки. Причем должно заметить, что народ не только не возбуждал против него никаких возмущений, но даже высказывал во время войны невероятную твердость при защите и охране крепостей, а перебежчиков вообще очень мало. Много напротив нашлось во время этой войны таких, которые предпочли верность князю даже с опасностью для себя, величайшим наградам».

Русский народ - это вам не Карамзин, не его последователи и даже не знаменитые, ученейшие исТОРЫки. Его не обманешь ни подложными летописями, ни историческими трудами, которые пишутся «умнейшими» людьми России. Русский народ воспел Иоанна Грозного, как Богом посланного Царя во множестве песен, былин и сказаний. Он безошибочно увидел в Грозном Царе своего великого Государя, беспощадного к врагам Отечества и заботливого радетеля о родной земле и людском благе. В народное сознание Иоанн IV вошел умным, проницательным, храбрым и справедливым, т.е. наделенными всеми лучшими человеческими качествами.

Все безусловные успехи Ивана Грозного крайне встревожили Европу и католическую церковь. Немаловажным фактором, возбудившим ненависть Запада к русскому царю было и его категорическое невосприятие ереси жидовствующих, что отражалось во многих царских указах, направленных на противодействие подрывной деятельности в православии носителей иудейской идеологии. Более того, зная о бедах, которые ранее приносили на Русь купцы-рахдониты, Иван Грозный запретил въезд на территорию России еврейских купцов. Когда же в 1550 году польский король Сигизмунд-Август потребовал, чтоб тем был дозволен свободный въезд в Россию, Иоанн отказал в таких словах: «В свои государства Жидом никак ездити не велети, занеже в своих государствах лиха никакого видети не хотим, а хотим того, чтобы Бог дал в моих государствах люди мои были в тишине безо всякого смущенья. И ты бы, брат наш, вперёд о Жидех к нам не писал», поскольку они русских людей «от христианства отводили, и отравные зелья в наши земли привозили и пакости многие людям нашим делали».

Не знаю, как Вы, а сам полагаю, что в этих словах заключается одна из главных причин вынесения Ивану Грозному тяжкого приговора нашими исТОРЫками.

 

Александр МАЛАШЁНОК

малашёнок